Календарь
Погода

GISMETEO: Погода по г. Пермь

Публикации

Закрыть Города и села

Закрыть Конфессии

Закрыть Культура Прикамья

Закрыть Пермяки

Закрыть Регион

Фотоальбом

Закрыть  Архитектура

Закрыть  Города и села

Закрыть  Литераторы

Закрыть  Музеи

Закрыть  Персоны

Закрыть  Природа

Закрыть  Университет

Рейтинг статей
Регистрация
 Список пользователей Пользователей : 307

Логин:

Пароль:

[ Забыли пароль? ]


[ Join us ]


  Cейчас online:
  Гостей online: 9

Всего визитов Всего визитов: 0  

Рекорд:
Рекорд:Пользователей: 12

08/10/2008 @ 20:57

Рекорд:Total: 401

24/05/2011 @ 08:55


Инфоблок

Ваш IP: 54.80.58.75

Подписка
Чтобы получать новости с сайта, подпишитесь на наш Информационный бюллетень
Подписаться
Отказаться
230 Подписчиков
Александр, Архиепископ Молотовский и Соликамский

Александр (в миру — Толстопятов Анатолий Михайлович, 4.11.1878, Москва - 26.09.1945, Молотов)

Александр (в миру — Толстопятов Анатолий Михайлович; 4.11.1878, Москва - 26.09.1945, Молотов) — Архиепископ Молотовский и Соликамский, Кандидат богословских наук. Участник русско-японской и Первой мировой войн.




Высокопреосвященный архиепископ Александр родился 22 октября (4 ноября) 1878 года в семье профессора Московского университета, где он был седьмым ребенком. Глубокое влияние на Анатолия оказал его отец — выдающийся русский ученый, доктор минералогии и геогнозии профессор Московского Императорского университета Михаил Александрович Толстопятов. Он был ярким представителем старой московской профессуры, глубоко религиозным и поистине интеллигентным человеком.


Семейное счастье Толстопятовых длилось недолго. Смерть похитила у них одного за другим первых троих детей, наложив на остальных членов семьи тень благочестивой печали. Это трагическое обстоятельство не могло не сказаться на миросозерцании Анатолия. В его душе все более проявлялись ростки глубокой религиозности. "С самого раннего возраста, — писал Владыка в своих воспоминаниях, — я сильно полюбил церковную службу и, живя в Москве, охотно посещал свой приход — церковь Рождества Богородицы в Путинках — и Высокопетровский монастырь, где пел на клиросе".


Глубокое духовное влияние на будущего иерарха оказал настоятель Высокопетровской обители архимандрит Никифор (Бажанов), известный ученый-богослов, автор популярной Библейской энциклопедии. Отец Никифор сразу заметил благочестивого юношу и уделял ему много внимания. О сокровенных мечтах того времени Владыка в своих воспоминаниях пишет: "Уже тогда я имел твердое намерение посвятить свою жизнь на служение Богу, намереваясь по окончании гимназии поступить в Духовную академию и принять монашеский постриг".


В апреле 1890 года семью постигла новая тяжелая утрата — скончался глава семейства, профессор Толстопятов. В 1894 году старший брат Владимир поступил в институт инженеров путей сообщения в Санкт-Петербурге. Туда вскоре переехала вся семья: мать Елизавета Дмитриевна, сыновья Вадим и Анатолий, дочь Евгения. Учился в 5-й Санкт-Петербургской гимназии, посещал церковные службы в подворье Киево-Печерской лавры. Но море все более влекло его к себе и вскоре завладело всеми его мыслями и чувствами. В 1898 году Анатолий Михайлович поступил в специальные классы Санкт-Петербургского Морского корпуса, который он успешно окончил в 1901 году, был произведен в первый офицерский чин — мичмана и назначен в Сибирский флотский экипаж на службу во Владивостоке.


По воспоминаниям Владыки, зиму 1901-1902 годов пришлось провести на берегу. Только весной он был назначен вахтенным офицером на минный транспорт "Якут", на борту которого отправился в первое плавание. Этот небольшой военный корабль был направлен к берегам Камчатки, плавал в Охотском и Беринговом морях. Осенью 1902 года "Якут" вернулся во Владивосток. Здесь мичмана Толстопятова ждал приказ о его назначении в экипаж канонерской лодки "Кореец". Через неделю "Кореец" был направлен в бухту Чемульпо. Молодому офицеру довелось посетить Сеул, Порт-Артур, а потом совершить восьмимесячное плавание по реке Янбунклару на тысячу километров в глубь Китая, побывать в Шанхае и Ханькау. В начале июня 1903 года, благополучно вернувшись в Порт-Артур, Анатолий Михайлович узнал о своем новом назначении на эскадренный броненосец "Пересвет". В своих воспоминаниях о тихоокеанской службе архиепископ Александр говорит, что "Товарищи завидовали мне, так как одно назначение сменялось лучшим другим, а это третье еще более интересным, но я всегда объяснял такую ко мне милость Божию тем, что, будучи произведен в офицеры и назначен во Владивосток, я, прежде всего, направился на Святую Афонскую Гору, усеянную монастырями, и провел там, среди афонских подвижников три недели, затем поехал в Иерусалим, посетил Вифлеем, Иордан, Иерихон и другие места Палестины... Только после этого я отправился во Владивосток. Этим я объясняю, что вся моя жизнь была украшена прекрасными переживаниями. Я очень хорошо шел по службе, хотя не имел никакой протекции".


26 января 1904 года Япония вероломно начала боевые действия за два дня до официального объявления войны России. В ночь на 27 января русская эскадра, стоявшая на рейде в Порт-Артуре, была атакована, а в 11 часов 45 минут следующего дня прогремели первые выстрелы легендарных "Варяга" и "Корейца" в бою с 14 японскими кораблями при Чемульпо. В одном из ночных боев на Порт-артурском рейде броненосец "Пересвет", на борту которого находился Анатолий Михайлович, внезапно попал под шквальный огонь нескольких кораблей японской эскадры. В разгаре сражения несколько моряков, находившихся на верхней палубе, взрывной волной были выброшены за борт. Среди них оказался мичман Толстопятов.


В результате попадания японских снарядов сильно поврежденный броненосец затонул. Оказавшись в холодной морской воде, в полной кромешной мгле, без какой-либо возможности спасения, молодой офицер взмолился: "Господи, если Ты спасешь меня, то всю жизнь я посвящу служению Тебе!" И его молитва была услышана. В ту же минуту он увидел не то бревно, не то обломок корабля, на котором и спасся. С этой минуты Анатолий Михайлович никогда не забывал о своем обете. Впоследствии Владыка не раз говорил своим духовным чадам: "Поменять меч на камилавку меня заставили обстоятельства моей прошлой жизни".


После трагической гибели "Пересвета" уцелевшие моряки его команды были переведены во Владивосток. Вскоре мичмана Толстопятова зачислили в команду миноносца № 206, на котором он продолжил участие в крейсерской войне. Вскоре он был произведён в лейтенанты.


18 апреля 1905 года отряд, состоящий из четырех миноносцев, под командованием капитана второго ранга барона Радена вышел из Владивостока и направился в Амурский залив. Предполагался смелый бросок к японским берегам с целью захвата и уничтожения вражеских паровых и парусных судов. Захватив японскую шхуну, лейтенант Толстопятов с горсткой моряков вызвался доставить трофейный корабль во Владивосток. Однако у входа в бухту Золотой Рог русские моряки неожиданно были взяты в плен японским минным транспортом. Вскоре их отправили в Японию, в город Фукуока, где поместили в приюте для военнопленных. Человек твердой воли, он решил бежать из плена. Вместе с ним на это опасное предприятие готовы были пойти его четверо товарищей. На девятые сутки беглецам удалось добраться до морского берега. Вскоре они были окружены и пойманы. Лейтенанта Толстопятова и его четверых товарищей, закованных в кандалы и связанных веревками, поездом возвратили в Фукуоку. Как зачинщик побега, он был сразу посажен в тюремный карцер.


В октябре 1905 года между Россией и Японией был заключен мир. Приказом японского императора все пленные русские офицеры были отпущены на свободу. В послужном списке офицера Российского императорского флота Анатолия Михайловича Толстопятова есть запись: "За отличную распорядительность и храбрость, проявленную во время крейсерства в Японском море при захвате военного транспорта "Киншу-Мару", а также потопление шхун у берегов Северной Японии лейтенант Толстопятов приказом командующего флотом был награжден орденом святого Станислава III степени с мечами и бантом".


В 1907 году был определён в Морской кадетский корпус на должность дежурного офицера и воспитателя. Дело воспитания будущих молодых офицеров Российского флота доставляло ему большую радость. Вместе со своими питомцами-кадетами он не раз совершал учебные походы по внутренним морям, побывал во многих странах и столицах мира. В этих путешествиях он впервые пробовал свои силы в литературной деятельности, и в 1908 году в Петербурге было опубликовано его мемуарное сочинение "В плену у японцев". "В это время, — пишет Владыка, — сердце мое уже как будто окончательно обратилось на служение Богу, но я еще не решался порвать с миром. У меня возникло огромное желание продолжать свое образование".


В 1907 году лейтенант Толстопятов был принят первым слушателем Михайловской артиллерийской академии, которую блестяще окончил в 1912 году по первому разряду со званием инженера-технолога. Он получил назначение в первый Балтийский флотский экипаж на должность старшего офицера броненосца "Петр Великий". В 1908 году произведён в капитаны 2-го ранга. Награждён орденами Святой Анны III степени и Святого Станислава II степени, медалями "В память русско-японской войны 1904-1905 гг." и "300-летие Дома Романовых".


Окончил строевую службу на корабле и поступил в Морской кадетский корпус в качестве преподавателя. "Эта деятельность меня сильно заинтересовала, — пишет архиепископ Александр. — Я преподавал высшую математику, механику, физику. Здесь я написал свой ученый труд по механике "Исследование бакового изгиба тонких пластинок", издал "Военно-морской словарь", "Литографические записки по физике", "Курс такелажных работ", который был принят как руководство в Морском корпусе и мореходных училищах, представил Морскому ведомству два своих изобретения: "минный предохранитель" и "компенсационный аппарат для спуска шпонок"".


В годы Первой мировой войны Анатолий Михайлович проходил службу флагманским артиллерийским офицером в штабе командующего учебным отрядом Морского корпуса Его Императорского Величества наследника цесаревича.


Как свидетельствует его послужной список, "за отличную и усердную службу и труды, понесенные по обстоятельствам настоящей войны", капитан второго ранга Толстопятов был награжден орденом святой Анны II степени и медалями: "В память 200-летия Гангутской победы" на Андреевской ленте, "В память 100-летия отечественной войны 1812 года" на Владимирской ленте.


По окончании военных действий Анатолий Михайлович оставил строевую службу во флоте и посвятил все свои силы научной работе. В 1918 году Морской кадетский корпус был переименован в "Курсы по подготовке командного состава флота". Анатолию Михайловичу было предложено остаться здесь в качестве преподавателя. На его широкий научный кругозор и педагогические способности в скором времени обратила внимание преподавательская общественность столицы. Известность ученого росла с каждым днем. Но следуя давнему решению послужить Богу и посвятить Ему всю свою жизнь, Анатолий Михайлович поступил в Петроградский Богословский институт, который окончил в 1920 году со степенью кандидата богословия. В кандидатской работе "Научное основание библейского сказания о творении мира", используя новейшие данные богословия, геологии, астрономии, физики, механики, физиологии и других наук, он доказывал полное соответствие Моисеевой космогонии современному научному знанию. Защита была блестящей.


В Петроградском Сергиевском соборе был рукоположен в сан священника, служил настоятелем храма при Петроградской консерватории. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы при Петроградской консерватории Русского музыкального общества — небольшой домовый храм с двухъярусным иконостасом — находилась на Театральной улице. Здесь царила особая духовная атмосфера, отличающая этот храм от большинства других храмов северной столицы. Среди прихожан было немало студентов и преподавателей консерватории, творческих и ищущих натур, стремившихся найти выражение своим талантам на ниве церковного музыкального искусства. Самыми преданными сподвижниками и единомышленниками отца Анатолия стали профессора консерватории А.К. Глазунов и С.М. Ляпунов. Последний исполнял обязанности старосты прихода.


Он, как и прежде, преподавал в Училище командного состава флота. Владыка вспоминает: "В связи с моим рукоположением в священный сан был поднят вопрос об отчислении меня из числа преподавателей этого учебного заведения, но учащиеся и преподаватели обратились в морское ведомство с просьбой оставить меня в качестве редкого исключения. Их просьба была уважена, и я, будучи священником, продолжал читать лекции по физике будущим морякам советского флота". Однако спустя год по настоянию властей отцу Анатолию пришлось оставить преподавательскую деятельность в этом учебном заведении.


В 1922 году был арестован по делу об изъятии церковных ценностей и приговорен к 3 годам тюрьмы. Местом заключения отца Анатолия стала Петроградская тюрьма, здесь он провел два с половиной года и был освобожден досрочно.


В сентябре 1924 года в Александро-Невской лавре отец Анатолий был пострижен в монашество с именем Александр — в честь великого воителя Православия — благоверного князя Александра Невского.


В 1924 году вновь арестован и ОСО при коллегии ОГПУ приговорен к 2 годам заключения и выслан на Соловки. Талант инженера-технолога Толстопятова оказался бесценным для развития лагерной индустрии. Его сразу же назначили помощником начальника завода сухой перегонки. В течение полугода монах-инженер не только наладил едва теплящееся производство, но и в значительной степени расширил завод. В феврале 1925 года «по зачетам рабочих дней» срок его заключения был сокращен. Оставшийся год пребывания в концлагере заменялся двухлетней ссылкой. Однако Соловки не скоро выпустили ценного специалиста, свободу ему удалось увидеть лишь 18 июня, при этом ему запрещалось проживание в шести пунктах, в том числе в обеих столицах. Местом ссылки отец Александр избрал Нижний Новгород.


Иеромонах Александр прибыл в Нижний Новгород 26 июня 1925 года. Он нашел пристанище в Печерском мужском монастыре. За каждым шагом ссыльного монаха непрестанно следили. Вся корреспонденция отца Александра скрупулезно прочитывалась. На все просьбы кратковременно выехать за пределы города следовал категорический отказ.


В декабре 1926 года отец Александр был арестован и помещён в тюремную камеру № 84 изолятора спецназначения на Арзамасском шоссе. Пока шло следствие, его держали в полном неведении. Свидания с арестованным были запрещены.Формально следствие длилось всего девять дней и было передано в ОГПУ, которое вынесло решение — выслать архимандрита Александра Толстопятова в Пермскую губернию сроком на три года.


В начале марта 1927 года отец Александр этапом прибыл в Пермь и был помещен в Пермский исправдом. Вскоре, взяв подписку о невыезде, его отпустили на свободу. Репутация твердого сторонника позиции Патриарха Тихона позволила ему быстро войти в общение с пермскими священниками, которые особенно активно вели борьбу с обновленцами. Его близкими друзьями стали епископ Соликамский Хрисанф (Климентьев) и протоиереи Николай Диаковский, Леонид Зубарев, Николай Богородицкий.


Почти каждый день отца Александра приглашали совершать Божественную литургию в различных храмах Перми. Свободное время он посвящал научной и писательской деятельности, работал над магистерской диссертацией. В этот период о. Александр написал ряд книг и статей богословского содержания: "Научное обоснование библейского сказания о сотворении мира", "Схема истории Вселенских Соборов", "История раскола в Русской Церкви" и др. Рукописи не публиковались и были изъяты при аресте в 1936 году.


В августе 1928 года возведен в сан архимандрита епископом Павлином (Крошечкиным) и назначен в Пермь настоятелем Свято-Никольского храма на Слудской горе. 15 февраля 1931 года снова арестован и обвинен в антисоветской деятельности, виновным себя не признал.


Вместе с отцом Александром подверглись аресту священник Никольского храма отец Виталий Мальгинов и прихожанка Нина Дмитриевна Рогачева. Согласно вынесенному приговору, все трое исповедников архимандрит Александр, отец Виталий Мальгинов и Нина Дмитриевна Рогачева — были приговорены к трехлетнему заключению в лагерях. На этот раз отцу Александру пришлось отбывать срок в Вишерских лагерях, в Усолье, куда он прибыл в середине мая 1931 года. Затем — Беломорбалтлаг. Здесь его ожидала прежняя инженерная работа. Последним местом скорбных скитаний отца Александра по необъятному Беломорскому ГУЛАГу стал лагерь на станции Медвежья Гора, откуда он был освобожден 20 июня 1933 года.


Неожиданно пришло разрешение властей на его проживание в Москве и отец Александр целый месяц находился в кругу самых близких и дорогих людей. Вскоре пришло новое не менее радостное и воодушевляющее известие. По ходатайству митрополита Сергия было получено разрешение на рукоположение архимандрита Александра (Толстопятова) во епископа Алма-Атинского. Хиротония была совершена в Москве 21 августа 1933 года, в день памяти преподобных Савватия и Зосимы Соловецких. В совершении Таинства Рукоположения принимали участие два будущих Патриарха Русской Церкви: митрополит Горьковский Сергий (Страгородский) и митрополит Новгородский Алексий (Симанский) в сослужении с другими пребывающими в Москве архиереями (в "Журнале Московской Патриархии" № 10 за 1945 г. на стр. 32 ошибочно указан день хиротонии 11 августа). Был назначен на Алма-Атинскую кафедру где и служил до марта 1936 года.


Сурово обличал обновленцев и священнослужителей, отрекшихся от Церкви. 16 марта 1936 года был арестован и приговорен ОС НКВД КССР к 3 годам заключения в ИТЛ. В марте 1939 года епископ Александр был освобожден и по благословению митрополита Сергия епископ Александр в течение пяти лет находился на покое в Сарапуле, работая инженером на одном из предприятий города. Здоровье исповедника было серьезно подорвано лагерной жизнью; запущенная сердечная болезнь (миокардит) с каждым годом все более давала о себе знать.


7 сентября 1943 года указом Московской Патриархии Преосвященный Александр был назначен епископом Молотовским. Владыка Александр возглавил Молотовскую (Пермскую) кафедру в трудные военные годы. С его именем связан один из самых значительных периодов в жизни епархии при советской власти.


В сентябре 1943 года участвовал на Соборе иерархов Русской Православной Церкви в Москве при избрании митрополита Сергия в Патриарха Всероссийского. Это был первый Собор после 1918 года. В нем участвовали 19 архиереев.


В начале октября 1943 года Владыка прибыл в Молотов (Пермь). Город был ему знаком по ссылке 1929-1931 годов. С тех пор здесь многое изменилось. Никольский храм, где он служил, закрыли, и в нем была устроена мастерская по пошиву обмундирования. В городе богослужения проводились только в одной церкви — Всех святых — на кладбище. А всего в то время в епархии действовало только девять церквей. Поэтому важнейшим вопросом для архипастыря стало открытие новых приходов.


Истинный патриот отечества, он убедительно призывал верующих помогать фронту всеми возможными средствами. Так, на создание танковой колонны Русской Православной Церкви имени благоверного князя Димитрия Донского епархия пожертвовала 305 тысяч рублей. Всего с 1942 по 1944 год епархия перечислила на танки, самолеты, семьям фронтовиков, подарки воинам и на другие патриотические деяния 4 миллиона 476 тысяч рублей. Епископ сам отсылал собранные пожертвования. В своих проповедях архипастырь неустанно взывал к патриотизму верующих, возбуждая в их сердцах чувство любви к родине и преданности своему отечеству. Его глубокие и содержательные призывы и послания, побуждавшие верующих молиться Богу о скорейшем разгроме немецких захватчиков и о водворении мира во всем мире, жертвовать своими личными интересами и выгодами во имя общего всенародного дела, быстро распространялись из уст в уста, тексты их передавались из рук в руки. Достигая самых глухих деревень и поселков, призывы епископа всюду вызывали всеобщее воодушевление и патриотический восторг.


В 1944 году от граждан Молотовской области поступило 316 заявлений с просьбой об открытии храмов, но удалось открыть всего 38. Долго пришлось хлопотать об открытии в Перми кафедрального Свято-Троицкого собора. Храм был закрыт еще в 1932 году и отдан под склад тяжелых орудий. Радостным днем для Преосвященного и верующих явилось 28 февраля 1944 года — наконец было получено разрешение на передачу церковного здания и уже 25 мая, после освящения Владыкой главного престола во имя Святой Живоначальной Троицы, в соборе возобновились богослужения.


По решению Священного Синода от 26 декабря 1944 года Владыка стал именоваться епископом Молотовским и Соликамским. 31 января — 4 февраля 1945 года в Москве состоялся Поместный Собор Русской Православной Церкви, в работе которого приняли участие несколько представителей Молотовской епархии во главе с епископом Александром. Собор избрал Патриархом митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Симанского).


22 февраля 1945 года "во внимание к архипастырским трудам и за патриотическую деятельность" Владыка Александр был возведен в сан архиепископа.


3 августа 1945 года Владыка Александр ходатайствовал об отпуске "вследствие расстройства нервов". Несколько дней он провел в городе Осе на богослужениях, где сильно заболел. Врачи поставили диагноз — правосторонний инсульт. Во второй половине сентября здоровье Владыки улучшилось настолько, что он смог совершать службы в соборе. Незадолго до своего преставления исповедник написал в своей автобиографии: "В настоящее время я уже доживаю свой век. Болезнь сердца, слабость и постоянная усталость предупреждают меня, что скоро должна окончиться моя счастливая земная жизнь и мне предстоит явиться на суд Господу Богу нашему, которому слава, и честь, и поклонение во веки веков. Аминь".


Поправить утраченное здоровье исповеднику не удалось. Организм не выдержал постоянной травли, нервных переживаний, напряженной работы, бессонных ночей и прочих архипастырских трудов. В 3 часа 23 сентября 1945 года архиепископ Александр скончался от кровоизлияния в мозг. Перед смертью над ним было совершено Таинство Елеосвящения, в последний раз он причастился Святых Христовых Тайн.


26 сентября архиепископ Свердловский и Челябинский Товия (Остроумов) совершил чин погребения иерарха при огромном стечении православного народа. Проститься с архипастырем приехало все духовенство епархии: 29 священников и 7 диаконов. Тело почившего, покрытое архиерейской мантией, торжественно обнесли вокруг кафедрального Свято-Троицкого Собора и похоронили за алтарем.


Посмертно реабилитирован в июле 1989 года Указом ПВС СССР от 16 января 1989 года.


Публикации:


  1. В плену у японцев. — СПб., 1908
  2. В Бозе почивший Патриарх Сергий. (Патриарх Сергий и его духовное наследство) // Журнал Московской Патриархии. — М., 1944. — № 9. — C. 17-20.
  3. В Бозе почивший Патриарх Сергий // Патриарх Сергий и его духовное наследство. — М., 1947. — С. 223-230.
  4. Путь ко спасению. — Пермь, 1998.

Источники:


  • Агафонов П. Духовенство Пермской епархии в 1928-1965 гг. — Пермь, 1997.
  • За Христа пострадавшие. Кн. 1. — С. 47
  • Кончина иерарха // Журнал Московской Патриархии. — М., 1945. — №10. — С. 32.
  • Марченко Алексий, протоиерей Защитник отечества и веры Христовой Жизнеописание архиепископа Александра (Толстопятова) // Журнал Московской Патриархии. — М., 2005. — №5
  • Марченко Алексий, протоиерей Защитник отечества и веры Христовой: Жизнеописание подвижника православной веры Александра (Толстопятова), архиепископа Молотовского (Пермского) и Соликамского. — Пермь, 2005.
  • Состав преступления отсутствует // Наука и религия. — 1991. — № 5. — С. 4-13.
  • Хроника церковной жизни [хиротония архимандрита Александра (Толстопятова) во епископа Алма-Атинского] // Журнал Московской Патриархии. — М., 1934. — №18-19. — С. 8.


Создано : 19/08/2009 : 7:47 PM
Обновлено : 20/08/2009 : 2:00 PM
Категория :
Страница просмотрена 46 раз


Версия для печати Версия для печати


Комментарии:

Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!



free counters


^ Наверх ^