Календарь
Погода

GISMETEO: Погода по г. Пермь

Публикации

Закрыть Города и села

Закрыть Конфессии

Закрыть Культура Прикамья

Закрыть Пермяки

Закрыть Регион

Фотоальбом

Закрыть  Архитектура

Закрыть  Города и села

Закрыть  Литераторы

Закрыть  Музеи

Закрыть  Персоны

Закрыть  Природа

Закрыть  Университет

Рейтинг статей
Регистрация
 Список пользователей Пользователей : 314

Логин:

Пароль:

[ Забыли пароль? ]


[ Join us ]


  Cейчас online:
  Гостей online: 25

Всего визитов Всего визитов: 0  

Рекорд:
Рекорд:Пользователей: 12

08/10/2008 @ 20:57

Рекорд:Total: 401

24/05/2011 @ 08:55


Инфоблок

Ваш IP: 54.80.248.78

Подписка
Чтобы получать новости с сайта, подпишитесь на наш Информационный бюллетень
Подписаться
Отказаться
230 Подписчиков
Никон, Архиепископ Пермский и Соликамский

Никон (в миру — Николай Васильевич Фомичёв, 9 (22).05.1910 - 13.04.1995)

Никон (в миру — Николай Васильевич Фомичёв, 9 (22).05.1910 - 13.04.1995) — Архиепископ Пермский и Соликамский, Святитель и видный иерарх Русской Православной Церкви. Кандидат богословских наук.




Архиепископ Никон (Фомичев Николай Васильевич) родился 9 (22) мая 1910 года в Петербурге в семье служащего. В семилетнем возрасте он, сын благочестивых родителей, впервые был приведен в алтарь — надел стихарь и начал прислуживать при богослужениях. Это событие произошло в одном из сел Ярославской губернии, где жила тогда семья маленького Коли. Вскоре после революции, в 1918 году, семья Фомичевых снова переехала в Петербург, и Коля был отдан в учиться в школу. Советская власть уже своими первыми декретами отделила церковь от государства и сразу запретила преподавать в школах Закон Божий. Однако в храмах по воскресениям священникам пока разрешали знакомиться с основами православного вероучения. Многие школьники посещали такие воскресные школы, ходили на литургию и вечерние службы. Как вспоминает Владыка: «…в Великий пост, всей школой, строем ходили в церковь на исповедь и причастие».


В 1926 году Николай Фомичев окончил в Ленинграде 102-ю трудовую школу. По окончании средней школы Николай Васильевич три года работал на производстве. Хотя гонение на церковь в то время было очень сильное, в Ленинграде в 1925-1928 годах еще действовали высшие Богословские курсы, при городских храмах существовали различные православные братства. Посещал такое братство при Александро–Невской Лавре и молодой Николай. В это время братством руководил архимандрит Варлаам (Сацердотский). Члены этой общины активно участвовали в жизни Церкви, пели на клиросе, организовывали чтение лекций и прочее. Участие в деятельности братства сыграло большую роль в формировании мировоззрения Николая Васильевича, а самое главное — в укреплении его веры. Он иподиаконствовал у ленинградских архиереев в течении 17 лет.


В 1931 году поступил в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта, который окончил в 1936 году с отличием, получив звание инженера-энергетика. Учась в институте, прислуживал у престарелого архиепископа Гавриила (Воеводина) в храме подворья Творожковского монастыря, стараясь по возможности быть на всех воскресных и праздничных службах. Ходить в храмы тогда было опасно. Многих прихожан органы НКВД арестовывали прямо в церкви. Вот как описывает сам Владыка типичную для того времени ситуацию: «…молится человек, а к нему подходят, говорят: «Пройдемте…». В некоторых местах милиционеры стояли у входа в храм. Мы шли в церковь и не знали, придем домой или нет…». В 1932 году все монахи и монахини, входившие в братство при Александро–Невской Лавре, были в одну ночь арестованы. Многие были репрессированы и расстреляны. Среди арестованных был и Владыка Гавриил. Ему дали пять лет ссылки. В ту же ночь были арестованы епископы Лодейнопольский Сергий (Зинкевич) и Лужский Амвросий (Либин). Их сопроводили в камеры вместе с иподиаконами. Уцелели лишь Владыка Николай (Ярушевич) и митрополит Алексий (Симанский). Одним из тех, кто избежал этой страшной участи, оказался будущий служитель Божий — Николай Фомичев.


После окончания института с 1936 по 1945 год Николай Васильевич работал на Октябрьской железной дороге и в системе Ленсельэнерго, занимая должности от рядового инженера до главного инженера треста.


Во время блокады Ленинграда Николай Васильевич находился в осажденном городе, работал в Военно-Восстановительной службе Октябрьской железной дороги. Однажды он был направлен вместе с ремонтно-восстановительным поездом под Любань. В их вагон попала бомба, и все рванули к выходу. В тамбуре он упал на бежавшего впереди рабочего. Удивительно, что Николай уцелел, а рабочего под ним ранило...


К окончанию войны относиться к верующим стали немного лучше. Но недоверие все равно сохранилось. Однажды, вскоре после снятия блокады, он с митрополитом Алексием спешили к вечерней службе. На трамвайной остановке Владыка забеспокоился: дознаются, что сопровождал архиерея — начнутся изматывающие душу проверки. Они сели в разные двери...


За самоотверженный труд и проявленное им мужество при обороне осажденного фашистами города, награжден двумя медалями — «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».


17 июня 1945 года митрополитом Ленинградским и Новгородским Григорием рукоположен во диакона, а 12 мая 1946 года — во священника. Священствовал в храмах г. Ленинграда. С первых лет пастырского служения будущему Владыке, где бы он ни служил, пришлось всю свою дальнейшую жизнь защищать Православную Церковь от нападок со стороны властей. Приведем один из таких эпизодов, о котором рассказывал когда-то сам Владыка. В 1946 году митрополит Григорий послал его служить в церковь села Низы Сланцевского района. Народу в храме — от силы человек пять. Вскоре после его приезда во время службы прихожане говорят:

— Батюшка, пришли из НКВД, ждут Вас у дверей, чтобы арестовать.

Скрываться он, конечно, не стал. Взяли его, отвели в сельсовет.

— На каком основании Вы служите?

— На том основании, что меня прислал митрополит по согласованию с уполномоченным.

— У нас церковь закрыта.

— Если вы запрещаете, я готов подчиниться, только дайте мне документ, что храм закрыт, а служение запрещено!

— Нет, — говорят они, — никакого документа не будет.

— Ну, тогда и я не уеду.

В конце долгих препирательств, служить ему разрешили. Прослужил дня два-три, и народ появился. До этого боялись ходить: "Как бы чего не вышло".


Служа на приходах, он поступил экстерном в 1946 году в Ленинградскую Духовную академию, которую и окончил в первом выпуске в 1950 году со степенью кандидата богословия. В период учебы по благословению Святейшего Патриарха Алексея в 1946 году принимает участие в поездке в страны Ближнего Востока. По окончании Духовной академии отец Николай был назначен настоятелем Князь-Владимирского храма пос. Лисий Нос в Ленинградской области.


С 1952 года — настоятель Крестовоздвиженского собора и благочинный г. Петрозаводска Олонецкой епархии.


В 1953 году переехал служить на Украину и был назначен настоятелем Спасо-Преображенского кафедрального собора в г. Житомире и секретарем епископа.


С 1956 года — настоятель кафедрального собора г. Великие Луки, секретарь епископа и благочинный.


В 1958 году назначен настоятелем храмов в г. Новая Ладога Ленинградской епархии, поселке Вырица, а с конца 1960 года — в храмах Ленинграда на Б. Охте.


С 1 февраля 1962 года был настоятелем Свято-Троицкого собора б. Александро-Невской Лавры.


Определением Святейшего Патриарха и Священного Синода 10 июля 1962 года протоиерей Николай Фомичев призван к высокому епископскому служению. О. Николай принял монашеский постриг в Свято – Троицкой Сергиевой Лавре 11 августа с наречением ему имени Никона в честь преподобного Никона Радонежского, а затем 14 августа был возведен в сан архимандрита.


В субботу, 25 августа 1962 года, после Всенощного богослужения в Успенском соборе Троице – Сергиевой Лавры состоялось наречение архимандрита Никона (Фомичева) во епископа Выборгского, викария Ленинградской епархии. Чин наречения совершали митрополит Ленинградский и Ладожский Пимен (впоследствии Патриарх Московский и всея Руси), , архиепископ Ярославский и Ростовский Никодим, архиепископ Можайский Леонид (впоследствии митрополит, + 1990), епископ Дмитровский Киприан и епископ Таллинский и Эстонский Алексий (впоследствии Патриарх Московский и всея Руси).


С 16 ноября 1962 года Преосвященный Никон назначен управляющим Рижской епархии с титулом епископа Лужского, викария Ленинградской епархии, а с 3 августа 1963 года — епископом Рижским и Латвийским.


В начале шестидесятых годов началась новая волна гонений на Русскую Православную Церковь, — так называемые «хрущевские гонения». В полной мере коснулось эта «волна» и Рижской епархии. В послевоенное время Рижская епархия была очень бедной, многие приходы получали дотацию от Московской Патриархии, а с начала шестидесятых советская власть усилила давление на Русскую Церковь, пытаясь различными налогами, запретами на служения окончательно задушить Православие. В это время к Владыке нередко приходили люди, отдавали ключи от храмов, прося их закрыть, так как из-за малочисленности прихожан не было средств содержать их и платить церковные налоги. Храмы были большие, а налог взимался с кубатуры. Священники в епархии обслуживали по 4-5 приходов и с каждого получали по 5 рублей в месяц. Расход свечей в некоторых храмах не превышал двух килограммов в год. Начались репрессии со стороны власти и по отношении к самому Владыке Никону за то, что не дал своего согласия на закрытие Троице -Сергиева женского монастыря в Риге.


В 60-х годах началось массовое разрушение храмов. По его воспоминаниям, церкви обносили забором, подъезжала техника и быстро превращала здание в груду обломков. На долго врезалось в память Владыки уничтожение церкви Спаса-на-Сенной. Здесь он получил зачаток христианства — в этом храме его крестили. Духовенство в те годы буквально на коленях умоляло власть: "Не ломайте! Используйте храм как музей, дом, школу". И многое удалось сохранить именно таким образом.


27 января 1966 года назначен епископом Архангельским и Холмогорским — на момент приезда Владыки в Архангельске храмов почти не осталось. В городе действовали три храма, из них два кладбищенских, да и сам собор также располагался в бывшей кладбищенской церкви. В самой епархии — такой огромной по территории — было всего 16 приходов. В то время среди всех епархий по существующей статистике крещений, отпеваний и венчаний, по количеству совершаемых треб Архангельская епархия стояла на одном из самых последних мест. Так, согласно данным 1961 года, церковные погребения составляли 7% от числа всех похорон (в сравнении с Кировской — 79%), церковных венчаний — 0,2% от всего количества вступающих в брак пар (в сравнении с Горьковской — 11%), при этом надо учесть, что в состав Архангельской епархии, кроме Архангельской области, входили Мурманская область и Коми АССР.


Позднее вспоминал: «Открывать было почти нечего. Я просил, правда, одну церковь, но мне не только не дали ее открыть, но, наоборот, пытались закрыть два храма, а «взамен» дать лишнего священника к собору.

Собор был маленький. Я приехал в Архангельск в феврале, и когда вошел в храм, ужаснулся: все обросло инеем, льдом. Оказалось, каменные плиты пола лежат прямо на земле. Ремонт делать не разрешали. Лишь после долгих переговоров с местными властями нам разрешили положить в соборе маты (циновки, половики), а в алтаре настелить деревянный пол. Это был, заметьте, кафедральный собор! Архангельский уполномоченный Совета по делам религий обязал настоятелей представлять ему в конце каждого года список богослужений на весь последующий год. Кроме этих служб, считал уполномоченный, никаких богослужений совершать мы не имели право. Когда приехал, я сразу поломал этот порядок.

— Храмы даны нам в аренду, — сказал я, — и мы имеем право, служить в них каждый день. Учтите, что у нас есть церкви на кладбищах: как я могу приказать человеку умирать накануне того дня, когда у нас намечена служба? Человек умер, например, вчера, и сегодня нам надо служить заупокойную литию, а у нас ее нет в плане… Что ж, придется претензии родственников умершего адресовать вам».


Ему запомнился ещё один случай: машины своей у епархии не было, а местный уполномоченный заставлял Владыку брать такси после службы в храмах и ехать к себе, чтобы его не слышали и не видели в городе. И вот как-то раз после службы в Соломбальском храме Владыке запретили ехать на такси, мол, добирайтесь как хотите, но такси брать нельзя.. Владыка не долго думая отправился городским транспортом, вызывая изумление горожан. Получилась целая демонстрация. Многие тогда узнали, что в городе живет епископ. На следующий день, видимо, уполномоченному был дан разгон от руководства, он позвонил Владыке и попросил всегда брать после службы такси.


Больше десяти лет возглавлял он Архангельскую и Мурманскую епархию, оставив о себе память среди прихожан как о замечательном архипастыре и пламенном защитнике веры православной.


В 1977 году Владыку Никона переводят в Калужскую и Боровскую епархию и в этом же году 2 сентября возводят в сан архиепископа. По его словам, в Калуге он проводил 30 богослужений в месяц. И это приносило ему невыразимую духовную радость. Потому, что душа постоянно требует общения с Богом, а где еще можно так искренне помолиться, как не в храме. Когда идешь служить не "ради хлеба куса, а ради Иисуса", вот тогда служба — в радость.


Хотя прошло немало лет со времен Н.С. Хрущева, но гонения на Русскую Церковь все продолжались. Об одном случае, произошедшем в этой епархии, Владыка вспоминал: « В Калуге дело дошло до того, что как-то на Пасху приехала милиция, окружила весь храм и, что самое возмутительное, пришли комсомольцы с собаками — стоят около ворот, и у каждого овчарка. Когда я пошел на крестный ход, выхожу из собора, смотрю: люди столпились у ворот, даже во двор никого не пускают… Говорю:

— Пропустите всех!

Пропустили, а потом опять закрыли вход. Тогда я в полном облачении подошел к милиционерам. Овчарки лают, рвутся с поводков.

— Что Вы делаете? — говорю милиционерам. — Уберите собак!

— Это не наши собаки, — отвечают мне.

— А чьи же?

В ответ — молчание. На следующий день вызывает меня уполномоченный.

Николай Васильевич, — спрашивает, — почему Вы так поступаете? — А Вы как поступаете? Мы что, военнопленные, чтобы окружать нас конвоем с собаками? Мы такие же советские люди, нам разрешено молиться в храме, и мы не хотим совершать богослужение под аккомпанемент собачьего лая…

С тех пор с собаками не приходили. Но беззакония все равно продолжались».


16 июля 1982 года назначен архиепископом Пермским и Соликамским. И это было его последнее служение в качестве правящего архиерея. 25 августа того же года награжден орденом Преподобного Сергия Радонежского I степени. 28 марта 1984 года из-за постоянных конфликтов с местным уполномоченным совета по делам РПЦ был уволен на покой и до самой своей смерти находился в родном городе Ленинграде. Пока хватало сил, преподавал в Ленинградской Духовной академии. С назначением на Ленинградскую кафедру митрополита Алексия (Ридигера) Владыка получил возможность совершать богослужения в храмах С.-Петербурга и области, принимать участие в епископских хиротониях, рукополагать священнослужителей, что являлось для него великим духовным утешением.


На протяжении последних лет Владыка совершал богослужения в храме во имя святого великомученника Пантелеймона в Сестрорецке. До самой смерти по великим и двунадесятым праздника служил в церкви Владимирской иконы Божией Матери. Когда церковь только открылась, его пригласил на службу настоятель храма отец Владимир Фоменко. С благословения митрополита Иоанна он приглашение принял.


Любовь верующих побуждала физически немощного старца-святителя к частому совершению богослужений и проповеданию слова Божия. Проповеди его отличались простотой и доступностью, доходили до сердца каждого человека.


За неделю до смерти Владыка рассуждал о вере и модных религиозных течениях:


"Наши храмы наполняются сейчас людьми не потому, что все вдруг стали верующими или захотели ими стать. Просто это вошло в моду. — Крестился? — Нет. — Так иди, крестись! А что за этим последует — многих не интересует. Мода — она всегда проходит. Старец Лаврентий Черниговский предупреждал нас: да, храмы будут возрождаться, но продлиться это время недолго. Гонения вернутся. Мало тогда останется верных, большинство уйдет из храма. Заметьте — сейчас уже не особенно идут навстречу Церкви, сейчас все тяжелее становится открывать церкви. Уверенности, что благодатное время будет вечным и его хватит на нашу жизнь, нет..".


"Зачем люди идут к заезжим сектантам? Ради книжек, которые там раздают, ради песен, которые там поют — ради увеселения своей плоти. А это очень быстро надоедает, и человек опять ищет, ищет Истину… Человек, который слаб своей верой, зачастую увлекается чужой. Этот поиск может закончиться очень печально — подобное уже случилось в Японии. Русский православный христианин, душа которого испокон веков связана с Православием, которая питалась благодатным светом, никогда не предаст свою веру."


Тогда же он высказал своё пожелание молодым священникам:


"Когда я был правящим архиереем, то всегда стремился служить точно по Уставу. Первое время люди были недовольны: "Вот, приехал, долго служит…" Но потом привыкли и даже благодарили. К сожалению, сейчас многие священники сокращают уставное богослужение. Оправдываются тем, что прихожане, мол, устают после работы. Но раньше ведь тоже не в праздности проводили время. Верующего человека не обманешь. Миряне до сих пор жалуются мне в письмах: "Как же так, Владыко, вот здесь пропустили, и здесь…" Хочу пожелать молодым священникам строго исполнять Устав, не лукавить. Так нам было заповедано Святыми Отцами. Служите ради народа и для прихода. И тогда люди увидят, что священник — это горящая звезда христианской любви, освящающая путь истинной жизни."


И напутствовал паству:


"Будьте верными прихожанами и исполнителями заповедей Христовых. Участвуйте в христианских таинствах, молитесь за всех заблудших. Живите в дружбе со всеми, относитесь друг к другу с любовью, ибо только любовью можно стяжать Духа Святаго. Не отталкивайте вновь пришедших — старайтесь убедить их оставить свои заблуждения и смело ходить в православный храм во имя спасения своей безсмертной человеческой души. Читайте книги Святых Отцов и тех подвижников веры и благочестия, которые жили в наши времена. Не страшитесь того, что будет. А будет то, что попустит Господь.


Дай Бог вам помощи!"


Кончина владыки последовала после непродолжительной болезни 13 апреля 1995 г. За несколько часов до переселения в жизнь вечную Владыка причастился Святых Христовых Тайн. Отдать дань памяти почившему святителю прибыли епископ Тихвинский Симон, викарий С.-Петербургской епархии и многие клирики митрополии. По благословению Святейшего Патриарха Алексия, на погребение прибыл епископ Истринский Арсений, викарий Московской епархии, в хиротонии которого в свое время принимал участие Владыка Никон.


16 апреля 1995 г., в праздник Входа Господня в Иерусалим, в храме в честь Владимирской иконы Божией Матери в Петербурге, при огромном стечении народа отпевание совершили епископ Истринский Арсений и епископ Тихвинский Симон в сослужении клириков митрополии и духовных чад в священном сане. Перед прощанием Владыка Арсений огласил слова соболезнования Святейшего Патриарха Алексия. Отдавая почившему иерарху дань уважения, Его Святейшество отметил твердое стояние Владыки в вере и блюдение интересов Церкви, что в трудные для Русской Православной Церкви годы было делать непросто.


По окончании отпевания гроб с телом Владыки был обнесен вокруг храма и доставлен в Троицкий собор Александро-Невской Лавры, где собором духовенства была отслужена лития. Под перезвон лаврских колоколов тело Владыки Никона было захоронено на братском кладбище Александро-Невской Лавры.


Публикации:


  1. Речь при наречении во епископа Выборгского // Журнал Московской Патриархии. — М., 1962. — № 10. — С. 3.
  2. "Пред Смоленской иконой Божией Матери" // Журнал Московской Патриархии. — М., 1977. — № 10. — С. 27-29.
  3. "Для дела мира" // Журнал Московской Патриархии. — М., 1981. — № 9. — С. 51.
  4. Из моих воспоминаний // Журнал Московской Патриархии. — 1990. — № 6. — С. 29-31.
  5. /li>

Источники:


  • Данилушкин М.Б., Никольская Т.К., Шкаровский М.В. и др. История Русской Православной Церкви. От восстановления Патриаршества до наших дней. Т. 1. — СПб., 1997. — С. 919, 930.
  • Карушев А. Господь хранил верного раба своего! // Архангельский епархиальный вестник. — 2004. — № 7. — С. 13; № 8. — С. 13.
  • Свящ. Андрей Голиков, С. Фомин Кровью убеленные. — М., 1999. — С. 60, 63.
  • Семёнов Борис Напутствие //Совесть. — 1995. — Май. — № 5.
  • Сергий (Сосновский), архимандрит, Чупов Владимир, священник. Высокопреосвященный архиепископ Никон [(Фомичев) (некролог)] // Журнал Московской Патриархии. — М., 1995. — №06-08. — С. 56-57.
  • Протодиакон Александр Киреев Епархии и архиереи Русской Православной Церкви в 1943-2002 годах. — М., 2002. — С. 299-300.
  • Шкаровский М.В. Александро-Невское братство 1918-1032 года. — СПб., 2003. — С. 6, 234-237.
  • Цыпын Владислав, протоиерей История Русской Церкви 1917-1977. Т.9. — М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. — С. 405.


Создано : 03/08/2009 : 7:39 PM
Обновлено : 03/08/2009 : 7:44 PM
Категория :
Страница просмотрена 98 раз


Версия для печати Версия для печати


Комментарии:

Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!



free counters


^ Наверх ^