Календарь
Погода

GISMETEO: Погода по г. Пермь

Публикации

Закрыть Города и села

Закрыть Конфессии

Закрыть Культура Прикамья

Закрыть Пермяки

Закрыть Регион

Фотоальбом

Закрыть  Архитектура

Закрыть  Города и села

Закрыть  Литераторы

Закрыть  Музеи

Закрыть  Персоны

Закрыть  Природа

Закрыть  Университет

Рейтинг статей
Регистрация
 Список пользователей Пользователей : 309

Логин:

Пароль:

[ Забыли пароль? ]


[ Join us ]


  Cейчас online:
  Гостей online: 15

Всего визитов Всего визитов: 0  

Рекорд:
Рекорд:Пользователей: 12

08/10/2008 @ 20:57

Рекорд:Total: 401

24/05/2011 @ 08:55


Инфоблок

Ваш IP: 54.162.109.90

Подписка
Чтобы получать новости с сайта, подпишитесь на наш Информационный бюллетень
Подписаться
Отказаться
230 Подписчиков
Белелюбский Василий Петрович (1786 – 184?)

Белелюбский Василий Петрович (1786 – 184?).

Белелюбский Василий Петрович (1786 – 184?) — подполковник Тульского пехотного полка, участник Русско-прусско-французской войны 1806 – 1807, Русско-шведской войны 1808 – 1809, Отечественной войны 1812, Заграничных походов 1813 и 1814, надворный советник, управляющий Пермскими казёнными винокуренными заводами, кавалер орденов св. Владимира 4 степени с бантом и св. Анны 4 степени за храбрость на шпагу, имеет серебряные медали 1812 и 1814.


Василий Петрович Белелюбский родился в 1786 году в имении Белелюбских в Рязанской губернии. Старинный русский дворянский род Белелюбских был известен ещё в середине 16 века.


Со времени Петра Великого, каждый дворянин был обязан служить в Армии, пока он был способен носить оружие. Екатерина II изменила этот порядок и установила, что дворянин, не достигший первого офицерского или соответствующего ему гражданского чина, считался недорослем, и если подобное обстоятельство случалось последовательно в двух поколениях, то внук терял дворянское достоинство и право обладать крепостными крестьянами. Таким образом, в Российской империи была обеспечена потребность армии в офицерах.


22 июля 1804 года недоросль Василий Петрович Белелюбский "В службу вступил в тульский пехотный полк подпрапорщиком". Высочайшим Указом 31 марта 1801 года полк был назван Тульским мушкетёрским полком и в то время размещался на квартирах по всему Россиянскому уезду. 15 января 1803 года шефом полка был назначен генерал-майор Андрей Андреевич Сомов (17.? – 1815), при котором командиром полка состоял полковник Егор Антонович Мейбаум. Фельдфебелю, подпрапорщику и каптенармусу тогда полагалось жалованье по 17 рублей. В число этих денег входило продовольствие, жалованье и амуничные деньги. На обмундирование им выдавалось ещё по 11 рублей и 63 копейки.


5 апреля 1805 года подпрапорщик Тульского мушкетёрского полка Василий Петрович Белелюбский произведён "портупей прапорщиком" того же полка.


До 1806 года полк стоял в Россиянском уезде. В марте 1806 года инспекции были заменены на 13 дивизий и Тульский мушкетёрский полк вошёл в состав 1-й бригады генерал-майора Сомова в 4-й дивизии генерал-лейтенанта светлейшего князя Дмитрия Владимировича Голицына 5-го (1771 – 1844). Ещё с 1804 года в войсках ходили слухи о скорой войне с Наполеоном. Император Александр I заключил союз с Австрией и Англией и разместил войска на западной границе империи, переведя их на военное положение. Эти войска были разделены на 2 армии и 4 корпуса. Во время кампании 1805 года корпус генерала-от-кавалерии графа Леонтия Леонтьевича Беннигсена (Levin August, Graf von Bennigsen, 1745 – 1826), в котором находился Тульский мушкетёрский полк, оставался на западной границе в пределах Российской империи. Между тем король Пруссии воспротивился переходу русских войск в Моравию через его территорию и на случай войны с Пруссией Александр I распорядился сформировать резервный корпус под командованием генерала-от-инфантерии Александра Михайловича Римского-Корсакова (1753 – 1840) и разместить его вдоль границы от Полангена до Проскурова. В состав полков резервной армии был включён и Тульский мушкетёрский полк, который 26 октября 1805 года был переведён на квартиры в местечко Вилейка Виленской губернии. После поражения союзников под Аустерлицем, русские корпуса вернулись в Россию и расположились в местах, занимаемых резервным корпусом. Тульский мушкетёрский полк же перешёл для квартирования в местечко Мосты Гродненской губернии.


Победив и унизив Австрию, Наполеон для этой же цели объявил войну Пруссии. На просьбу короля Фридриха о помощи, император Александр I приказал выступить в Старую Пруссию резервному корпусу, как ещё не участвовавшему в походах и поэтому находящемуся в наиболее хорошем состоянии. Командование корпусом было возложено на графа Беннигсена. Высочайшим повелением 6 (18) октября 1806 года император Александр I приказал Беннигсену идти через Варшаву в Силезию и находиться в полном распоряжении короля Прусского и когда Беннигсен был готов выступить, к нему приехали прусские комиссары с уведомлением, что продовольствие для русских войск ещё не готово и ему нельзя входить в Пруссию раньше 17 (29) октября. Пока Беннигсен заключал с комиссарами условия о продовольствии, он получил от русского посланника в Дрездене известие, что прусская армия разбита и уничтожена в ходе сражений, произошедших 2 (14) октября при Йене и Ауерштедте.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Василия Петровича Белелюбского записано: "В походах был и в делах против неприятеля 1806 октября с 21 в Пруссии против французов декабря 12 при местечке насельске 13 и 14 при городе Пултуске..."


22 октября (3 ноября) 1806 года корпус Беннигсена выступил из Гродно и 1 (13) ноября расположился возле Остроленки. Тульский мушкетёрский полк выступил в поход в 3-батальоном составе под командованием своего шефа генерал-майора Сомова. Вскоре было получено приказание императора Александра I от 27 октября (8 ноября) 1806 года о том, что по неизвестности, какое решение примет прусский король, не переходить через Вислу, но расположить корпус на правом берегу, между Варшавой и Торном, а потом действовать по усмотрению. Таким образом характер войны из наступательной превратился в оборонительную и, вместо прогнания Наполеона за Рейн, перед русской армией встала задача по защите собственных рубежей. Король Пруссии подчинил Беннигсену единственный уцелевший прусский корпус Лестока, находившийся на правом берегу р. Вислы, и предложил Беннигсену идти от Остроленки на защиту Старой Пруссии. 16 (28) ноября 1806 года Беннигсен же отвечал, что он не вправе обнажать от войск российскую границу для идущих к Варшаве французов и испросил разрешение встать при Пултуске, что и было одобренно королём. 18 (30) ноября 1806 года император Александр I объявил Франции войну, провозгласив в своём манифесте, что "мечь, извлечённый честью на защиту союзников России, колико с большею справедливостью должен обратиться в оборону собственной безопасности отечеству."


24 ноября (6 декабря) 1806 года, готовясь к упорной обороне, Беннигсен выслал усиленные авангарды для задержания французских корпусов при переправе через реки Вислу, Нарев и Вкру. Так у Чарнова, при впадении р. Вкры в р. Нарев, встал 3000 авангард графа Александра Ивановича Остерман-Толстого (1770/72 – 1857). У Сохочина встал авангард генерал-майора Михаила Богдановича Барклая де-Толли (Michael Andreas Barclay de Tolly, 1761 – 1818) и у Зегрже встал авангард генерал-майора Карла Фёдоровича Багговута (1761 – 1812). 4-я дивизия осталась в Пултуске, а Тульский мушкетёрский полк был назначен при главной квартире. После прибытия в Пултуск 7 (19) декабря "в три часа по полуночи" назначенного главнокомандующим над всеми войсками, действующими против Наполеона и названными императором "Заграничной армией", генерал-фельдмаршала графа Михаила Федотовича Каменского (1738 – 1809), 10 (22) декабря 4-я дивизия была двинута к Сохочину и Чарнову. Тульский полк со 2-м батальоном 21-го егерского полка в ночь на 12 (24) декабря 1806 года подошёл к местечку Насельску и остановился там на ночлег.


11 (23) декабря 1806 года к переправе у Чарнова подошли корпус маршала Лаппа и гвардия, общей численностью до 40000 человек. В 5 часов пополудни французы начали переправляться через р. Вкру, но встреченные картечью и штыками русского авангарда, прекратили переправу до наступления полной ночи. Но и следующие попытки переправы оказались безуспешными и только на рассвете, когда граф Остерман отступил, французы успешно переправились. Из Чарново граф Остерман отступил к г. Насельску, где разместил свой авангард на отдых на высоте к северо-востоку от города.


12 (24) декабря 1806 года в час пополудни французы начали подходить к г. Насельску. С обеих сторон началась артиллерийская канонада, во время которой французы стали обходить фланги русских войск. В третьем часу пополудни авангард Остермана, под прикрытием Тульского мушкетёрского полка и батальона 21-го егерского полка, начал отступление к Стрекочину. Сдерживать превосходящего противника было нелегко, несколько раз приходилось останавливать неприятеля штыками и во время одной из таких атак были взяты в плен полковник Мейбаум, подпоручик Собановский, прапорщик Обух и 58 нижних чинов. Лишь с наступлением темноты французы прекратили преследование и туляки с егерями присоединились к войскам Остермана-Толстого в Стрекочине. Потери полка в первом для него сражении кампании 1806-1807 годов, кроме взятых в плен, составили 54 человека убитыми, включая прапорщика Ивашкевича, полк потерял все свои зарядные мешки, кузнечные фуры и фуры с полковыми письменными делами и книгами коммисариатскими и провиантскими.


14 (26) декабря 1806 года в Пултуске собралось русских войск до 40000 человек. Главнокомандующий же граф Каменский, под предлогом болезни, уклонился от командования войсками, передал командование генералу-от-инфантерии графу Фёдору Фёдоровичу Буксгведену (Friedrich Wilhelm von Buxhoeveden, 1750 – 1811) и покинул армию, тем самым закончив свое семидневное руководство армией. Тогда Беннигсен, вопреки приказу фельдмаршала бросить орудия и спешно возвращаться в Россию и не зная воли его нового начальника Буксгведена, решил всеми имеющимися в Пултуске силами остановить наступление французов и выбрал позицию на высоте, отлого спускавшейся с запада на пути наступления неприятельских войск. С восточной стороны позиция ограничивалась крутыми обрывами к р. Нареву, а с юга и запада большими лесами, способствовавшими неприятелю для скрытного подхода к позиции. Но по случаю постоянных дождей образовалась непролазная грязь, затруднявшая продвижение войск, в особенности артиллерии. Для предстоящего боя полки были построены в две линии. Тульский полк и два батальона Ревельского мушкетёрского полка были оставлены в резерве и ранним утром 14 (26) декабря полк занял отведённое место за высотой, находившейся за левым флангом, который занимали войска Багговута, и построился побатальонно в три линии, в 200 шагах между батальонами.


В 10 часов утра раздался первый выстрел и вскоре корпус Ланна повёл упорную атаку на оба русских фланга с целью завладеть мостом через р. Нарев. Войска левого фланга под натиском неприятеля поддались назад и граф Остерман взял из резерва Тульский мушкетёрский полк, присоединил к нему батальон Павловского полка и бросился с ними на подкрепление Багговута. Снежная метель и грязь по колена замедляли движение. Когда сквозь метель стали видны неприятельские колонны, батальоны бросились на "ура" и на какое-то время сбили натиск французов, оттеснив их к тому месту, которое они занимали перед началом сражения. Отразив неприятельскую атаку, Тульский мушкетёрский полк возвратился на своё прежнее место в резерв.


Столь же неудачны оказались атаки французов на правый фланг русских войск. Отразив все неприятельские атаки, генерал Беннигсен сам решился на атаку французов и уже тёмным вечером, при свете пылающих окрестных деревень, граф Беннигсен лично повёл Тульский мушкетёрский полк в штыки и первым подал крик "ура". Тульцы, ободрённые присутствием в своих первых рядах главнокомандующего, стремительно бросились в штыки и решили исход сражения. Неприятель, решив что к русским прибыло подкрепление, отступил на первоначальную позицию. В этом сражении Тульский полк потерял убитыми унтер-офицера Андрея Васильева и 19 рядовых, тяжёлые ранения получили подпрапорщик Ларин, прапорщики Ромейко, Вольский и 114 нижних чинов.


В Высочайшем приказе 10 января 1807 года говорилось: "Его Императорское Величество объявляет своё удовольствие отличившимся в сражении против французских войск 14 минувшего декабря под Пултуском. Особенное же благоволение Его Величество изъявляет за храбрость и мужественное поражение неприятеля в том же сражении гг. офицерам: Лейб-Кирасирского Его Величества полка, конно-Польского полка батальона подполковника Жихарева и Тульского мушкетёрского полка".


Ночью к неприятелю подошёл свежий корпус маршала Нея, кроме того со стороны Голышина русских обходили корпуса Ожеро, Сульта, Мюрата. Поэтому, несмотря на удачный бой, корпус Беннигсена на заре 15 (27) декабря 1806 года отступил по направлению к Рожанам. Отступление это было невыносимо тяжёлым: снег, дождь, холод и резкий ветер не давали людям покоя. На бивак приходилось располагаться посреди той же самой грязи, которую месили ногами целый день. Вода под подстилкой из соломы покрывалась ледяной коркой. Из-за распутицы прекратился подвоз продовольствия. Одежда прогнила, офицеры и солдаты нуждались в новой обуви. 17 (29) декабря 1806 года корпус Беннигсена перешёл у Остроленки на левый берег р. Нарева и 19 (31) декабря пришёл в Новогрод, где на военном совете решили перевести всю армию на правый берег р. Нарева и идти к г. Бяле, для прикрытия Восточной Пруссии. 28 декабря 1806 года армия Беннигсена, следуя по правому берегу р. Нарев, пришла в Тыкочин, где был прочный мост, и соединилась с армией Буксгевдена. К радости голодавших солдат, здесь же были найдены полные продовольственные магазины (склады). Простояв два дня на отдыхе в Тыкочине, 1 (13) января 1807 года армия Бенигсена пришла в Бялу и расположилась там на кратковременный отдых.


Граф Беннигсен, после сражения под Пултуском назначенный главнокомандующим, решил воспользоваться разбросанностью французских войск, размещённых Наполеоном на зимние квартиры. Собрав около 75000 человек войск, он начал наступление с целью разбить поодиночке корпуса Нея и Бернадота и не позволить Наполеону занять Кенигсберг и Пилау, где пруссаками были заготовлены громадные магазины хлеба и военных запасов. Дав войскам три дня на отдых, 4 (16) января 1807 года русская армия выступила фланговым маршем по направлению к Бишофштейну. Армия была разделена на правое крыло генерал-лейтенанта Николая Алексеевича Тучкова (1765 – 1812), центр генерал-лейтенанта Дмитрия Сергеевича Дохтурова (1759 – 1816) и левое крыло графа Остерман-Толстого. Все три колонны имели впереди авангарды. Резервы находились под командованием генерала Сомова и графа Каменского. За три дня отдыха выпал глубокий снег, а температура упала до -15 градусов. Войска шли по низменной равнине, покрытой озёрами, болотами и лесами с очень редким населением и, несмотря на холода, войскам приходилось располагаться на ночлег биваком среди лесов и глубоких снегов.


12 (24) января русская армия подошла к Бишофштейну, где простояла два дня. Эта остановка позволила неприятельским корпусам вовремя отступить и Беннигсену не удалось разгромить ни Нея ни Бернадота, и они успели сблизиться с остальными французскими корпусами. Наполеон составил план, по которому русская армия должна была быть окружена и отброшена к морю. Тогда Беннигсен был вынужден остановить своё наступление у Янкова и ждать приближения Наполеона.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Василия Петровича Белелюбского записано: "...1807 Генваря 22 и 23 под емповым 25 под лансбергом 26 и 27 при штурме города Прейсиш Эйлау..."


Утром 22 января (3 февраля) 1807 года вся армия Беннигсена встала в боевой порядок с центром позиции в с. Янкова. В 3 верстах за левым флангом у с. Бергфриде находилась переправа через р. Алле, для обороны которой был послан генерал-майор граф Николай Михайлович Каменский 2-й (1776 – 1811) с тремя мушкетёрскими полками. Тульский полк, состоя в 4-й дивизии, расположился в резерве за центром позиции. В течение всего дня обе стороны готовились к бою, разыгравшемуся на следующий день на переправе у Бергфриде, занятие которой позволило бы французом обойти с левого фланга и отбросить русскую армию с Кенигсбергской дороги. Во избежание этого, ночью 23 января (4 февраля) русская армия отступила тремя колоннами к Вольфсдорфу, а 24 января (5 февраля) к Ландебергу. 4-я дивизия отступала по главной дороге. 25 января (6 февраля) русская армия от Ландсберга отступила к Прейсиш-Эйлау, где Беннигсен решил встретить Наполеона.


Позиция, выбранная для боя, находилась на холмах между селениями Шлодитеком и Серпяленом в тылу города, оборона которого была вверена войскам генерал-лейтенанта князя Петра Ивановича Багратиона (1765 – 1812) и Барклая де-Толли. 26 января (7 февраля) корпуса Ожеро и Сульта атаковали город Прейсиш-Эйлау и стали вытеснять из него русские войска. Для подкрепления Беннигсен лично привёл к городу и вручил находящемуся у городских ворот Багратиону 4-ю дивизию, в которой находился Тульский мушкетёрский полк, с приказом выбить французов из города. Князь Багратион, сойдя с лошади и крикнув "ура!", тремя колоннами повёл дивизию на штурм города, который уже успели захватить французы. Атака была настолько стремительной, то неприятель был вынужден покинуть город, который остался в русских руках. После окончания боя войска разбрелись по городу. Старший начальник в городе, князь Багратион, уехал в главную квартиру Беннигсена на мызу Ауклапен, поручив командование войсками шефу Тульского полка генерал-майору Сомову. Желая прекратить беспорядки, Сомов приказал бить сбор, не назначив места, где его ударить. Барабаны загремели в самой отдалённой от неприятеля стороне города, на улице, ведущей из города к позиции русской армии. Все войска потянулись к месту сбора, оставив ворота, улицы и площадь без охраны, т.е. очистили город, который тотчас вновь заняли французы. Дивизия же отступила и встала между городом и позицией русской армии. Возобновлять атаку было уже поздно и Беннигсен оставил дивизию на ночь на том месте, где она встала, чтобы обеспечить русские войска от ночного нападения. Наполеон с этой же целью поставил впереди своих войск дивизию Леграна и вскоре на заснеженной равнине с двух сторон запылали костры биваков.


Вся ночь на 27 января (8 февраля) прошла в приготовлениях к сражению. Целью Беннигсена было соединение с прусским корпусом Лестока и защита Кенигсберга. Целью Наполеона — разгром русской армии, если она примет сражение.


С рассветом 27 января (8 февраля) 4-я дивизия перешла в назначенное для резерва место, юго-западнее д. Ауклапен, и встала в одной густой колонне. Земля была покрыта глубоким снегом, температура была -4 градуса, озёра и ручьи были покрыты толстым слоем льда и не препятствовали движению войск. Временами поднималась снежная вьюга, затемнявшая собой дневной свет. И когда корпус маршала Ожеро тронулся с места, поднялась сильная метель, из-за которой он сбился с пути и, но вот погода прояснилась, и, неожиданно для всех, корпус оказался перед русской 70-ти пушечной центральной батареей, и залп которой картечью из всех орудий ошеломил французов. В то же время несколько пехотных полков ударили в штыки. Кроме того подоспел резерв, в котором находился Тульский мушкетёрский полк, и произошёл кровопролитный штыковой бой. Более 20000 человек с двух сторон кололи и резали без пощады друг друга. Около получаса не было слышно ни пушечных. ни ружейных выстрелов. Французы рвались вперёд, хватались за орудия, овладевали ими, но тут же падали под ударами штыков, прикладов и банников. Наконец, после отчаянных усилий, корпус Ожеро был опрокинут и преследуем пехотой и конницей.


Видя гибель корпуса Ожеро, Наполеон выслал в атаку всю свою кавалерию в 7000 человек. Масса кавалерии смяла преследующие войска, прорвала первую и вторую линию и только резерв задержал её стремительную атаку и вынудил отступить. К этому времени оправившиеся первая и вторая линии открыли по французской кавалерии сильный огонь, а русская кавалерия атакой с флангов довершила разгром французской конницы. После этого кровопролития обе армии разошлись по своим сторонам и по всей линии только гремела канонада. Часть резерва Дохтурова перешла в первую линию русского центра. В 12 часу на русском левом фланге появился 25000 корпус маршала Даву, наступавший к Саугартену. В то же время дивизия Сент-Илера направилась для атаки Серпалена, который обороняли Багговут и граф Каменский. Два раза это селение переходило из рук в руки и окончательно осталось за французами. После занятия Сарпалена, французы начали теснить русский левый фланг, в подкрепление которому был послан последний резерв, в том числе Тульский мушкетёрский полк. Но никакие усилия не могли остановить наступление французов, успевших уже ворваться на мызу Ауклапен, в тылу русской позиции. И в эту критическую минуту на самой конечности левого фланга развернулась 36-ти пушечная, картечный огонь которой вынудил французов очистить мызу, являющуюся пунктом, от которого зависел исход сражения. Французы повторили атаку на мызу Ауклапен, но выбить русских от туда уже не смогли. К этому времени на поле сражения прибыл прусский корпус генерала Лестока, немедленно посланный на подкрепление войск, защищавших мызу Ауклапен. Появление свежих войск вынудило корпус Даву отступить назад и очистить путь отступления войск Беннигсена в Россию.


Отразив нападение неприятельских корпусов, Беннигсен начал строить свою армию для атаки французов, но промедлил и с наступлением темноты атака была отложена. Бой прекратился. Лишь изредка раздавались пушечные выстрелы, а к 9 часам вечера наступила полная тишина. При свете горевших деревень войска отдыхали на том месте, где сражались. Таким образом русская армия сохранила за собой позицию, занимаемую утром, а армия Наполеона оставалась на месте, с которого начала атаку. Это сражение оказалось нерешённым и обе стороны приписывали победу себе.


Получив донесения о большой убыли в полках и о нужде в боевых и продовольственных припасах, Беннигсен приказал своей армии в 10 часов вечера начать отступление к Кенигсбергу, куда она прибыла 29 января (10 февраля) 1807 года. Французы, утратив из-за полного расстройства войск способность к наступательным действиям, после 10 дневного отдыха в Прейсиш-Эйлау отступили за р. Пасаргу. Узнав об этом, Беннигсен перевёл свои войска к Бартенштейну, вокруг которого и расположился. Тульский мушкетёрский полк, состоя в 4-й дивизии и находясь в резерве Дохтурова, расположился при с. Боркен, где оставался до конца мая. Военные действия до этого времени с обоих сторон не велись.


23 апреля 1807 портупей-прапорщик Тульского мушкетёрского полка Василий Петрович Белелюбский произведён "прапорщиком" того же полка.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Василия Петровича Белелюбского записано: "...мая 24 при деревне Шаркина 25 при приследовании неприятеля до реки Пасарги 28 и 29 под Городом Гельзбергом..."


В течение 3 месяцев русская армия была пополнена рекрутами и усилена 1-й и 6-й дивизиями. Тульский пехотный полк был укомплектован 124 рекрутами из Воронежской губернии и 4 (16) мая 1807 года был переведён в 14-ю дивизию, которая со 2-й и 3-й дивизиями составляла корпус генерал-лейтенанта барона Фабиана Вильгельмовича Остен-Сакена (1752 – 1837).


Пользуясь выдавшимся вперёд расположением корпуса Нея, Беннигсен решил атаковать его с нескольких сторон, для чего сосредоточил свою 80-тысячную армию в окрестностях г. Гейльсберга, разделив её на три колонны. 2, 3 и 14 дивизии колонны Сакена получили приказ ударить Нею во фланг со стороны Вольфендорфа, охватив его с нескольких сторон. И когда во время сражения 24 мая (5 июня) 1807 года Дохтуров уже опрокинул передовые войска Даву за р. Пасаргу, а князь Багратион овладел с. Алькирхеном, обходные колонны ещё задерживались на переправе через р. Алле и только после полудня на поле боя показалась 14-я дивизия, быстро наступавшая по полям мимо деревень Вельтхен, Петередорф к Вольфендорфу. В голове дивизии шёл Тульский полк, перед которым рассыпались стрелки под командованием штабс-капитана Волошенова и поручика Коротнева. Маршал Ней, заметив угрожавшую ему опасность, спешно начал отступать к Акендорфу, выслав навстречу наступающей 14-й дивизии слабый арьергард, открывший при приближении русских войск к местечку Шарник сильный огонь. Не останавливаясь долго на перестрелке, русские войска бросились в атаку. Шеф Тульского полка генерал-майор Сомов во время атаки находился в стрелках и, когда они уже бросились в штыки, лошадь его была убита, а сам он был ранен пулей в ногу. В момент падения генерала с лошади к нему подскочили два неприятельских стрелка, уже приготовившиеся к нанесению ударов штыками, но в эту минуту адъютант поручик Груздев ударом шашки уложил обоих вражеских стрелков и тем самым спас своего командира от верной гибели.


Французы не смогли удержаться в Шарнике и стали спешно отступать к с. Лангенау, где остановились и открыли сильный огонь по наступающим. Тульцы штыками очистили и это селение и лишь наступившая темнота прекратила дальнейшее преследование неприятеля.


Наполеон, узнав об отступлении корпуса Нея на левый берег р. Пасарги, собрал свои корпуса у Зальфельда, а Беннигсен, оттеснив неприятеля, расположился между Гутштадтом и р. Пасаргой, а затем 28 мая (9 июня) отвёл свою армию на позицию к г. Гейльебергу, расположенному на высотах, между которыми протекает р. Алле. Эти высоты были сильно укреплены русскими батареями и редутами. 3-я, 7-я и 14-я пехотные дивизии и гвардия под командованием цесаревича Константина Павловича разместились на высотах правого берега р. Алле, которые сильно возвышались над высотами левого берега, имея в 4 верстах перед собой авангард князя Багратиона, размещённый у Рейхенберга. Остальные русские войска расположились на левом берегу р. Алле.


29 мая (10 июня) 1807 года в 6 часов пополудни французы повели главную атаку на русский фронт и правый фланг и когда штурмовые колонны подошли близко к русской позиции, были осыпаны перекрестным огнём батарей, от чего не выдержали и отступили. В ходе сражения выяснилось, что на правом берегу р. Алле неприятеля не было и поэтому 3-я, 7-я и 14-я дивизии были переведены на левый берег. Наполеон же, не успев прорвать русский центр, направил вновь прибывшие войска на правый фланг. Тогда в подкрепление правому флангу Беннигсен послал 14-ю дивизию генерал-майора Олсуфьева. Ослабленные артиллерийским огнём неприятельские колонны были тут же атакованы Тульским, Виленским и другими мушкетёрскими полками и кавалерией Уварова. Французы оказались в конец расстроены и отступили за р. Спибах, после чего сражение ограничивалось сильной артиллерийской канонадой. Тульский мушкетёрский полк с войсками своей дивизии расположился при редуте. В итоге это сражение оказалось не решённым и обе стороны остались на своих местах. В 10 часов вечера Наполеон возобновил атаку на русский центр, на который до 11 часов вечера продолжались непрерывные атаки корпуса Нея.


Потерпев неудачу, Наполеон решил отказаться от открытой атаки на Гельеберг и вынудить русскую армию покинуть занятую позицию своим наступлением на Кенигсберг. В ту же ночь корпуса маршалов Мортье и Даву направились к Ландебергу. Весь день 30 мая (11 июня) русская армия простояла на позиции под ружьём и только когда выяснилось движение французов к Кигсбергу, она 31 мая (12 июня) снялась с позиции и отступила к Фридланду. В ночь на 2 (14) июня 1807 года русская армия, за исключением полков 14 дивизии, переправилась через р. Алле и расположилась на позиции перед г. Фридландом и в результате произошедшего там сражения потерпела полное поражение. Тульский мушкетёрский полк, находясь на правом берегу р. Алле, был лишь свидетелем погрома, стоившего русской армии 15000 человек убитыми и раненными. После Фридланда Беннигсен увёл свою армию к р. Неману, через который 6 (18) июня русские войска переправились возле Тильзита. 27 июня (9 июля) 1807 года Александр I и Наполеон заключили в Тильзите мирный договор а русские войска перешли под главное командование генерала Буксгевдена. 1-я, 4-я, 14 и 17-я дивизии, составившие корпус генерал-лейтенанта князя Алексея Ивановича Горчакова (1769 – 1817), расположились под г. Суражем в Витебской губернии. Всё лагерное время было посвящено на устройство материальной части полка и на строевые занятия, ввиду того, что почти две трети полка, как наиболее расстроенного в прошедшую войну, составляли вновь прибывшие рекруты.


В августе 1807 года главнокомандующий произвёл полку смотр, после которого на Высочайшее имя написал: "...люди поступившие на укомплектование, довольно уже обучены некоторым нужным движениям и оборотам и совершенно расстроенный вид и самое положение полка, в который привела его прошедшая кампания, более не существует". После этого смотра Тульский мушкетёрский полк был переведён в 4-ю дивизию генерал-лейтенанта Голицына 5-го. В сентябре 1807 года, в следствии зарядивших дождей, полк разместился по квартирам в с. Агаповщизне. 15 (27) октября 1807 года войска вновь собрались в полевом лагере для Высочайшего смотра, во время которого император Александр I нашёл войска 4-й дивизии в отличном состоянии, за что всем офицерам, которые "неустанной деятельностью и примерным рвением совершали столь скорые успехи в образовании полков", было объявлено монаршие благоволение, а всем нижним чинам пожаловано по рублю на человека. После смотра 4-я дивизия перешла в Гродненскую губернию на постоянные квартиры. Тульский полк расположился в г. Гродно, где простоял до 29 мая (10 июня) 1808 года.


13 (25) января 1808 года прапорщик Тульского мушкетёрского полка Василий Петрович Белелюбский произведён "под порутчиком" того же полка.


Одним из условий мирного договора, заключённого в Тильзите, стало присоединение Российской империи к континентальной блокаде Великобритании. К блокаде присоединилось и Датское королевство, более ста лет являющееся верным союзником России. Ещё до заключения Тильзитского мира, в Великобритании к власти пришла партия Тори во главе с Каннингом. Англичане охладели к союзу с Россией и отказались предоставить Александру I заём на продолжение войны с Наполеоном. В августе 1807 года британцы блокировали Копенгаген с моря начали вести переговоры с принцем-регентом о передаче Великобритании всего датского военного флота. Принц отказал. Тогда англичане высадили десант и осадили Копенгаген с суши. После трёхдневной бомбардировки Копенгагена англичане превратили половину города в пепел. 7 сентября был заключён договор, по которому британцы забрали у Дании 17 линейных кораблей, 17 фрегатов, 8 бригов и 33 малых судна с полной оснасткой и снаряжением. 21 октября британцы покинули Копенгагенский рейд, захватив с собой весь датский военный флот. Король Швеции Густав-Адольф был свидетелем отплытия британского флота и английские суда, проходя мимо пристани в Гельсингборге, салютовали шведскому королю. С отплытием английского флота Шведско-английский трактат о субсидиях потерял свою силу, и теперь Швеция уже не имела союзника. В октябре 1807 года Россия предъявила Великобритании ультиматум — разрыв дипломатических отношений до тех пор, пока не будет возвращен Дании флот и возмещены все нанесенные ей убытки. Александр I потребовал содействия Швеции, но Швеция поддержала Великобританию и стала готовиться к войне с Данией, чтобы отвоевать у неё Норвегию. Все эти обстоятельства дали императору Александру I повод к покорению Финляндии, с целью обеспечения безопасности Российской столицы от близкого соседства неприязненной России державы.


В начале 1808 года Наполеон посоветовал Александру I "удалить шведов от своей столицы" и предложил в этом деле свою помощь и содействие. 5 (16) февраля 1808 года Наполеон заявил русскому послу в Париже графу Толстому, что он согласится на то, чтобы Россия приобрела себе всю Швецию, включая Стокгольм. Великобритания со своей стороны в феврале 1808 года заключила со Швецией договор, по которому обязалась платить Швеции по 1 миллиону фунтов стерлингов ежемесячно во время войны с Россией, сколько бы она ни продолжалась.


Готовясь к войне с Швецией, Россия развернула вдоль границы Финляндии, между Фридрихсгамом и Нейшлотом, 24-тысячный корпус под командованием генерала-от-инфантерии графа Фёдора Фёдоровича Буксгевдена, в состав которого входила 5-я дивизия генерал-лейтенанта Тучкова 1-го, 21-я дивизия генерал-лейтенанта князя Багратиона и 17-я дивизия генерал-лейтенанта графа Николая Михайловича Каменского (1776 – 1811). Так-как эти дивизии ещё не совсем восстановились после тяжкого похода в Пруссию в 1806 и 1807 годах, полки были переформированы из трех-батальоного в двух-батальонный состав — третьи батальоны пошли на укомплектование первых двух.


Из 50 тысяч всех шведских сухопутных войск в Финляндии в это время находилось лишь 19 тысяч человек под временным начальством генерала Клеркера. Главнокомандующий шведской армией фельдмаршал граф Вильгельм Мориц Клингспор (Wilhelm Mauritz Klingspor, 1744 – 1814) всё ещё находился в Стокгольме, где все надеялись на миролюбивое разрешение недоразумений: сам король не доверял известиям о сосредоточении русских войск в Выборгской губернии и шведская армия не была переведена на военное положение. Когда граф Клингспор поехал, наконец, в Финляндию, сущность данной ему инструкции состояла в том, чтобы не вступать в бой с неприятелем, удерживать крепость Свеаборг до последней крайности и, по возможности, действовать в тылу у русских.


Русское командование решило начать военные действия, не дожидаясь сосредоточения в Финляндии всей шведской армии. Оно хотело, используя численное превосходство своих войск и фактор внезапности, быстро разгромить противника и в короткий срок окончить войну. За несколько дней до перехода границы русскими войсками, Дания объявила войну Швеции.


Рано утром, в воскресенье, 9 (21) февраля 1808 года русские войска двинулись к границе. Около 6 часов утра у Абборфорса раздался первый выстрел со стороны шведского пограничного поста, который был тут же оттеснён русским эскадроном. Остальные шведские пограничные посты отступали без сопротивления. На правом фланге в общем направлении на Куопио и далее на северо-запад на Улеаборг наступала 5-я дивизия Тучкова, которая имела задачу отрезать пути отхода для финляндской группировки противника на север. В центре на Тавастгус, Таммерфорс, Бьернеборг наступала 21-я дивизия Багратиона с задачей выйти на побережье Ботнического залива и разрезать неприятельские войска, действовавшие в Финляндии, на две части. Левый фланг составляла 17-я дивизия Каменского, которая должна была наступать вдоль побережья Финского залива на Гельсингфорс. Наступление развивалось успешно. Под натиском русских войск шведы начали поспешное отступление в глубь Финляндии. Русские войска неотступно преследовали неприятеля, нанося ему сильные удары.


Результатом зимней кампании было то, что шведы господствовали на островах Балтийского моря, на севере Финляндии и в Саволаксе, русские войска же овладели крепостью Свеаборг.


В мае графу Буксгевдену была послана в подкрепление 14-я дивизия, после прибытия которой вся Финляндская армия была разделена на три корпуса: Раевского — 7000 человек у Гомле-Карлеби, Барклая де-Толи — 7000 человек у Вильлганстранда и Нейшлота и графа Каменского вдоль берега от Ловизы до Вазы. При этом два первых корпуса должны были действовать наступательно. Кроме этих войск главнокомандующий просил ещё 5000 человек, но император Александр I вместо этого направил в Финляндию 4-ю дивизию князя Голицына 5-го, в котороую входил и Тульский мушкетёрский полк.


В апреле 1808 года Тульскому мушкетёрскому полку было приказано готовиться к выступлению в Санкт-Петербург. В поход должны были идти только два батальона — 1-й шефский и 3-й командирский. 2-й батальон майора Бека, в котором подпоручик Василий Петрович Белелюбский служил батальонным адъютантом, оставался в качестве резервного батальона и для подготовки рекрутов на случай убыли в двух действующих батальонах. Перед походом полк был пополнен офицерами, переведёнными из других полков. Нижние чины были доукомплектованы рекрутами и солдатами из различных команд. Перед походом в полку состояло 4 штаб-офицера, 54 обер-офицера и 2590 нижних чинов, включая 236 нестроевых.


28 мая (9 июня) 1808 года, после напутственного молебствия, полк выступил в Петербург в двух-батальоном составе при 2 штаб-офицерах, 38 обер-офицерах, 78 унтер-офицерах, 36 музыкантах и 1212 рядовых. С выступлением в поход всем нижним строевым чинам отпускались винная и мясная порции по три раза в неделю, а нестроевым только по одному разу.


23 июня (5 июля) 1808 года полк вступил в Петербург и расположился лагерем на Выборгской стороне вместе с другими полками 4-й дивизии. 26 июля (7 августа) император Александр I на Царицынском лугу сделал смотр 4-й дивизии и найдя полки в отличном состоянии, начальнику дивизии, шефам полков изъявил своё высочайшее удовольствие, а нижним чинам, бывшим в строю, пожаловал по рублю, по фунту говядины и по чарке водки на человека.


2 (14) августа 1808 года полк выступил в Тавастгус. 14 (26) августа 3-й батальон выступил в Тамеферорс, где составил гарнизон города. После прихода в Финляндию 4-й дивизии, вся Финляндская армия была разделена на 4 корпуса: графа Каменского для действий у Куопио, князя Багратиона для действий между Христианштадтом и киркой Бюрке, генрал-лейтенанта графа Петра Христиановича Витгенштейна (1768 – 1843) для действий от Бюрке до старой границы и резервный корпус князя Голицына 5-го для поддежки других корпусов с расположением в Тавастгусе.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Василия Петровича Белелюбского записано: "...1809 Июня с 30 из Кронштадского порта финскими заливами Июля 5 в Сражении С английским фрегатом близ биоркизунда 13 между раченсальмом и фридризгамом против 20 неприятельских военных судов и в отряде накононерских лодках наводах уоранских островов..."


После вступления полка в Финляндию, 2-й резервный батальон перешёл из Гродно в местечко Мосты, но пробыл там не долго. 29 августа (10 сентября) 1808 года 2-й батальон выступил в поход в Санкт-Петербург, где был оставлен на зиму.


24 апреля 1809 года на Балтийское море прибыл британский флот под командованием вице-адмирала Джеймса Сомареца (James Saumarez, 1757 – 1836), который имел повеление покровительствовать на Балтийском море торговле, блокировать и если можно атаковать Русский флот. Английский флот начал препятствовать плаванию русских судов. В то же время русские войска на Аландских островах сильно нуждались в провианте и для их снабжения было решено снарядить гребную флотилию с транспортами провианта в сопровождении значительного воинского отряда.


Проведя зиму в Санкт-Петербурге, 2-е резервные батальоны Тенгинского, Тульского и Полоцкого полков, находившиеся под общим командованием полковника Марлинея, по приказу должны были 26 мая (7 июня) 1809 года выступить в Ораниенбаум и там ожидать переправы в Кронштадт, где их планировалось использовать на гребной флотилии. При выступлении из Санкт-Петербурга 2-й батальон Тульского мушкетёрского полка состоял из 2 штаб-офицеров, 9 обер-офицеров, 32 унтер-офицеров, 7 музыкантов и 433 рядовых.


7 (19) июня 1809 года 2-е батальоны Тульского и Полоцкого полков прибыли в Кронштадт, где под руководством флотских офицеров стали обучаться гребле. Когда люди в достаточной мере овладели гребным делом, для перевозки провианта на Аландские острова была снаряжена гребная флотилия под начальством капитана 2-го ранга фон Дезина 4-го, состоявшая из 25 канонирских лодок, 3 транспортных судов, 2 кухонных, 2 водоливочных, 2 провиантских и госпитальных судов. 1 (13) июля батальоны Тульского и Полоцкого полков сели на суда и при попутном ветре отплыли в г. Або. Знамя батальона было оставлено для сохранения в Кронштадте при штабс-капитане Бутенке с 2 офицерами, 6 унтер-офицерами, 3 музыкантами и 78 рядовыми.


Начальнику флотилии фон Дезину было предписано: "в случае невозможности защищать транспорты от неприятельских покушений, потопить или истребить их, но не отдавать Англичанам." Следуя шхерами, флотилия фон Дезена была беспрестанно наблюдаема и преследуема английскими кораблём и 2 фрегатами, крейсировавшими у о. Торсара. Тем не менее поначалу плавание проходило благополучно, всё время дул попутный ветер и флотилия, не сталкиваясь с неприятелем, быстро неслась по морю.


9 (21) июля 1809 года, когда флотилия подходила к о. Питкопасу, подул встречный ветер. 2 транспортных и госпитальное судна не смогли войти в узкий пролив между Талкир и Рейскар и легли на якорь у о. Пигля-Лядо. Для их прикрытия фон Дезин оставил 5 канонерских лодок под начальством капитан-лейтенанта Капельцова, а сам с остальными судами вошёл в Питкопасский пролив. 10 (22) июля ветер стих и транспорты начали верповаться к Питкопасу. В полдень они увидели 5 больших трехмачтовых судов, лавировавших туда же. В 5 часов одно из них, английский корабль, приблизилось к русским транспортам, которые к этому времени зашли за о. Геро. Командовавший отрядом на лодках капитан Горбунов приказал открыть по кораблю огонь, который удерживал неприятельское судно до тех пор, пока не подоспела помощь. Для прикрытия транспортов и в помощь 5 канонерским лодкам, фон Дезин послал к о. Геро 10 канонерских лодок под командой лейтенанта Быкова, а 8 канонерских лодок были отряжены в проход между о. Эсар и о. Ильмара, в тыл неприятельского корабля. Первые 10 лодок встретили английский корабль от транспорта, а остальные 8 лодок открыли по нему огонь с носа, вдоль всей батареи. После полутора-часовой ружейной и артиллерийской перестрелки английский корабль спустился на фордевинд, то есть так, чтобы ветер дул ему сзади, и поставя паруса, побежал, при этом канонерские лодки сбили у него фор и крюс-брам-стенги и преследовали его до о. Пигля-Лядо. К вечеру, когда корабль начал уходить от выстрелов, русские лодки возвратились в Питкопас. Общие потери с русской стороны составили 4 раненных, два транспорта получили пробоины, при этом во 2-м батальоне Тульского мушкетёрского полка убитых и раненных не оказалось.


В следующие дни плавание флотилии фон Дезина продолжалось благополучно, но суда, останавливаемые безветрием и мелями, двигались медленно. Поэтому флотилия растянулась на значительном расстоянии.


В ночь на 14 (26) июля 1809 года транспортное судно с 4 канонерскими лодками, 2 водоналивочными и 2 кухонными судами под общим командованием мичмана Коробки, заметили стремительно приближающиеся к ним 19 английских баркасов и катеров, плывших с Аспинского рейда, на котором находились английские 2 корабля, 3 фрегата и бриг. Все баркасы и катера устремились на русский транспорт, приняв его за военный бриг, так как на нём имелось вооружение брига, и абордировали его. Транспорт, которым командовал мичман Юрьев 2-й, спустил флаг, когда более 100 англичан взошли на палубу, а из находившихся на нём 20 человек 10 были убиты и ранены. Затем англичане обратились к канонерским лодкам, на которых находилось по одной роте Тульского и Полоцкого полков под общим начальством майора Бека, при котором состоял адъютантом подпоручик Василий Петрович Белелюбский. Англичане сперва 8 баркасами абордировали с носа и обоих бортов ту канонерскую лодку, на которой находился начальник отряда мичман Коробка. После отчаянного сопротивления лодка сдалась, когда на ней в живых оставалось 7 человек а сам Коробка был тяжело ранен. После этого англичане напали на другие две лодки, которыми командовали майор Бек и подпоручик Василий Петрович Белелюбский, утопая в крови их защитников. Четвёртая канонерская лодка, на которой находилась рота под начальством поручика Аксенова, с водоналивочными и кухонными судами, отпаливаясь, успели пробиться сквозь неприятельскую линию и, пользуясь темнотой ночи, отступили к Роченсальму.


Англичанами командовал капитан Форест, у которого на всех судах находилось 320 отборных матросов из абордажных партий, вооружённых саблями и пистолетами. Из 147 человек, находившихся на русских лодках, ранены 3 офицера и 63 человека нижних чинов, убиты 29 человек. В этом сражении рота поручика Тульского пехотного полка Аксенова, большая часть которой спаслась бегством, потеряла 3 человек убитыми и 10 ранеными. Англичане потеряли убитыми 19 и раненными 57 человек. Видный историк Британского флота капитан Брентон написал об этом сражении: "Русские сражались с величайшей храбростью; на одной лодке все были убиты или ранены." Английский историк Джемс также пишет: "Одна русская лодка так упорно защищалась, что все люди её экипажа, состоявшего из 44 человек, были убиты или ранены прежде нежели она сдалась."


Майор Бек и подпоручик Василий Петрович Белелюбский, потерявшие на лодках почти всех своих подчинённых, были взяты англичанами в плен. Позже майор Бек написал в своём рапорте: "Хотя я видел и чувствовал себя гораздо слабее но знал, что никоим образом нельзя избежать сражения, тем более, что я был далеко от берегов, решился лучше защищаться сколь возможно будет, нежели постыдным образом от них уходить и попасться в плен и для того, отдав офицерам нужныя приказания к защищению, сошёл с транспорта на ближайшую к неприятелю лодку, для обозрения нижних чинов и самим собою показать пример; повернув лодки к неприятелю, я открыл огонь по нём, который таким же образом и нам отвечал; но между тем, гребя со всею силою, подавался вперёд с удивительною быстротою к транспорту и к лодкам; вскоре увидел со всех сторон окружённым неприятелем, который употреблял все усилия взобраться к нам на лодки, но был отражаем штыками; через великую потерю людей и по причине несоразмерного его превосходства, успел он овладеть транспортом и тремя канонирскими лодками, 4 же удалилось или попало на мель, за темнотою не мог заметить. Сражение продолжалось около часу.

Я долгом поставляю донести, что воинские чины, не взирая на неопытность их на море и незнание в поворотах, с отменною храбростью защищались и единственно я должен преписать успехи англичан к тому, что уже не было более кому защищаться.

При овладении транспортом потерял я всю канцелярию и с нею письменныя дела и деньги, отпущенныя мне на перевозку мундиров 1200 руб. и остаток от раздачи жалования 97 руб.; при сём случае лишился я, как и батальонный адьютант поручик Белелюбский, всего своего экипажа".


Взятые в плен майор Бек и подпоручик Василий Петрович Белелюбский были представлены главнокомандующему британской эскадрой в Балтийском море вице-адмиралу Сомарецу, который, из уважения к храбрости сухопутных войск на море, освободил их из плена и отправил в г. Ревель к адмиралу Свиридову с весьма лестным письмом, в котором свидетельствовал о храбрости этих офицеров и русских солдат, хотя и совсем не привыкших к морю, но и там оказавших обыкновенное их мужество.


После освобождения из плена, майор Бек вступил в командование батальоном, к этому времени уже находящимся на Аландских островах. Поздней осенью 1809 года плавание по морю прекратилось и батальон расположился в г. Або, где простоял до 12 (24) декабря 1809 года, после чего выступил в Санкт-Петербург, где 6 (18) января 1810 года соединился со своим полком. После двухдневного отдыха Тульский мушкетёрский полк выступил на постоянные квартиры в г. Юрьев.


5 (17) сентября 1809 года в городе Фридрихсгам был подписан мирный договор между Россией и Швецией. От России его подписали министр иностранных дел граф Н.П. Румянцев и посол России в Стокгольме Давид Алопеус, от Швеции — генерал от инфантерии барон Курт Стединк и полковник Андрас Шельдебронт. Союзники шведов, англичане, к Фридрихсгамскому мирному договору не примкнули и поэтому с открытием навигации 1810 года в России ожидали появление английского флота для блокады русских берегов.


Для обороны берега от ожидаемой высадки английского десанта были назначены 5-я и 14-я дивизии, а также все гарнизонные войска, находившиеся на пространстве между устьями р. Луги и р. Паланги. Командующим над всеми береговыми войсками был назначен генерал-лейтенант граф Витгенштейн, как видно из ряда его приказов, сделавший первой своей заботой сбережение здоровья офицеров и нижних чинов.


Одним из пунктов береговой обороны являлся о. Эзель, отделённый от материка двумя проливами: Большим Зундом — шириной 20 вёрст, и Малым Зундом — шириной 12 вёрст. Переправа через них совершалась по льду или на судах. Оборона этого острова была поручена полковнику Паттону с отрядом, в который были назначены Тульский мушкетёрский полк, шесть орудий, лёгкая рота и 2 сотни казачьего Тентярского полка.


28 марта (9 апреля) 1810 года полк выступил из Перново на о. Эзель. До открытия навигации 2 батальона простояли в г. Аренсберге, где частью расположились в казармах местного гарнизона, а частью на обывательских квартирах, а 3-й в городе Киель-Конде. К 20 апреля (2 мая) море совершенно очистилось от льда и батальоны перешли на новые места: 1-й шефский батальон в Киель-Конде, 2-й майора Бека, в котором находился подпоручик Василий Петрович Белелюбский, в г. Корола, 3-й командирский в г. Аренсберг.


Высочайшим приказом 9 (21) мая 1810 года подпоручик Тульского мушкетёрского полка Василий Петрович Белелюбский произведён "порутчиком" того же полка.


По всему берегу острова были выставлены наблюдательные казачьи посты, которые должны были наблюдать за приближением неприятельских кораблей, о чём должны были известить сигнальными выстрелами. Пехотные батальоны же должны были совершать непрерывные походные движения с артиллерией, чтобы демонстрировать англичанам готовность к встрече с ними. По началу, из-за неумения различать военные и торговые суда, очень часто поднималась ложная тревога. Даже случайный выстрел или ошибочно принятый за тревогу какой-либо другой сигнал поднимали на ноги весь остров, артиллерия производила сигнальные выстрелы, а батальоны спешили по направлению выстрелов или ложного сигнала. Во избежание напрасного беспокойства гарнизона и местных жителей ложными тревогами, был принят ряд мер. Горнистам и барабанщикам запретили бить и играть все другие сигналы, кроме означавшего "приближение к берегам неприятельского флота". Охота на острове была полностью запрещена. В каждой роте должен был находиться неотлучно один офицер, а все остальные с 10 часов вечера до 9 часов утра должны были находиться на своих квартирах. На все работы, какие требовались в полку или для укрепления прибрежных городов, все части выходили в полной боевой и походной форме с боевыми патронами.


Всё лето в водах острова крейсировали английские фрегаты, но неприятель так ни разу не попытался высадиться на остров. Только два раза с фрегатов посылались лодки на ближайшие острова за дровами и провизией.


19 сентября (1 октября) 1810 года начальником 14-й пехотной дивизии назначен генерал-майор Иван Терентьевич Сазонов (1755 – 1823).


Поздней осенью, когда море стало замерзать, полк получил приказ покинуть остров и выступить на постоянные квартиры в г. Везенберг. 20 октября (1 ноября) 1810 года полк собрался на месте переправы через Большой Зунд в г. Орисар, где не оказалось никаких средств для переправы на "большую землю" и, в ожидании переправы, полк с трудом расположившись на тесных квартирах в г. Орисар и с. Левале. В одну квартиру разместили от 10 до 30 солдат, а под офицеров отвели на две роты одну комнату. В таком скученном положении полк находился до 28 декабря (9 января) 1810 года, когда по льду замерзшего пролива выступил в назначенные квартиры. 16 (28) января 1811 года полк вступил в г. Везенберг, где остались штаб полка и шефский батальон. Штаб 2-го батальона и 1-я рота перешли на мызу Боркгольм, штаб 3-го батальона и две роты — на мызу Кетентак, остальные роты разместились в деревнях вокруг своих штабов. Довольствовались нижние чины от местных жителей.


Высочайшим указом 22 февраля (6 марта) 1811 года мушкетёрские полки переименованы в пехотные. Первейшим из занятий при обучении солдат стала стрельба в цель. При штабе корпуса была создана стрелковая команда, в которую командировались от каждой роты по два солдата и от полка один офицер. В этой команде нижние чины обучались теоретически и практически правилам стрельбы в цель. По окончании курса производилось испытание нижним чинам и офицерам, после которого они отпускались в свои полки, где каждому давалось для обучения по два лучших и расторопных человека, и когда они окрепли в знании стрелкового дела, уже им давались для этого же по два новых человека, до тех пор, пока в каждой роте не набиралось достаточное количество искусных стрелков.


1 (13) марта 1811 года Тульский пехотный полк выступил из г. Везенберга на новые квартиры в г. Ригу, взяв с собой 10-дневный запас продовольствия. Вскоре, по новому расписанию, 2-й батальон Тульского пехотного полка, за исключением его гренадерской роты, был назначен в г. Ревель. Гренадерская рота 2-го батальона была назначена для постройки новой крепости Динабурга (Двинска) в устье р. Двины.


Богатых офицеров в Тульском пехотном полку не было. Почти все офицеры жили на своё жалованье, которое было явно недостаточным для жизни в большом городе, и, помимо своих служебных обязанностей, большая часть офицеров имели ещё посторонние занятия: в конторах купцов, в преподавании уроков. Некоторые офицеры сами занимались торговлей и имели свои лавки, арендовали купальни и т.п. Самым прибыльным занятием среди офицеров Тульского пехотного полка считалось содержание экипажей под извоз. Офицерскими извозчиками были запружены улицы, площади, набережная, до такой степени, что граф Витгенштейн был вынужден ограничить права офицеров по содержанию извозчиков. В предписании Витгенштейна за №856 говорилось: "Подтвердить всем штаб и обер-офицерам вверенного Вам полка, здесь квартирующим, дабы никто не держал при здешних городовых воротах побережной, форштадским улицам или площадям никаких под извоз экипажей и под перевозку частных товаров, впрочем, если бы кто имел подряд с казной или частными людьми производить какую либо перевозку не с площади, а из квартиры, в таковом случае права их не лишать".


С 1 (13) июня по 15 (27) июля Тульский пехотный полк находился на строительстве задвинских укреплений, которые должны были состоять из батарей и редутов. Во время этих работ нижние чины получили усиленное питание, а офицеры по 15 копеек суточных.


Высочайшим приказом 14 (26) июля 1811 года поручик Тульского пехотного полка Василий Петрович Белелюбский произведён "Штабс Капитаном" того же полка.


С 15 (27) июля по 6 (18) августа проводились маневры частей корпуса, перед которыми Витгенштейн произвёл в полку смотровую стрельбу и после этого написал в рапорте военному министру от 18 июля 1811 года №1484, что "учение производится с хорошим успехом, ибо в каждой роте стрелки сии, стреляя по одной пуле, попадали больше половиною числа в щит, нарочно сделанный в рост и фигуру человека, поставленный в расстоянии 150 шагов и можно надеяться, что в непродолжительном времени иные все доведены будут до желаемого совершенства". После маневров полк вновь был направлен на строительство задвинских укреплений и находился там до 15 (27) октября. Летние занятия и работы завершились инспекторским смотром корпусного командира графа Витгенштейна.


Для пополнения убыли в действующих батальонах уже обученными рекрутами, для каждого полка были устроены рекрутские депо, кадром для которых послужили командированные из полков наиболее опытные но слабые здоровьем офицеры, унтер-офицеры и рядовые. Для Тульского пехотного полка было сформировано рекрутское депо в г. Старая Русса. Депо всех полков дивизии составляли бригаду и командиром бригадного депо 14-й дивизии был назначен командир 2-го батальона Тульского полка майор Бек. Позднее каждое депо, состоявшее из 3 рот, были переименованы в 4-е резервные батальоны своих полков, резервные батальоны всей армии составили резервную армию генерала Миллер-Закомельского.


Высочайшим приказом 14 (26) января 1812 года штабс-капитан Тульского мушкетёрского полка Василий Петрович Белелюбский произведён "Капитаном" того же полка.


В начале 1812 года война с Францией уже всем казалась неизбежной. К западной границе империи были собраны войска, разделённые на три армии. Корпус графа Витгенштейна вошёл в состав 1-й армии Барклая де-Толли и, составляя её правый фланг, занимал Ковенскую губернию. В поход полк должен был выступить в 2 батальоном составе. Все больные, слабые здоровьем и неспособные люди должны были остаться при 2-м запасном батальоне, из которого все способные по фронту были переведены в 1-й и 3-й действующие батальоны. 2-й резервный батальон майора Роста остался в г. Риге и в начале 1813 года вошёл в состав 30-й резервной дивизии. 2-я гренадерская рота капитана Сокологоского была отделена от 2-го батальона на формирование сводного гренадерского батальона 14-й пехотной дивизии. 3-м действующим батальоном в то время командовал майор Дмитрий Васильевич Костырка (1776 – 12.04.1855), который, будучи уже полковником в отставке, в возрасте 78 лет умер в г. Перми.


16 (28) февраля 1812 года Тульский пехотный полк под командованием шефа полка полковника Паттона выступил из г. Риги в Ковенскую губернию и, следуя через Митаву, 2 (14) марта расположился в местечке Радзивилишки на назначенные ему временные квартиры. 26 апреля (8 мая) весь корпус графа Витгенштейна собрался в местечке Щовлях для Высочайшего смотра. Получив Высочайшее благоволение за отличный порядок, выправку и бодрый вид людей, полк на другой день вернулся возвратился в м. Радзивилишки.


Наполеон, собрав на российской границе 600-тысячную армию, на рассвете 12 (24) июня 1812 года перешёл границу у д. Понемуна и в тот же день занял г. Ковно. 23 июня (5 июля) в полку был прочитан Высочайший Манифест об объявлении Наполеоном войны. В ночь на 24 июня (6 июля) весь корпус выступил в укреплённый лагерь на р. Дриссе. Резерв корпуса под начальством начальника 14-й дивизии генерал-майора Сазонова составили Ямбургский драгунский, Тульский и Навагинский пехотные полки и сводные гренадёрские батальоны 5-й и 14-й дивизий. 28 июня (10 июля) резерв генерала Сазонова, переправясь в 9 часов вечера вброд через р. Двину, расположился биваком на правом фланге 1-й армии, напротив местечка Леоптополя. Вскоре 1-я армия покинула Дриский лагерь и отправилась к г. Смоленску на соединение со 2-й армией князя Багратиона. Корпусу же Витгенштейна было приказано остаться и охранять территорию от р. Двины до г. Пскова и ни в коем случае не пускать неприятеля к столице — г. Санкт-Петербургу. Для действий против корпуса Витгенштейна Наполеон направил корпус маршала Удино, через г. Полоцк, и корпус маршала Макдональда, через г. Якобштадт и г. Ригу.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Василия Петровича Белелюбского записано: "...1812 вроссии Июля с 12 в вретираде июля 20 в Сражении при деревне Сивошине. 30 уприкрытия батареи приреке Свольне Августа 5 в перестрелках при городе Полоцке 6 при открытии неприятелем Сильной Кононады и в совершенном поражении Его Колонн где и контужен в левую руку черепом от разорвания Гранады изаотличие награждён орденом св. анны 4 степени..."


14 (26) июля 1812 года корпус графа Витгенштейна находился в Почаевцах. В этот день корпус маршала Удино переправился через р. Двину под г. Полоцком и направился по Петербургской дороге к Сивошину, куда шёл и маршал Макдональд со своим корпусом для совместных действий против корпуса Витгенштейна. Чтобы помешать их соединению и преградить дорогу на Санкт-Петербург, граф Витгенштейн перешёл в наступление на перерез путь маршала Удино, для чего направился к с. Клястицы. 18 (30) и 19 (31) июля, во время сражений за мызу Якубово и с. Клястицы, Тульский пехотный полк вместе с другими частями 14-й пехотной дивизии стоял в резерве у мостов при корчме Ольхово. Когда отряд генерала Кульнева, посланный преследовать отступающего к г. Полоцку неприятеля, неожиданно столкнулся со стоящим в боевом порядке всем корпусом маршала Удино, ему из резерва в подкрепление был послан Тульский пехотный полк с 6 орудиями.


Когда отряд Кульнева уже не мог удерживать позицию и начал отступать, показался Тульский пехотный полк. Став на левом фланге против рощи, полк ещё не успел развернуться, как внезапно по нему был открыт неприятельский огонь из ружей и картечью из орудий, после которого французская кавалерия и пехота ринулись в атаку и смяли и отбросили за р. Дрису отряд Кульнева, Тульский пехотный полк и шедшую следом за ним 14-ю пехотную дивизию. Туляки потеряли 6 своих орудий. Но французы увлеклись преследованием, вследствие чего сильно растянулись на значительном расстоянии. Граф Витгенштейн воспользовался выгодным положением и двинул к с. Головчицы 5-ю дивизию, которая остановила неприятеля. Затем весь корпус Витгенштейна перешёл в наступление и разбил корпус Удино, спешно отступивший к г. Полоцку. В этой первой встрече с неприятелем в кампанию 1812 года Тульский пехотный полк потерял 3 офицеров и 159 нижних чинов убитыми и раненными.


21 июля (2 августа) 1812 года, по случаю первой одержанной корпусом победы, на поле сражения был отслужен торжественный благодарственный молебен, после которого было отпевание и погребение убитых. После этого корпус Витгенштейна расположился на Петербургской дороге. 14-я дивизия встала в 3 линии у с. Соколицы, где простояла до конца месяца. Вдохновившись первой победой, граф Витгенштейн решил овладеть г. Полоцком и предпринял наступление. В то же самое время маршал Удино, усиленный корпусом Сен-Сира, выступил из г. Полоцка с целью разбить русский корпус и продолжить наступление к Санкт-Петербургу.


29 июля (10 августа) 1812 года при с. Свольно произошла встреча авангардов. На следующий день к с. Свольно подошёл весь корпус Витгенштейна, занявший позицию возле д. Коханова. Переправив часть своего корпуса через р. Свольно, маршал Удино более не предпринял никакого движения. Временно командовавший русским корпусом генерал Довре приказал своим войскам перейти в наступление, чтобы вытеснить французов за р. Свольно. Главную атаку на с. Свольно повёл отряд генерал-майора Козачковского, усиленный отрядом подполковника Лялина, составленным из 3 батальонов 2 линии, в том числе и Тульского пехотного полка. Этот отряд занял лесок между с. Свольно и д. Островом, откуда фланговым огнём можно было обстреливать мост через р. Свольно. После усиленного артиллерийского огня по селу, отряды Козачковского и Лялина пошли в атаку и вытеснили из него французов, отступивших к г. Полоцку. В этом деле Тульский пехотный полк потерял 38 человек убитыми и раненными.


Из Свольно корпус Витгенштейна двинулся вслед за отступающими французами к г. Полоцку. 5 (17) августа 1812 года, выйдя из леса на равнину, простирающуюся перед г. Полоцком, корпус выстроился в боевой порядок. 14 дивизия стала в резерве за правым флангом позиции. В начале сражения французы пытались прорвать русский центр и овладеть стоявшей там батареей, с целью разделить корпус и уничтожить по частям. В подкрепление центра был послан генерал-майор Гаслен с 3-м батальоном Тульского пехотного и батальоном 11-го егерского полков. Став на правом фланге, генерал Гаслен приказал рассыпаться двум ротам в густую цепь, чтобы огнём ослабить неприятельские колонны, быстро подходившие к русской позиции. Командир батальона майор Костырко приказал ротам капитана Дерожинского и штабс-капитана Гружевского 1-го выслать стрелков в цепь. После долгой перестрелки, когда неприятель, несмотря на сильный огонь, подошёл уже близко к батарее, стрелки, поддержанные остальными ротами и ободряемые начальниками, бросились на неприятельскую цепь, которую гнали до самых неприятельских колонн. Но успех оказался непродолжительным. Под напором значительных сил неприятеля русские войска стали отступать. Во время отступления был убит поручик Мухин, ранены штабс-капитан Дорожинский 2-й, подпоручик Голофеев, контужены майор Костырко и капитан Дорожинский 1-й. Тогда в подкрепление отступающему центру был направлен 1-й батальон Тульского, батальоны Эстляндского и Навагинского пехотных полков, с помощью которых французы были остановлены, а затем оттеснены до стен Полоцка. Сражение прекратилось только поздней ночью.


6 (18) августа 1812 года с раннего утра завязалась незначительная перестрелка, которая вскоре закончилась. Граф Витгенштейн, понимая, что овладеть Полоцком будет не легко, решил дождаться более благоприятного для его взятия времени и приказал войскам в 9 часов вечера быть готовыми к отступлению. По этому случаю войска были совершенно спокойны и все отдыхали. Около 5 часов пополудни, когда большая часть корпуса обедала, 4 неприятельские дивизии, после залпа 60 орудий, стремительно бросились в атаку на отдыхающие русские войска, которые мгновенно построились на тех местах, где стояли на биваке. Первая линия сделала попытку остановить французов, но была опрокинута на 14-ю дивизию, стоявшую при с. Присменицы и уже полностью готовую к бою. В селе и вокруг него завязался упорный бой, в котором, по словам Сен-Сира, "Русские показали постоянное мужество и личную храбрость, каких бывает мало примеров в войсках других народов. Их батальоны, взятые врасплох, при первой атаке, отрезанные одни от других потому, что мы прорвались сквозь их линии, не расстроились и, сражаясь, отступили чрезвычайно тихо, оказывая со всех сторон сопротивление с таким мужеством, которое, повторяю, свойственно одним только русским. Они совершили чудеса храбрости; но не могли противостоять единовременной атаке четырёх дивизий, шедших совокупно вперёд и тяжестью своею подавляли высылаемые против них войска".


Граф Вингинштейн же доносил об этом сражении: "в При сменице началось жарчайшее сражение; три раза неприятель ходил на приступ сей деревни, с намерением овладеть ею и тем порвать наш цент, но столько раз были опрокидываемы. Наконец после четвёртой атаки Присменица была занята французскими и наши войска отступили в лес".


В этот день Тульский пехотный полк потерял убитыми поручика Добровольского, 4 унтер офицеров и 53 рядовых. Были ранены майор Бутенко, штабс-капитан Гружевский, поручик Яновский, подпоручики Савицкий, Каплин и Владимиров, 15 унтер-офицеров, 4 музыканта и 135 рядовых. Для отличившихся в этих сражениях было пожаловано 2 ордена св. Владимира 4 степени с бантом, 4 ордена св. Анны 3 степени, 9 производств в следующие чины. Высочайшее благоволение было объявлено 5 офицерам.


Высочайшим приказом 4 сентября 1812 года капитан Василий Петрович Белелюбский, контуженный в левую руку осколком французской гранаты, был удостоен ордена св. Анны 3 степени на шпагу за храбрость (28 декабря 1815 года 3-я степень стала 4-й степенью ордена). В "Список имянной Тульского пехотного полка, отличившихся гг. штаб- и обер-офицеров, в сражении против неприятеля, 5-го и 6-го чисел сего августа, при городе Полоцке, с описанием их деяний." записано: "Капитан Белелюбский. Сей храбрый капитан 5 и 6 чисел, как должно, подавал пример своим подчинённым, чем ободрял оных, а 6 получил сильную контузию в левую руку, но однакож ободрял духом, принудил нижних чинов ударить в штыки и неприятельские колонны, каковые совершенно истребил. Награждён орденом св. Анны 3-й степени."


11 (23) августа корпус графа Витгенштейна отступил за р. Дриссу и занял крепкую позицию у Савошино. 14-я дивизия генерал-майора Сазонова стала во второй линии у Соколиц и простояла здесь до 3 (15) октября. Войска расположились в шалашах, построенных из хвороста, и в землянках. Недостатка ни в чём не было. На биваках было полное изобилие провианта и тёплой одежды. Жители не опустошённых северных губерний, особенно псковичи, несли в дар войскам Витгенштейна деньги, одежду, скот, водку и т.п. В лагерях царило веселье. Каждый день играла музыка, пелись песни. В то же время французы в Полоцке терпели сильную нужду. Поэтому всё пространство к Полоцку охранялось отдельными отрядами из корпуса гр. Витгенштейна, предохранявшими эту местность от неприятельских мародеров.


Спустя два месяца силы французов значительно уменьшились, а корпус гр. Витгенштейна наоборот увеличился за счет непрерывно подходящего подкрепления, состоявшего из ополчения Санкт-Петербургской губернии и резервных войск, и достиг 35 тысяч человек, не считая корпуса графа Штейнгеля, идущего на подкрепление к Витгенштейну из Финляндии. Тульский пехотный полк был усилен 3-й дружиной С.-Петербургского ополчения в количестве 821 человека. Дружина состояла из 3 батальонов, предназначенных только для удара в штыки. В то же время в г. Полоцке царил голод. По городу шатались голодные и больные толпы французов и баварцев. Французский корпус стремительно таял. Французы, видя растущее превосходство русских, начали укреплять г. Полоцк.


Согласно общему плану военных действий корпусу гр. Витгенштейна приказано было перейти в наступление, отрезать корпус маршала Сен-Сира от главной неприятельской армии, отступавшей к р. Березине, и двинуться к Докшицам на соединение с армией адмирала Чикагова, наступающей с юга. Гр. Витгенштейн разделил свой корпус на три колонны: первые две под личным начальством гр. Витгенштейн наступали по Невельской дороге, а третья колонна кн. Яшвиля — по Собежской дороге. В составе последней находился Тульский пехотный полк.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Василия Петровича Белелюбского записано: "...Октября 6.7. и 8 чисел вторично при городе полоцке призанятии Онаго Штурмом изаотличие также наГраждён майором 9 приместечке чашниках ноября 20 примызе Смольянке 15 и 16 при городе борисове декабря с 17 в пруссии..."


6 (18) октября в 4 часа по полудни князь Яшвиль, наступавший по правой стороне р. Полоты, получил приказ атаковать правобережные неприятельские укрепления. Едва князь Яшвиль построил свою колонну в боевой порядок и двинул её на штурм укреплений, французы, не дожидаясь решительного удара, покинули свои укрепления и отступили к городу. Под стенами Полоцка французы остановились, перестроились и при поддержке двух свежих бригад остановили преследующую их колонну князя Яшвиля, и после упорного боя заставили её отступить назад. Видя, что успех клонится в пользу французов, генерал-майор Сазонов взял из резерва Тульский, Навагинский и Тенчинский полки и бросился с ними на неприятеля, оттеснил его в город, захватив при этом в плен целую бригаду кроатов. Ночь прекратила битву. На ночь у стен Полоцка остались наблюдательные посты, а все остальные войска отступили к д. Громам.


7 (19) октября 1812 года русские и французские войска построились в боевые порядки, но боя не начинали: граф Витгенштейн ждал корпус Штейнгеля, а маршал Сен-Сир ожидал донесений от высланных им разъездов. Когда полководцам донесли о приближении корпуса Штейнгеля, Сен-Сир со своими войсками очистил Полоцк и отступил к Чирее.


Как только стало известно, что французы оставляют город, князь Яшвиль немедленно открыл по городу артиллерийский огонь и, не смотря на темную ночь, двинул свою пехоту на штурм города. Перед самыми стенами города протекает р. Полота и колонна, дойдя до неё, встала — единственный мост уже был охвачен пламенем. В этот момент из колонны выбежало несколько стрелков, начавших тушить мост. Потушив мост, они очистили противоположный берег от неприятельских стрелков. Колонна, переправившись через реку, начала штурм города. К утру город был полностью освобождён от неприятеля и представлял собой одни развалины и пепелище. Пройдя через город, колонна расположилась в бывшем французском лагере, где были найдены готовые землянки и деревянные домики с печками. На следующий день в полуразрушенном городском соборе было отслужено молебствие о победе и панихида по убитым, на которых присутствовали все офицеры полка.


При штурме Полоцка майор Костырка был снова ранен. За отличие в сражении 6 (18) и 7 (19) октября 1812 года майор Дмитрий Васильевич Костырка был произведён в чин подполковника, а капитан Василий Петрович Белелюбский был награждён чином майора. Все нижние чины Тульского пехотного полка, участвовавшие во взятии Полоцка, были награждены 5 рублями каждый. В "Список штаб и обер-офицерам, отличившимся в сражениях при гор. Полоцке, 6-го и 7-го октября 1812 года" записано: "...Майор Костырко, произведён в следующий чин... Капитан Белелюбский, произведён в майоры... Все оные штаб и обер-офицеры, находясь при городе Полоцке, сего октября 6-го, под сильной неприятельской канонадой, а 7-го при взятии оного, бросясь впереди своих колонн через зажжённый мост р. Полоты и который успели потушить потом, опрокинув неприятеля штыками при входе в город; за предыдущими колоннами, пройдя мост на лево, на высоту вала, и засевшего неприятеля за ним и наводившего ружейными выстрелами вред войскам, входившим в город, вытеснили и принудили ретироваться к переправе, при которой ружейными выстрелами много потоплено и перебито, и в плен взято 40 человек."


Сен-Сир, зная, что сожженный им мост через р. Двину задержит продвижение корпуса графа Витгенштейна, выслал значительный отряд против корпуса Штейнгеля. В подкрепление графу Штейнгелю была выслана 14 дивизия генерал-майора Сазонова, которая 11 (23) октября 1812 года и соединилась с ним на р. Дисне.


Оставив Полоцк, Сен-Сир отступил к Чашникам, где к нему присоединился ещё не бывший в сражениях корпус маршала Виктора. Соединенными силами французы намеревались оттеснить графа Витгенштейна за Двину и вновь овладеть Полоцком. Силы обоих корпусов доходили до 36 000 человек. У Чашник французы расположились по обе стороны р. Лукомли, сообщение через которую осуществлялось по мосту у мызы Стольно.


17 (29) октября 1812 года корпус графа Штейнгеля присоединился к корпусу графа Витгенштейна. Тульский пехотный полк, будучи в прикрытии к артиллерии, присоединился к своему корпусу 18 (30) октября.


19 октября 1812 года граф Витгенштейн атаковал неприятеля. Авангард князя Яшвиля вытеснил неприятеля из местечка Чашник, составлявших правый неприятельский фланг, а берёзовая роща — его левый фланг, не смотря на все атаки первой линии русского корпуса, всё ещё оставалась в руках французов. Тогда граф Штейнгель послал в атаку рощи из резерва Тульский, Навагинский и Эстляндский полки, а в обход её — 26 егерский полк. Эта атака имела успех — французы отступили за р. Лукомлю. Вслед за этим с обеих сторон открылась сильная артиллерийская канонада, причинившая урон русским войскам. Вечером французы отступили в Черег.


В ожидании известий от Дунайской армии, Витгенштейн остановился на позиции у Чашник и простоял до 1 (13) ноября. Тульский пехотный полк расположился на бивак при берёзовой роще. К тому времени наступили холода, по ночам мороз доходил до -20 градусов. В это время главные силы французов подходили к р. Березине и, чтобы обезопасить переправу от корпуса графа Витгенштейна, Наполеон приказал маршалу Удино оттеснить Витгенштейна за р. Двину и овладеть Полоцком.


1 (13) ноября 1812 года маршал Удино выступил в поход и в этот же день заставил авангард корпуса графа Витгенштейна отступить к д. Смольно. Узнав о приближении неприятеля, Витгенштейн расположил свой корпус на позиции по обеим сторонам р. Лукомли. Оборона д. Смольно была возложена на Тульский, Навагинский и Эстляндский полки. Тульский полк составил левый фланг войск, занимающих правый берег р. Лукомли, примыкая левым флангом к озерам. Перед каждым полком рассыпались стрелки. В 11 часов утра неприятельская дивизия атаковала д. Смольно и вытеснила из неё передовой отряд, отступивший к резерву. Заняв деревню, французы устремились на вторую линию и как только они появились из деревни стрелки открыли по ним жестокий огонь. Французы отступили в деревню и усилившись повели вторичную атаку на русскую позицию. Не дожидаясь их на месте, Тульский, Навагинский и Эстляндский полки бросились им на встречу и возле деревни завязался упорный штыковой бой, заставивший французов отступить в деревню, где они заняли дома и сараи так, что каждое строение приходилось брать штурмом. С большим усилием французы были выбиты из деревни. Тогда маршал Удино сделал последнее усилие удержать за собой деревню и послал в атаку все имеющиеся у него войска — пехоту и кавалерию. Первоначально успех был на стороне французов и они овладели деревней, но с прибытием Севского пехотного полка, французы были принуждены прекратить сражение и отступить к Черее. За отличие в сражении за д. Смольно, шеф полка полковник Паттон был произведён в генерал-майоры.


Высочайшим приказом от 27 мая (8 июня) 1813 года, за отличие во время сражений, бывших 1 (13) и 2 (14) ноября при мызе Смолянцах, и октября 19 (31) и 30 (11 ноября), при м. Чашниках, Тульского полка подполковник Костырка был награждён орденом св. Анны 2 степени. Из рапорта командира дивизии генерал-майора Гельфрейха от 14 ноября 1813 года №120: "Сей храбрый и мужественный штаб-офицер сего числа, 2 ноября, когда неприятель стремился было занять деревню Смолянку, тогда приказано ему выслать из командуемого им батальона наших стрелков, потом, распорядив он цепь, и сам сражался с твёрдым духом, чем подал пример своим подчинённым и вытеснил неприятеля из занимаемых им в деревне сараев. Награждён орденом св. Анны 2-й степени."


Вслед за отступающими французами двинулся и корпус Витгенштейна. 15 (27) ноября 1812 года граф Витгенштейн окружил и взял в плен баварскую дивизию Партуно, прикрывавшую отступление неприятельских войск к переправе через р. Березину при сел. Студянке. Обезоружением баварской дивизии была занята 14 дивизия, из-за чего она подоспела к сражению при Студянке ночью 17 (29) ноября, когда большая часть остатков армии Наполеона уже переправилась через р. Березину.


После перехода французов через р. Березину, корпус гафа Витгенштейна составил левофланговую колонну русской армии и ему было приказано следовать параллельно главной неприятельской армии через Вилькомир, Кайданы, Юрбург-Ширау, Фридланд к Прейс Эйлау, куда прибыл 31 ноября (12 декабря) 1812 года.


В память избавления России от нашествия Наполеона была выбита серебряная медаль с изображением на ней Всевидящего Ока. Она носилась на груди на голубой ленте и была пожалована всем участникам кампании 1812 года. Согласно наградной описи, в Тульском пехотном полку такая медаль была вручена 1052 человекам.


16 (28) декабря 1812 года корпус Витгенштейна перешел границу у с. Лапеденена и направился к Кенигсбергу. 22 декабря (3 января) при Лобиау авангард графа Витгенштейна, встретив неприятельский арьергард, опрокинул его и следовал за ним к Кенигсбергу, который занимал маршал Макдональд. Не имея средств для обороны, маршал Макдональд оставил крепость и отступил в Эльбинг. 25 декабря (6 января) русские войска торжественно вступили в Кенигсберг. Продолжая теснить неприятеля, корпус гр. Витгенштейна перешёл р. Вислу у Мариенвердена и Доршау и в Штутгарде расположился по квартирам для отдыха. Тульскому пехотному полку было приказано занять остров, образуемый рукавами Вислы при её впадении в море и называемый, как и город на нём, Нейпахом.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Василия Петровича Белелюбского записано: "...1813 Генваря 22 призанятии Города пиллау февраля 21 пригороде данцыге и призанятии форштата оры ивретираде от оного марта с 4 в саксонии с 5-го марта по 15 мая при блокаде виттемберга мая 23 при городе лукау Где получил Контузию в живот пулею отктября 6 и 7. при городе Лейпциге изаотличие в сём деле награждён орденом св. владимира 4 Степени Сбантом потом перейдя Саксонию вестфалию и Гесенское Герцогство в Голандию и 18 ноября призанятии Города амстердама декабря 7. 8. и 9. приотражении неприятеля открепости бреда..."


12 (24) января 1813 года Навагинский и Тульский полки, составлявшие бригаду генерал-майора Гарпе, вошли в состав блокадного корпуса генерал-лейтенанта Левиза для блокады крепости Данцига. С 15 (27) января полк расположился под этой крепостью во 2-й линии, занимая селения Гросс и Клейн-Белькау, Русочин, Лангенау и Цынау в 5,5 верстах от крепости.


Император Александр I, принимая во внимание дороговизну, повелел выдать всем офицерам, перешедшим за границу, не в зачёт полугодовое жалованье и вслед затем разрешил отпускать порционные деньги начиная с 1 (13) января 1813 года и до возвращения в Россию.


Вместе с блокадой крепости Данцига был послан отряд генерал-майора Сиверса для овладения приморской крепостью Пилау. Она имела важное значение для снабжения русских войск в Пруссии продовольствием и боеприпасами из России. Для более верного успеха в этом предприятии к отряду генерала Сиверса был послан из под Данцига Тульский пехотный полк, который и подступил к Пилау 24 января (5 февраля) 1813 года.


Согласно рапорту гр. Платова кн. Кутузову от 25 января (6 февраля) 1813 года №85, Тульский пехотный полк вошёл в состав колонны генерал-майора Горбунова и расположился с западной стороны крепости. Гарнизон крепости Пилау состоял из войск прусских и французских и начальник прусских войск, не зная о переходе Пруссии на сторону России, действовал за одно с французами, но когда ему сообщили о воле Прусского короля, прекратил сопротивление осаждающим. Французский комендант крепости 27 января сдал крепость, гарнизон которого был отпущен генерал-майором Сиверсом на свободу. Согласно формулярному списку генерала Сиверса, он "По переводе в корпус графа Витгенштейна, переправился чрез р. Неман и вступил за границу, в Пруссию; 24 декабря, с полученным отрядом для занятия прусского столичного города Кенигсберга, преследуя неприятеля, занял этот город; 1813 г. января 27 покорил прусскую приморскую кр. Пиллау, и по заключенной капитуляции, значительный французский гарнизон должен был возвратиться через Рейн в пределы Франции, за овладение этой крепостью и за замечательную капитуляцию произведен в генерал-лейтенанты".


После взятия Пилау Тульский пехотный полк возвратился под стены Данцига и расположился в с. Шенфельд где вошёл в состав войск полковника Турчанинова. Из крепости французы совершали вылазки для разведки и собрания фуража в ближайших селениях. 11 (23) февраля 1813 года Тульский пехотный полк принял участие в отражении подобной вылазки. 21 февраля (5 марта) была принята общая атака всех укреплений с целью вытеснения французов из отдалённых предместий ближе к крепости и прервать их снабжение продовольствием. Для этого войска были разделены на три отряда. Часть отряда полковника Турчанинова должна была атаковать форштадт Шоттенгаузен и иезуитскую церковь, в то время как другая часть этого отряда овладев предместьем Орь, должна была отрезать путь отступления неприятелю из форштадта Шоттенгаузена. Согласно этой диспрозии, Тульский пехотный полк был назначен для овладения предместьем Орь.


В 4,5 часа утра, по глубокому снегу, полк тронулся в назначенный пункт. После небольшой перестрелки полк атаковал предместье и очистил его от французов. Между тем неприятель отбил атаку отряда генерал-майора Кульнева, отступившего в беспорядке. Вслед за ними стали отступать другие отряды. В тоже время неприятель, получив значительное подкрепление, выбил Тульский пехотный полк из предместья Орь. 23 февраля (7 марта) неприятель, ободрённый своим первым успехом, сделал вылазку большими силами, но был отражён с большим уроном.


25 февраля (9 марта) 1813 года к Данцигу подошёл корпус принца Александра Виттенбергского и в этот же день бригада генерал-майора Гарпе выступила в г. Ландеберг, в который вступила 27 марта (8 апреля). После 3-х дневного отдыха бригада для прикрытия артиллерии выступила с нею на Берлин, куда вступила 3 (15) апреля 1813 года. После дневки в Берлине бригада выступила в Дессу, но уже на марше 7 (19) апреля получила приказ следовать к крепости Виттенбергу на смену прусских войск Клейста в подчинение прусского генерала Бюлова. 8 (20) апреля бригада расположилась с западной стороны крепости со стороны р. Эльбы. Тульский пехотный полк занял селения Цитау, Закретц и Розенфельд.


30 апреля (12 мая) 1813 года недостаток провианта вынудил 2000-й отряд французов покинуть осаждённую союзниками крепость и с боями пробиваться через Герцберг к Лейпцигу.


После неудачного сражения главной армии под Боуценом, 20 апреля (2 мая) союзные войска отступили обратно за р. Эльбу. Наполеон последовал за союзной армией а корпуса Нея, Лористона и Виктора направились на Торгау угрожая Берлину. Дорогу на Берлин охранял корпус генерала Бюлова, в который входила бригада генерал-майора Гарпе, стоявшая под Виттенбергом.


Перейдя Эльбу, корпус Удино направился к Лукау, угрожая обходом левого фланга войск генерала Бюлова. Чтобы упредить неприятеля, в 4 часа утра 22 мая (3 июня) войска генерала Бюлова выступили к Лукау, куда прибыли на рассвете 23 мая (4 июня) и сразу построились в боевые порядки, так как уже подходили неприятельские войска. Тульский пехотный полк находился в резерве за городом на правом фланге. В 10 часов утра французы стремительно атаковали Калаузское предместье, защита которого была поручена прусским войскам, и за короткое время заняли его, а также мост через реку Бергту и уже дошли до самой городской заставы. Посланные из резерва бригада Оппена и 3-й батальон 4-го восточного прусского полка оттеснили неприятеля от заставы, отняли у него мост, но освободить предместье не смогли. Тогда генерал Бюлов выслал один батальон Тульского полка, с правой стороны города, и батальон Навагинского полка, с левой. Под натиском союзных войск французы освободили предместье и заняли высоту, с которой открыли жесточайший артиллерийский огонь по предместью и за короткое время превратили его в груду развалин, которые оборонять не было никакой возможности. Поэтому союзные войска отступили к заставе. Французы немедленно заняли предместье и возобновили атаку на заставу, в отражении которой участвовали оба действующих батальона Тульского пехотного полка. Успех клонился то в одну, то в другую сторону, пока наконец не прибыла в подкрепление свежая бригада союзных войск, которая решила исход сражения. Французы покинули предместье, а наступившая ночь спасла их от окончательного поражения.


Король Пруссии наградил раненного при Лукау командира бригады генерал-майора Гарпе орденом Красного Орла 2 степени. В этом сражении при Лукау майор Тульского пехотного полка Василий Петрович Белелюбский был контужен ружейной пулей в живот.


24 мая (5 июня) Удино отступил к Убичау, а войска генерала Бюлова простояли на позиции до 26 мая (7 июня) 1813 года. В своем донесении Прусскому королю генерал Бюлов писал, что "Тульский и Навагинский полки в сём деле оказали отменную храбрость в жестоком и продолжительном огне".


После сражений при Лукау и Бауцене было заключено на 6 недель перемирие. Тульский пехотный полк расположился частью в казармах, частью по обывательским квартирам в г. Брандебурге.


Во время перемирия бригада генерал-майора Гарпе (Тульский и Навагинский пехотные полки) вместе с бригадой генерал-майора Красовского (13 и 14 егерские полки) составили сводную дивизию графа Воронцова в составе русских войск князя Винцингероде в Северной армии наследного принца Шведского. 24 июля (5 августа) 1813 года князь Винцингероде произвёл инспекторский смотр Тульскому пехотному полку.


29 июля (10 августа) 1813 года перемирие закончилось. Удино для решительного удара по Северной армии выступил из Даме к Берлину. 10 (22) августа дивизии графа Воронцова, расположенной с 1 августа лагерем при городе Шпандау, было приказано быть готовой к выступлению в поход 11 (23) августа в 1,5 часа утра. В 2 часа по полуночи полк прибыл к Гросс-Беерену, где происходил жестокий бой прусских войск с французами, и расположился на правом фланге союзников у селения Ютергац. Пруссаки сами отразили все атаки маршала Удино и заставили его отступить к Виттенбергу. Наполеон заменил Удино маршалом Неем, которому приказал овладеть Берлином.


24 августа (5 сентября) графу Воронцову было приказано двинуться с дивизией к Виттенбергу, обложить и бомбардировать эту крепость и не дать её гарнизону соединиться с корпусом Нея. 25 августа (6 сентября) Ней потерпел поражение при Денневице и был вынужден отступить за Эльбу. 22 сентября (6 октября) Северная армия переправилась через Эльбу у г. Рослау без сопротивления со стороны Нея, отступившего к Лейпцигу, где собралась армия Наполеона и куда стремились союзные армии.


6 (18) октября 1813 года Северная армия подошла к Лейпцигу, где её уже ждал император Александр I, и в 3 часа после обеда выстроилась в боевой порядок перед селением Шенфельд, имея дивизию графа Воронцова в первой линии. После упорного рукопашного боя с. Шенфельд было занято союзными войсками и теперь путь к отступлению Наполеона легко мог быть отрезан. Наполеон, во избежание этого, отступил за Лейпциг, поручив оборону города усиленному арьергарду.


Утром 7 (19) октября союзные войска со всех сторон двинулись к Лейпцигу и взяли его приступом. Тульскому пехотному полку пришлось Госпитальную заставу. К 12 часам дня город был очищен от французов и в него въехали император Александр I вместе с королём Пруссии.


В сражении под Лейпцигом 6 и 7 октября "Подполковники Костырка и Буллах. Командуя вверенными им батальонами, при отличном распоряжении, оказывали совершенную неустрашимость, усердие и деятельность, ободряя на каждом шагу своих подчинённых. Объявлено им Высочайшее благоволение."


Высочайшим приказом 9 (21) декабря 1813 года майор Тульского пехотного полка Василий Петрович Белелюбский, за проявленное отличие в сражении под Лейпцигом, был пожалован орденом св. Владимира 4 степени с бантом.


Через несколько дней Тульский пехотный полк был назначен в авангард русских войск под командованием генерал-майора Александра Христофоровича Бенкендорфа (1783 – 1844). 21 октября (2 ноября) 1813 года авангард выступил в Бремен и вступил в него 31 октября (12 ноября).


2 (14) ноября 1813 года из Бремена авангард был послан на р. Иссель к Цволю, для наблюдения за неприятелем, находившимся ещё в Голландии, и для охраны северо-восточной части Германии от набегов французов. Не ограничивая себя наблюдением, генерал-майор Бенкендорф, против воли князя Винценгероде, отправился освобождать Голландию. В своей рукописи "Освобождение Нидерландов" А.Х. Бенкендорф пишет: "...Отряд мой казался мне слишком многочисленным, чтобы я мог удовольствоваться лишь сторонним наблюдением. Я принял решение вторгнуться в Голландию. По моему поручению, в Амстердам отправился находящийся у нас на службе голландский полковник, чтобы выяснить настроения в городе и вступить в сношения с предприимчивыми людьми; я уведомил о своих планах Генерала Бюлова, который направлялся к Минстеру, и написал Генералу Винценгероде, чтобы заручиться его согласием... Мой посланный прибыл из Амстердама в сопровождении верного человека от Генерала Крайенхова, временного правителя столицы, который обещал мне поддержку воодушевленного народа и просил меня ускорить мои действия... С нетерпением ожидал я ответа Генерала Винценгероде касательно моих намерений. С горьким чувством получил твердый приказ не переходить Иссель; Генерал считал меня слишком слабым, чтобы начинать военные действия в стране, находящейся в благоприятном положении и усеянной множеством крепостей..."


Переправившись через р. Иссель в Цволе, отряд Бекендорфа перешёл к Гардевину, где Тульский полк и батальон егерского полка были посажены на мелкие суда. 23 ноября (5 декабря) 1813 года в 11 часов ночи были подняты паруса и флотилия пустилась к Амстердаму. В своей рукописи "Освобождение Нидерландов" А.Х. Бенкендорф пишет: "...Мною уже был предпринят первый шаг: весь Амстердам был в движении, население города умоляло нас о приходе, я был в счастливом опьянении от возможности самостоятельно командовать; я решился ослушаться. Еще ночью я собрал мои войска и перешел реку... В порту, куда я прибыл, не оказалось достаточного числа кораблей, я был вынужден оставить половину пехоты, которую отправил в подкрепление Генералу Жевахову. В тот же вечер я сел на корабли с остальным войском числом 600 человек... Зюйдер-Зе покрыта была льдинами, и вражеская флотилия, которая принадлежала располагавшейся в Текселе эскадре Адмирала Вергюэля, крейсировала в окрестностях Гардевика... Моряки предсказывали нелегкое плавание; мы подняли паруса в 11 часов вечера, чтобы под покровом темноты скрыть наше передвижение, и молили о попутном ветре..."


Ночь была тёмная а ветер попутный и суда, летя на всех парусах, благополучно пробрались среди множества курсирующих неприятельских кораблей. В 8 часов утра пристали к Амстердаму, где голландцы устроили русским войскам самый радушный приём. С музыкой и барабанным боем, при звоне колоколов и радостных криках народа, Тульский пехотный полк двинулся к Королевскому дворцу, перед которым выстроился развёрнутым фронтом. Здесь генерал-майор Бекендорф прочитал прокламацию об освобождении страны от французов и о возвращении принца Оранского. После прочтения прокламации, Тульский пехотный полк в сопровождении народной милиции и вооружённого народа двинулся к фортам Мюйдену и Гельвичу, французские гарнизоны которых сдались без боя. В своей рукописи "Освобождение Нидерландов" А.Х. Бенкендорф пишет: "...На восходе солнца мы увидели колокольни Амстердама и в 8 часов вошли в порт... Я поспешил к Генералу Крайенхову и только ему сообщил о небольшой численности бывших со мной людей, он ужаснулся. Но поскольку пути назад уже не было, мы составили бумагу, в которой мне приписывалось 6 тысяч человек, и написали обращение к народу, призывавшее его взяться за оружие... вскоре город был в движении, национальная гвардия получила приказ выстроиться на Дворцовой площади, огромная толпа наполнила все улицы, окна были украшены знаменами Оранского дома, и горсть русских, только что сошедших на берег, составила почетный караул под балконом дворца. Тут же было сформировано временное правительство, и в 10 часов народу читан был акт о восстановлении Голландии. Воздух наполнился восторженными криками, и пушечный залп разнес во все стороны эту великую новость. Войска прошествовали передо мной при восторженных криках множества людей. Тысячи людей всех сословий, наспех вооруженные, присоединились к солдатам и в опьянении восторга выступили к двум крепостям, которые охраняли Амстердам. Гарнизоны крепостей Мюйдена и Гальвига, устрашенные уже шумом города, едва заметив направляющиеся к ним многочисленные колонны, тут же сообщили о своей капитуляции..."


В своей рукописи "Освобождение Нидерландов" А.Х. Бенкендорф пишет: "...Ожидая отряд пруссаков, обещанный мне, но так и не прибывший, я послал батальон Тульского пехотного полка с двумя орудиями для захвата плотины, которая служила для переправы из Горкума к Гардингсфельду. В ту же ночь с остатком отряда я последовал за батальоном..." В "Истории 72-го пехотного Тульского полка. 1769 - 1901 г.", составленной штабс-капитаном Ф.Д. Соседко по документам, сохранившимся в архивах полка и военного министерства, говорится, что в этот же день две роты при двух орудиях под начальством майора Василия Петровича Белелюбского выступили для занятия переправы через р. Вааль. 26 ноября (8 декабря) отряд майора Белелюбского успешно занял плотину и мост. Вечером того же дня на противоположной стороне появились французские войска, но заметив, что переправа уже занята русскими, ретировались к крепости Бреде.


Освобождая Голландию, французы отступили за реку Вааль к Антверпену, оставив незначительный отряд в крепости Бреда. 28 ноября (10 декабря) 1813 года генерал Бенкендорф выступил со своим отрядом из Амстердама и 3 (15) декабря занял крепость Бреда. Тем временем Наполеон послал дивизию Молодой гвардии генерала Роге, численностью 6000 человек пехоты, усиленную кавалерией генерала Лефевр-Денуэтта, численностью около 1000 человек, при 30 орудиях. Поддержанная другими войсками, гвардия должна была непосредственно заняться Бредой. 7 (19) декабря французы выступили к крепости Бреда с целью овладеть ею обратно.


Через десять дней после взятия русскими Бреды войска Роге и Лефевр-Денуэтта подошли к ее стенам. Защитники крепости — кроме русских, голландские волонтеры, немногочисленные пруссаки майора Петера фон Коломба и освобожденные из французского плена безоружные англичане, могли противопоставить всего четыре легкие пушки против 30 орудий французской гвардии. 8 (20) декабря 1813 года французы осадили крепость и начали бомбардировать её из 30 орудий. Первый приступ был отбит. К вечеру 9 (21) декабря по воде были доставлены 18 12-фунтовых орудий без прислуги и боеприпасы, отбитые у французов в Вильгельмштадте генералом Сталем. Немедленно была составлена артиллерийская команда из русских, голландцев, англичан и пруссаков. Не понимая друг друга на словах, все они объяснялись только знаками, что не помешало им к утру установить орудия на крепостном валу и открыть сильный огонь по французам. Защитники крепости, — русские, голландцы, пруссаки и англичане, объясняются между собой при помощи фантастической смеси языков, междометий и жестов. "несмотря однако-же на то, что защита Бреды напоминала вавилонское столпотворение, на-рассвете 10-го (22-го) десять батарейных орудий, поставленных на городском валу, открыли канонаду по неприятелю стоявшему на гласисе и заставили его удалиться", — писал М.И. Богданович.


10 (22) декабря французы пошли на штурм. Бенкендорф и его офицеры принимают решение: не погибать красиво на стенах, а идти на вылазку, во встречную атаку. Мужество русских солдат, хладнокровие и искусство их командиров организовали и голландских волонтеров, и недавних пленников-англичан. Неприятель уже готов штурмовать крепостные ворота, но все они неожиданно открываются. Ударив в штыки, защитники крепости вынудили французскую гвардию бежать.


На третий день обороны французы отступили от крепости к Гостратену, поскольку на их правом фланге показались колонны прусской бригады генерала фон Крафта, а против северного фланга французов выдвинулись десантировавшиеся английские батальоны под начальством сэра Томаса Грэхема. В своей рукописи "Освобождение Нидерландов" А.Х. Бенкендорф пишет: "...На следующий день, 12 Декабря, — в день рождения Его Величества — на стенах Бреды мы отслужили благодарственный молебен. Голландцы и Пруссаки, бывшие с нашими войсками, присутствовали на нашем богослужении и преклоняли колена. Я просил англичан, Бюлова и голландцев прийти сменить меня, так как не мог смириться с тем, что должен пребывать лишь с гарнизоном крепости. Более того, Генерал Винценгероде посылал мне один за другим приказы о соединении с ним. Он продвигался с войском к Рейну и хотел, чтобы мы встретились и перешли вместе через Рейн. Наконец, после многих хлопот с моей стороны, 22-го числа меня сменили 2 английских, 2 прусских и 2 голландских батальона. Я откомандировал их в Бреду, а сам пустился в путь."


Высочайшим приказом от 5 (17) января 1814 года за отличие, проявленное при освобождении Голландии и в сражении за крепость Бред, подполковник Дмитрий Васильевич Костырка был произведён в полковники. 5 (17) июня 1815 года король Нидерландов Виллем I (1771 – 1820), в память освобождения Голландии русским отрядом, пожаловал Тульскому пехотному полку две наградные серебряные трубы с надписью "Amsterdam 24 Nowembre 1813".


В конце 1813 года Тульский пехотный полк в составе отряда Бенкендорфа расположился по квартирам на Рейне, в окрестностях местечка Эммериха, где и простоял до 6 (18) января 1814 года. Отряд генерал-майора Бекендорфа согласно плану должен был прикрывать правый фланг корпуса Винцингероде, причисленного к Силезкой армии прусского генерала Блюхера, для чего переправу должен был совершить у крепости Эммера и наступать к Антверпену.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Василия Петровича Белелюбского записано: "...1814 с Генваря 7 зарейном вофранцузских пределах с 10 по 5 февраля при блокаде крепости Юлиха 22 и 23 в Сражении приместечке Крион изаотличие получил Высочайшее благоволение 25 при городе Лаоне марта 18 при занятии Города парижа и обратно вроссию."


6 (18) января 1814 года полк подошел к р. Рейну, но переправа в назначенном месте оказалась невозможной — берега были затерты льдом, а по середине реки шел сильный ледоход. Полки направились в Дюссельдорф, где 13 (25) января переправились на французский берег. Во Францию полк вступил под командованием полковника Тюревникова, так как шеф полка генерал-майор Паттон в Дюсельдорфе заболел и 14 (26) февраля 1814 года там умер. Переправившись через р. Рейн, полк получил приказание направиться в м. Эркеленц, в расположение генерал-лейтенанта графа Орурка, по приказанию которого вошёл в состав отряда генерал-майора Иловайского 4-го, блокировавшего крепость Юлих, занятую 3000 неприятельским гарнизоном.


19 (31) января полк расположился в 3,5 верстах от крепости, при этом штаб полка занял д. Брух. 20 января (1 февраля) неприятель сделал вылазку из крепости за провиантом, но был отброшен. После этого неприятель совершал ежедневные вылазки, отбиваемые полуротами. Наконец 30 января (11 февраля) из крепости выступил отряд в 1000 человек пехоты и в 1000 человек кавалерии и направился к Альтговену, лежащему на правом берегу сильно разлившейся р. Роер. Неприятель вытеснил из деревни казаков, но заметив спешащие на помощь казакам полки, отступил обратно в крепость. 31 января (12 февраля) к Юлиху подступил генерал Бюлов, а полку было приказано выступить в г. Энерне, на соединение с дивизией графа Воронцова, только что пришедшего из Северной Германии.


1 (13) февраля 1814 года Тульский пехотный полк оставил позиции у крепости и, следуя через Ахен, 8 (20) февраля соединился со своей дивизией в Энерне. 19 февраля (3 марта) дивизия Воронцова, бывшая в составе корпуса кн. Винценгсроде, сделала усиленный марш в 50 вёрст и подошла к Краону, где составила самый левый фланг армии и ей было приказано держаться там до последней возможности. 20 февраля (4 марта) бригада генерал-майора Понеста, Тульский и Навагинский полки, заняли мызу Гертебиз и аббатство Воклер.


22 февраля Наполеон занял переправу через р. Эн Бери-о-бак и по большой дороге направил свою армию к Корбиньи, но для дальнейшего движения ему было необходимо опрокинуть стоявший у Краона русский отряд. Поэтому в 4 часа по полудни он направил две дивизии — одну для атаки Краона, а другую для атаки мызы Гертебиз. Для сдержания неприятеля, бригада генерал-майора Понеста заняла опушку леса со стороны аббатства Воклер, при чём само аббатство было занято стрелками. Около 5 часов французы открыли огонь, овладели аббатством Воклер и устремились в атаку на позицию полка у леса. Атака была отбита сильным ружейным огнём, вторая атака также не имела успеха. Атака за атакой продолжались в течение 3 часов и все они были отражаемы огнём и штыками. Наконец французы овладели лесом и даже ворвались на мызу. Оставшиеся в резерве две роты Тульского и батальон Навагинского полков сделали последнее усилие, чтобы удержать за собой мызу и лес. Во время самого упорного боя на выручку подоспел батальон 14 егерского полка и это подкрепление решило исход сражения — войска воодушевлённые подкреплением стремительно бросились на неприятеля и вынудили его оставить мызу и лес и отступить к Корбиньи. Ночью бригада отступила по дороге из Бре в Краон, на позицию в версте от воклерского леса. В течение ночи сюда прибыли все войска Воронцова и Сакена.


Утром 23 февраля (7 марта) 1814 года все войска гр. Воронцова заняли возвышенность впереди г. Краона, между селениями Айль и Жюминьи. Вскоре показались французские колонны, выходящие из леса на поле перед русской позицией. Против русского центра Наполеон выставил 100 орудий, открывших в 10 часов утра убийственный огонь по русской пехоте, стоявшей в густых колоннах на тесном пространстве. Целые ряды вырывались из фронта колонн, которые, невзирая ни на что стояли неподвижно. После часовой канонады Наполеон направил для атаки правого фланга корпус Нея, Виктора и драгунскую дивизию Русселя, а для атаки правого фланга корпус генерала Нансути и кавалерию Эксельмана. Маршал Ней быстро перешёл овраг напротив левого фланга и стал выстраиваться на гребне возвышенности, но меткий картечный и ружейный огонь заставил его спуститься обратно в овраг. Вторая попытка корпуса Нея также не имела успеха. Наполеон усиливал свои войска и повторял атаку за атакой в течение нескольких часов. В этих отражениях участвовали Тульский и Навагинский пехотные полки, но когда против правого фланга выступила масса неприятельской конницы, а за нею пехота, бригада была занята исключительно отражением нескольких кавалерийских атак Эксельмана и пехотного корпуса Нансути. В 2 часа пополудни к Наполеону прибыл свежий корпус маршала Мортье и русским войскам было приказано отступить.


Отступать под напором многочисленного неприятеля, имевшего большое число кавалерии, было значительно труднее, чем держаться на месте. Несмотря на это русские линии стали свёртываться в батальонные каре и медленным шагом отступать к Лаону. Вслед за этим последовала новая атака неприятельской кавалерии и пехоты. Патронов в Тульском полку почти не было и приходилось действовать в основном штыками, которые и на этот раз заставили неприятеля остановиться. В продолжение отступления русским каре ещё несколько раз приходилось останавливаться для отражения неприятельских атак. Наконец у с. Серни на помощь пришла кавалерия, посланная генералом Блюхером для прикрытия отступления, и после нескольких её удачных атак преследование неприятелем закончилось у Шевриньи, а русские войска, измученные продолжительным боем, отступили к Лаону. Против русских войск, в количестве 18000 человек, участвовало 30000 французов под предводительством самого Наполеона.


Майор Тульского пехотного полка Василий Петрович Белелюбский за отличие, проявленное в сражении при Краоне, получил Высочайшее благоволение.


25 февраля (9 марта) у Лаона собралась вся Силезкая армия численностью до 100 тысяч человек. Корпус князя Винценгсроде расположился на позиции между г. Лаоном и с. Тиере. В течение 25 и 26 февраля (9 и 10 марта) неприятель производил отдельные неудачные нападения. Наполеон, потеряв надежду разбить Силезскую армию, отступил к р. Марне. В эти два дня Тульский пехотный полк находился в глубоком резерве и в делах не участвовал. 9 (21) марта в г. Реймсе командир корпуса устроил смотр полку.


После отдыха Силезкая армия, перейдя р. Энь у Бери-о-Бака, направилась к Шалону на р. Марне, откуда по Парижской дороге через Вертю, Монлшраль, Мо — к Парижу. 17 (29) марта дивизия графа Воронцова остановилась в с. Гранд-Дранеи в 6 верстах от Парижа. 18 (30) марта 1814 года пруссаки под командованием принца Вильгельма в течение четырех часов вели атаку Ла-Валеты но французы упорно сопротивлялись. Тогда граф Воронцов послал в Ла-Валету генерал-майора Красовского с 13 и 14 егерскими, Тульским и Навагинским пехотными полками. Русские полки с песнями, музыкой и распущенными знамёнами мгновенно ворвались в селение и не смотря на отчаянное сопротивление французов, выбили их из Ла-Валете и погнали их до стен Парижа. В самый разгар преследования пришло известие, что Париж сдаётся. На 7 часов утра следующего дня император Александр I назначил смотр своих войск, участвовавших в штурме Парижа.


19 (31) марта в 7 часов утра русский император в сопровождении императора Германского, короля Прусского и блестящей свиты прибыл в расположение войск. В 9.30 утра началось вступление гвардии и гренадёр в Париж, а остальные войска возвратились на свои биваки, на которых простояли до 1 (13) апреля, а затем перешли на назначенные квартиры в окрестностях Парижа. 14 дивизия генерал-лейтенанта Гельфрейха, к которой возвратилась бригада из Тульского и Новагинского полков, расположилась в департаменте Уазы. Тульский пехотный полк занял г. Компиен с предместьями. Там полк простоял до 2 (14) мая.


Перед возвращением в Россию русская армия была разделена на корпуса, корпуса на две колонны. Тульский пехотный полк был в составе 1 колонны князя Горчакова, корпуса графа Витгенштейна. 2 (14) мая колонна князя Горчакова собралась к г. Компиену, где был отслужен торжественно напутственный молебен и войска двинулись эшелонами в поход. С вступлением русских войск в Германию их поход превратился в триумфальное шествие.


Высочайшим приказом 12 (24) мая 1814 года полковник Дмитрий Васильевич Костырка был назначен шефом Тульского пехотного полка. Это был последний шеф полка, так как при нём звание шефа было уничтожено и после него полком командовали полковые командиры. Под его командой полк после трёх месячного утомительного похода 20 августа (1 сентября) 1814 года вступил в г. Ковно, откуда перешёл в с. Оникшты Витебской губернии.


1 (13) сентября 1814 года был подписан Высочайший приказ, в котором говорилось: "господам генералам небыть уже впредь шефами полков, кроме корпуса Гвардейского, на который правило сие не распространяется, а потому всем шефам генеральских чинов в армии сдать полки свои на законном основании старшим штаб-офицерам в полках".


После поручения известия о возвращении в Париж Наполеона, русская армия под командованием генерал-фельдмаршала Барклая-де-Толи собравшись у Кракова, была двинута на г. Триер для поддержки прусской армии генерала Блюхера. 14 дивизия вошла в состав резервного корпуса генерал-фельдмаршала графа Витгенштейна, сборным пунктом которого являлся Белосток. В июне 1915 года весь корпус собрался в Белостоке и 30 июня (12 июля) двинулся к г. Бамбергу. 14 (26) августа 1815 года полковник Костырка сдал полк полковнику Мамонову, под командованием которого полк 28 августа (9 сентября) вступил в Бамберг и расположился на квартирах в г. Грец с предместьями и простоял там до пленения Наполеона. В конце ноября полк возвратился в Россию на свои прежние квартиры в м. Оникшаны в Витебской губернии.


В конце 1816 года Тульский пехотный полк перешёл на свои новые квартиры в г. Пернове Лифляндской губернии. Весной 1817 года полк был назначен для несения караульной службы в г. Ригу, куда перешёл на новые квартиры.


Высочайшим приказом 11 марта 1817 года, в Санкт-Петербурге: "...Увольняются от службы: За ранами. ... По пехоте. Пехотных полков: ...Тульского Майор Белелюбский Подполковником, с мундиром и пенсионом полного жалованья..." В его формулярном списке 11 марта 1817 года записано: "От службы уволен с на Граждением чина подполковника С мундиром и пенсионом полного жалованья".


1 октября 1817 года "Потом определён на синдоровский Казённый винокуренный завод Смотрителем", — указанный в формулярном списке Синдоровский винокуренный завод находился в Синдоровской волости Краснослободского уезда Пензенской губернии, — "от куда уволен" 12 августа 1818 года.


В 1818 году у подполковника Василия Петровича Белелюбского родился сын Аполлон Васильевич Белелюбский (1818 – 19.03.1878).


В 1819 году у подполковника Василия Петровича Белелюбского родился сын Павел, что вынудило его вновь поступить на гражданскую службу.


20 марта 1820 года "Определён пензенской Казённой палатой по отделению питейного Сбора чиновником для особых поручений".


30 сентября 1820 года "Где и награждён", зачёркнуто — "денежной суммой", исправлено на "500 рублями".


25 октября 1820 года "переведён в Город наравчат уездным надзирателем". Город Наровчат являлся центром Наровчатского уезда Пензенской губернии. По состоянию чинов Управления питейным сбором Департамента разных податей и сборов Министерства финансов Российской империи по 21 декабря 1821 года и по 13 декабря 1822 года в Пензенской губернии в Наровчатском уездном правлении питейного сбора надзиратель подполковник Василий Петрович Белелюбский, ордена св. Анны 4 степени кавалер.


3 июля 1829 года "От Сей должности уволен".


27 марта 1830 года "Определён С утверждением Г. министра финансов департаментом податей исборов инспектором на пермские Казённые винокуренные заводы".


В формулярный список Василия Петровича Белелюбского, заполненный в 1830 году и исправленный в 1831 году, записано: "Подполковник Василий Петров сын Белелюбский", зачёркнуто — "инспектор", исправлено на "управляющий пермскими казёнными винокуренными заводами 44 лет... Женат имеет двух сыновей аполлона 12 и павла 11 лет".


Старший сын Василия Петровича Белелюбского, знаменитый русский инженер, прозванный современниками "фанатиком водопровода", Аполлон Васильевич Белелюбский (1818 – 19.03.1878), некоторое время учился в Пермской мужской гимназии. 31 мая 1839 года, после окончания Института Корпуса инженеров путей сообщения, в чине прапорщика начал службу членом Строительного отряда Киевской губернской строительной комиссии 5-го округа путей сообщения Главного управления путей сообщения и публичных зданий. С 1846 года подпоручик Аполлон Васильевич Белелюбский член Строительного отряда 9 округа путей сообщения, а затем, в 1847 – 1851 годах, начальник 4, позже 5, отделения 1 дистанции 9 округа путей сообщения. В 1844 году подпоручик Аполлон Васильевич Белелюбский участвовал в изысканиях с целью строительства шоссе от г. Харькова до г. Новочеркасска. В 1855 году, во время Крымской войны, он отвечал за строительство оборонительных сооружений вокруг г. Ростова-на-Дону. В 1855 – 1868 годах штабс-капитан Аполлон Васильевич Белелюбский, по поручению войскового атамана М.Г. Хомутова, занимался изысканиями, проектированием и надзором за строительством и эксплуатацией водопровода в г. Новочеркасске. Одновременно с этим, Аполлон Васильевич Белелюбский занимался сооружением в г. Нахичевань-на-Дону бассейна для снабжения города питьевой водой. В 1860 – 1864 годах, по заказу "Акционерное общества Ростовского–на–Дону водопровода", проводил изыскания для организации водоснабжения г. Ростова-на-Дону. В 1866 году Аполлон Васильевич Белелюбский Высочайше удостоен единовременного денежного вознаграждения в 5000 рублей. В 1870 году он награждён орденом св. Станислава 2 степени с императорской короной, в этом же году награждён орденом св. Владимира 4 степени. В 1872 году награждён орденом св. Анны 2 степени. 13 апреля 1875 года инспектор Курско-Киевской железной дороги Аполлон Васильевич Белелюбский произведён в действительные статские советники. В 1876 году ему объявлена Монаршая благодарность. Имеет знак отличия беспорочной службы за XV лет и медаль "В память войны 1853 – 1856".


Аполлон Васильевич Белелюбский был женат на Александре Степановне Иконниковой (1823 – 13.05.1904), с которой имел трёх сыновей: Василия, Николая и Александра.


Внук Василия Петровича Белелюбского, Василий Аполлонович Белелюбский, как и его дед, был кадровым офицером.


Внук Василия Петровича Белелюбского, выдающийся русский инженер и ученый в области строительной механики и мостостроения, заслуженный профессор, член Инженерного совета министерства путей сообщения, ординарный профессор и заведующий механической лабораторией Петербургского института инженеров путей сообщения императора Александра I, преподаватель 6 класса Высшего художественного училища Императорской Академии художеств, действительный член Императорской Академии художеств, инженер путей сообщения, тайный советник Николай Аполлонович Белелюбский (01.03.1845 – 04.08.1922), родился 1(13) марта 1845 года в Харькове в семье известного русского инженера Аполлона Васильевича Белелюбского. В 1862 году окончил с золотой медалью Таганрогскую гимназию и в том же году поступил в Петербургский институт путей сообщения.


С 1865 года, согласно новому положению об Институте 1864 года, выпускникам более не присваивался военный чин "поручик" и они выпускались гражданскими инженерами с чинами "коллежский секретарь" и "губернский секретарь". В 1867 году Николай Аполлонович Белелюбский окончил Петербургский институт инженеров путей сообщения и за отличные успехи его имя было занесено на мраморную доску, а сам он был оставлен в институте. С 30 мая 1967 года репетитор в Петербургском институте путей сообщения, коллежский секретарь. В 1869 году в журнале министерства путей сообщения была опубликована работа "Описание Новочеркасского водопровода", выполненная молодым инженером Николаем Аполлоновичем Белелюбским по поручению его отца. В 1869 – 1872 годах Николай Аполлонович Белелюбский преподавал строительную механику и строительное искусство в Горном институте. С 1871 года титулярный советник. В 1873 году коллежский асессор Николай Аполлонович Белелюбский был избран экстраординарным профессором по кафедре строительной механики Института путей сообщения. В 1878 году надворный советник Николай Аполлонович Белелюбский там же избран ординарным профессором. С 1881 года коллежский советник. В 1887 – 1890 годах статский советник, а с 24 апреля 1888 года действительный статский советник, Николай Аполлонович Белелюбский состоял старшим делопроизводителем в канцелярии Временного управления казённых железных дорог министерства путей сообщения, в 1891 году там же состоял чиновником по особым поручениям. В 1888 году ему объявлена Высочайшая благодарность. В 1889 – 1894 годах преподаватель, а в 1899 году член Совета Института гражданских инженеров императора Николая I. В 1899 – 1917 годах состоял преподавателем строительного искусства в Высшем художественном училище при Императорской Академии Художеств. В 1892 – 1917 годах член Инженерного совета министерства путей сообщения.


30 мая 1892 года в Институте инженеров путей сообщения состоялось торжественное чествование ординарного профессора, заведывающего механической лабораторией Николая Аполлоновича Белелюбского, по случаю совершившегося в этот день 25-летия его преподавательской деятельности. В преподнесённом ему от имени Института адресе говорится: "В качестве профессора строительной механики, Вы научили питомцев института не только изучать этот предмет, но и любить его. Для науки ещё недостаточны одни благородные порывы и стремления: её ещё более нужен непрерывный труд". В 1893 году награждён орденом св. Станислава 1 степени. В 1896 году награждён орденом св. Анны 1 степени. В 1897 году ему присвоено звание заслуженного профессора по кафедре механических испытаний строительных материалов Института. 14 апреля 1902 года произведён в тайные советники. В 1909 году награждён орденом св. Владимира 2 степени. В 1911 году получил "Подарок с вензельным изображением Высочайшего Имени". В 1914 году награждён орденом Белого Орла. Кроме перечисленных наград имел знак отличия беспорочной службы за XL лет и медали "В память царствования императора Александра III с 1881 по 1894 год", "В память коронации 1896 года" и "В память 300-летия царствования дома Романовых".


14 августа 1875 года министром внутренних дел был утверждён Устав "Общества воспомоществования недостаточным студентам", созданного по инициативе профессора Николая Аполлоновича Белелюбского. 12 октября 1875 года Н.А. Белелюбский избран постоянным и бессменным секретарём Комитета Общества, учредителями которого стали, главным образом, инженеры путей сообщения, всех чинов и выпусков. А.А. Белелюбский высказал идею об организации столовой для студентов, а его брат, Н.А. Белелюбский принялся за её осуществление и уже осенью 1876 года студенческая столовая была открыта в здании Министерства путей сообщения. В 1879 году министерство попросило освободить помещение и, в результате многих хлопот профессора Н.А. Белелюбского, столовая была вновь открыта в здании Института, где просуществовала до конца 1880 года. Столовая была студенческим клубом, где студенты после обеда читали газеты, играли в шахматы, вели беседы...


С 1906 года Николай Аполлонович Белелюбский читает курс испытания материалов на Высших Женских Политехнических курсах. Он был первым председателем Совета Петроградских женских политехнических курсов. По инициативе Н.А. Белелюбского было создано "Общество изыскания средств для технического образования женщин".


Лекции профессора Николая Аполлоновича Белелюбского по проектированию мостов, как и лекции по строительной механике, были красочными и живыми и слушались с большим вниманием. Он говорил своим студентам: "Вы — будущие инженеры. Нет прекрасней доли. Вы будете проектировать и строить мосты. Это дело на века. Ищите лучших конструкций, приемов и способов строительства. Но не забудьте одного — быть хозяином своих строек. Не владельцами, а хозяевами, ибо строите для государства, для народа. Стройте рачительно, бережно, экономно, прочно. И ново. Каждое время приносит свою полезную новизну, каждый инженер должен сделать в своей практике шаг вперед. Во всяком случае он должен хотеть это сделать, иначе он не инженер, не хозяин своего дела".


В конце 1905 года Николай Аполлонович Белелюбский тайным голосованием членов Совета был избран директором Петербургского института инженеров путей сообщения императора Александра I. Но Кабинет министров не утвердил его в этой должности по причине подписания им письменного протеста против действий полиции в отношении студенческой демонстрации в Петербурге.


Работу в качестве мостостроителя Николай Аполлонович Белелюбский начал с массовой замены деревянных мостов на Николаевской железной дороге, разработав метод быстрой замены деревянных конструкций мостов металлическими без перерыва движения, внёс существенные улучшения в конструкции металлических пролётных строений. Для большинства спроектированных им мостов применена конструкция свободных поперечных балок, раньше, чем в других странах, а также предложен метод расчета отверстий больших мостов, позже принятый в международной практике мостостроения. В 1888 году Николаем Аполлоновичем Белелюбским впервые в мире применено свободное опирание поперечных балок на балансиры. Модель этого шарнирного опирания поперечных балок была удостоена медали на Эдинбургской выставке в 1896 году. Николай Аполлонович Белелюбский разработал способ наращивания кессонов при строительстве опор мостов, позднее названный "кессон-туфелька".


По проектам Николая Аполлоновича Белелюбского и под его руководством построено свыше ста металлических железнодорожных мостов через Волгу, Днепр, Обь, Каму, Оку, Неву, Иртыш, Белую, Уфу, Волхов, Неман, Селену, Ингулец, Чусовую, Березину и другие реки, общая длина которых превышает 17 км. Наиболее известные из них: Александровский через Волгу у Сызрани (13 пролётов по 50 саженей (общая длина 695 саженей или 1483,13 м), через Днепр у Днепропетровска (15 пролётов по 39 саженей или 1248,39 м), через Уфу и Белую на Самаро-Златоустовской железной дороге, через Иртыш, Тобол, Ишим, Обь и другие реки на Транссибирской железной дороге, через Дон на Юго-Восточных железных дорогах, через Волгу у Свияжска (6 пролётов по 75 саженей или 960,3 м) и др. На р. Бузан (проток в дельте Волги) у Астрахани на Рязано-Уральской железной дороге по проекту Н.А. Белелюбского был построен мост с консольным пролетным строением, позволившем достигнуть перекрытия пролетов в 150 м с криволинейным очертанием верхнего пояса. Глубина заложения кессонов здесь наибольшая из всех мостов России того времени и достигает 32 м.


В 1895 – 1899 годах в г. Перми велось строительство сооружений Пермь-Котласской железной дороги, которая стала частью Транссибирской железнодорожной магистрали. По проекту Николая Аполлоновича Белелюбского в г. Перми был построен железнодорожный мост через р. Каму. Как член комиссии, Николай Аполлонович Белелюбский приезжал в г. Пермь для приемки объектов Пермь-Котласской железной дороги и испытаний железнодорожного моста. В.С. Верхоланцев в "Летописи г. Перми с 1890 г. по 1912 г." под 1899 годом записал: "...11 апреля Камский мост в Перми осматривал известный строитель мостов в России инженер Белелюбский..."


Николаем Аполлоновичем Белелюбским спроектированы городские и шоссейные мосты через Мсту в Боровичах, через Днепр в Смоленске, через Вилию в Вильне, через Русановский проток в Киеве и через Неман у Олиты.


Николай Аполлонович Белелюбский не основывал в Петербургском институте инженеров путей сообщения лабораторию по испытанию материалов, как пишут некоторые его биографы. По поручению министерства финансов механическая лаборатория Института занималась испытанием строительных материалов и приборов задолго до него. После смерти в 1873 году заведовавшего механической лабораторией профессора Н.М. Соколова, заведывание лабораторией было поручено избранному в 1874 году на кафедру строительной механики репетитору Николаю Аполлоновичу Белелюбскому. При этом механическая лаборатория была освобождена от всех приспособлений для проверки контрольных приборов министерства финансов. В 1876 году лаборатория приступила к испытанию цемента, но не сколько для практического дела, сколько для выработки навыков, необходимых для последующих испытаний этого строительного материала. В 1877 году для лаборатории были закуплены приборы для испытания цемента и металлов, используемых при строительстве мостов и железнодорожных сооружений, в их числе пресс системы Вердера силой до 100 тон. Деятельность лаборатории значительно расширилась и со временем она получила значение центральной станции для механического исследования строительных материалов. В результате её деятельности удалось доказать полную конкурентоспособность русского портландского цемента, по сравнению с лучшими иностранными цементами. В 1882 году лаборатория участвовала во Всероссийской промышленно-художественной выставке в Москве. В 1886 году были начаты испытания материалов путём их искусственного замораживания. В этом же году в лабораторию была доставлена 4-сильная газовая машина. 23 ноября 1886 года, в храмовый праздник Института, в присутствии министра путей сообщения генерал-адъютанта Его Императорского Величества адмирала Константина Николаевича Посьета (1819 – 1899) и других лиц, газовая машина и другие приобретенные накануне приборы были приведены в движение. В 1888 году приобретены горячая баня для прокаливания цементных лепёшек до 120 градусов и разрывной прибор Михаэлиса. В 1893 году лаборатория была расширена за счёт пристройки. В этом же году директором Института было передано в личное распоряжение заведывающего лабораторией профессора Н.А. Белелюбского помещение для хранения принадлежащих ему коллекций чертежей, альбомов и проч., коими он располагает, для демонстрации студентам Института. В 1893 году для лаборатории было закуплено наибольшее число новых приборов. Белелюбский, в качестве представителя лаборатории, участвовал в выработке принятых в России новейших правил и условий приёмки цемента и металлов, введённых в действие в 1908 году. Ряд предложенных им методов испытаний материалов вошёл в международную практику. Большая заслуга принадлежит Николаю Аполлоновичу Белелюбскому в изучении механических свойств железобетона. Под его руководством были разработаны нормы и технические условия для железобетонных работ. Опубликованный им в 1885 году "Курс строительной механики" был первым наиболее полным русскоязычным курсом. Он был одним из основателей и редактором журнала "Цемент, его производство и применение". В 1904 году, с учётом результатов экспертизы проекта, проведённой проф. Николаем Аполлоновичем Белелюбским, в г. Николаеве был построен железобетонный маяк по проекту Н.К. Пятницкого и А.Н. Барышникова. Это было уникальное сооружение высотой 40,2 м с толщиной стенок от 7,5 до 10 см.


С 1884 года Николай Аполлонович Белелюбский состоял деятельным членом международных совещаний и конгрессов по установлению однообразных способов испытания строительных материалов, являясь представителем от России в совете международного общества испытания материалов. Со своими работами участвовал во Всемирных выставках в Эдинбурге (1890), Чикаго (1893), Стокгольме (1897). На Парижской выставке (1900) был удостоен высшей награды. В 1907 году Высшая техническая школа в Берлине присвоила ему звание доктора-инженера за заслуги в области мостового искусства. Он был почетным членом Общества гражданских инженеров во Франции, почетным членом Бетонного института в Англии, членом Международной ассоциации железнодорожных конгрессов, принимал участие в их работе в Брюсселе, Милане, Париже, Петербурге, Лондоне, Вашингтоне, Берне. В 1897 году германский император наградил его орденом Прусской Короны 2 степени со звездой. В 1901 году президент Франции наградил его Командорским крестом Ордена Почётного Легиона.


После Октябрьской революции профессор Н.А. Белелюбский был в числе ученых, поддержавших Советскую власть, оказывал практическую помощь Народному комиссариату путей сообщения в подготовке кадров для транспорта.


С 1905 года жил в Санкт-Петербурге на Серпуховской ул., д. 4, а с 1910 — на Бронницкой ул., д. 14а. Николай Аполлонович Белелюбский скончался 4 августа 1922 года в г. Петрограде и был похоронен на Новодевичьем кладбище. Надгробный памятник был уничтожен. В 1958 году, на предполагаемом месте его захоронения в левой части Новодевичьего кладбища (участок 1, между 3 и 4 дорожками) был установлен скромный гранитный обелиск, территория вокруг которого сегодня находится в весьма запущенном состоянии.


Внук Василия Петровича Белелюбского, действительный статский советник, начальник службы пути Привислинской железной дороги, инженер путей сообщения Александр Аполлонович Белелюбский (1849 – 31.07.1911), родился в 1849 году в семье известного русского инженера Аполлона Васильевича Белелюбского. В 1869 году, окончив Олонецкую гимназию в г. Петрозаводске, поступил в Петербургский институт путей сообщения императора Александра I, который окончил в 1872 году. Состоит на гражданской службе с 1 июня 1872 года. В 1882 году награждён орденом св. Анны 3 степени. В 1886 – 1887 годах коллежский асессор, состоящий по министерству путей сообщения инженер VII класса. В 1887 году награждён орденом св. Владимира 4 степени. В 1898 году — надворный советник, начальник Киевского участка Юго-Западных казённых железных дорог. В 1899 – 1911 годах Александр Аполлонович Белелюбский, состоящий штатно по министерству путей сообщения инженером путей сообщения V класса, начальник службы пути Привислинской железной дороги, с управлением в г. Варшаве. В 1901 году награждён орденом св. Станислава 2 степени. 2 апреля 1906 года произведён в действительные статские советники. Кроме указанных наград имел медаль "В память царствования императора Александра III с 1881 по 1894 год". Александр Аполлонович Белелюбский имел в собственности "у родителей приобретенный дом в г. Ростове".


Александр Аполлонович Белелюбский на собственные деньги содержал школу для детей железнодорожников, которая располагалась на территории бывшей усадьбы инженера-путейца и столичного купца первой гильдии Петра Антоновича Борейши в д. Льзи на берегу р. Мсты. По проекту и сметам Александра Аполлоновича Белелюбского была построена железнодорожная станция Веребье Николаевской железной дороги, ныне — деревня, административный центр Веребьинского сельского поселения Маловишерского района Новгородской области. Александр Аполлонович Белелюбский автор проекта первого в России подземного перехода через железную дорогу. Александр Аполлонович Белелюбский является автором "Справочной книги для дорожных мастеров", выдержавшей несколько изданий в советское время.


Правнук Василия Петровича Белелюбского и сын Николая Аполлоновича Белелюбского, Николай Николаевич Белелюбский, состоял на государственной службе с 20 ноября 1892 года. В 1896 – 1897 годах — титулярный советник, столоначальник в IV отделении (по делам хлеботорговли) департамента торговли и мануфактур министерства финансов. В 1899 — коллежский асессор. В 1900 – 1902 годах он столоначальник в 3 отделении того же департамента, в 1903 – 1905 годах — надворный советник. В 1904 году награждён орденом св. Станислава 2 степени, а в 1906 году орденом св. Анны 2 степени. В 1906 году — коллежский секретарь, начальник 1 отделения, а с 1907 года начальник 3 отделения отдела торговли Министерства торговли и промышленности, с 1909 года — статский советник, член Тарифного комитета министерства финансов от министерства торговли и промышленности. В 1909 году награждён орденом св. Владимира 4 степени. В 1912 году ему объявлена Высочайшая монаршая благодарность. 14 апреля 1913 года Николай Николаевич Белелюбский произведён в действительные статские советники. В 1915 году награждён орденом св. Владимира 3 степени. Имеет медали: "В память царствования императора Александра III с 1881 по 1894 год", "В память 100-летия Отечественной войны 1812", Медаль Красного Креста "В память русско-японской войны", "В память 300-летия царствования дома Романовых".


Правнук Василия Петровича Белелюбского и сын Николая Аполлоновича Белелюбского, Владимир Николаевич Белелюбский, в 1897 году — коллежский секретарь, старший инженер Технического отдела местного управления "Пермь-Котласской железной дороги" при Управлении по сооружению Сибирской железной дороги министерства путей сообщения. По служебной надобности часто находился в г. Перми. В 1903 году коллежский асессор Владимир Николаевич Белелюбский — начальник изысканий перехода реки Волги у г. Костромы и устройства моста, инженер на изысканиях в Управлении по сооружению железных дорог министерства путей сообщения. В 1916 – 1917 годах коллежский советник Владимир Николаевич Белелюбский — начальник службы движения Ташкентской казённой железной дороги, с управлением в г. Оренбурге.


В 1914 году в г. Перми, по адресу: ул. Пермская, д. 9, проживала семья Белелюбских, дальних родственников Василия Петровича Белелюбского. Инженер путей сообщения Александр Андреевич Белелюбский родился в августе 1853 года в имении Белелюбских в с. Дятловка Долматовской волости Пронского уезда Рязанской губернии. До переезда в г. Пермь, семья проживала на станции Никитина Рязано-Уральской железной дороги. Супруга Александра Андреевича Белелюбского, Мария Ивановна Белелюбская, умерла в г. Перми 10 сентября 1917 года в возрасте 38 лет. Их старший сын, Николай Александрович Белелюбский, в 1918 году поступил учиться в Пермский университет.


Источники:

  1. Адрес-Календарь, или Общий Штат Российской Империи на 1843 год. Часть Первая. — С.-Петербург: в Тип. Имп. Акад. наук, 1843. — С. 322.
  2. Адрес-Календарь, или Общий Штат Российской Империи на 1847 год. Часть Первая. — С.-Петербург: в Тип. Имп. Акад. наук, 1847. — С. 268.
  3. Адрес-Календарь, или Общий Штат Российской Империи на 1848 год. Часть Первая. — С.-Петербург: в Тип. Имп. Акад. наук, 1848. — С. 267.
  4. Адрес-Календарь, или Общий Штат Российской Империи на 1849 год. Часть Первая. — С.-Петербург: в Тип. Имп. Акад. наук, 1849. — С. 257.
  5. Адрес-Календарь. Общая роспись всех чиновных особ в государстве, 1851. Часть Первая. — С.-Петербург: в Тип. Имп. Акад. наук, 1851. — С. 264.
  6. Адрес-Календарь. Общая роспись всех чиновных особ в государстве, 1852. Часть Первая. — С.-Петербург: в Тип. Имп. Акад. наук, 1852. — С. 260.
  7. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1868 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1868. — Стб. 565.
  8. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1869 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1869. — Стб. 567.
  9. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1870 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1870. — Стб. 537.
  10. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1871 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1871. — Стб. 543, 615.
  11. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1872 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1872. — Стб. 495, 558.
  12. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1873 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1873. — Стб. 486, 551.
  13. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1874 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1874. — Стб. 551.
  14. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1875 год. Части I и II (Исправлен по 31 Декабря 1874 года). — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1874. — Стб. 557.
  15. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1876 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1876. — Стб. 563.
  16. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1877 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1877. — Стб. 567.
  17. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1878 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1878. — Стб. 563.
  18. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1879 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1879. — Стб. 591.
  19. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1880 год. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1880. — Стб. 593.
  20. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1881 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Части I и II (Исправлен по 31 Декабря 1880 года). — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1881. — Стб. 596.
  21. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1882 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1882. — Стб. 590.
  22. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1883 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1883. — Стб. 590.
  23. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1885 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Части I и II (Исправлен по 31 Декабря 1884 года). — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1885. — Стб. 584.
  24. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1886 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1886. — Стб. 581, 583.
  25. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1887 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1887. — Стб. 584, 585.
  26. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1888 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1888. — Стб. 584, 586.
  27. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1889 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1889. — Стб. 574, 575.
  28. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1890 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1890. — Стб. 313, 574, 575.
  29. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1891 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Части I и II (Исправлен по 14 Марта 1891 года). — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1891. — Стб. 312, 567, 568.
  30. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1892 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Части I и II (Исправлен по 31 Декабря 1891 года). — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1892. — Стб. 304, 561, 562.
  31. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1893 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1893. — Стб. 436, 693, 721.
  32. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1894 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Части I и II (Исправлен по 1 Января 1894 года). — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1894. — Стб. 437, 705, 730.
  33. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1895 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I (Исправлен по 20 Марта 1895 года). — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1895. — Стб. 741, 770.
  34. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1896 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1896. — Стб. 765, 797.
  35. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1897 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Части I и II. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1897. — Стб. 357, 437, 455.
  36. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1898 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Типография Правительствующего Сената, 1898. — Стб. 366, 441, 455, 459, 472.
  37. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1900 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1900. — Стб. 70, 146, 382, 470, 480, 505.
  38. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1901 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1901. — Стб. 70, 152, 391, 478, 513, 1010.
  39. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1902 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1902. — Стб. 70, 394, 482, 492, 516, 1041.
  40. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1903 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1903. — Стб. 69, 393, 486, 496, 519, 1061.
  41. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1904 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1904. — Стб. 74, 391, 474, 483, 489, 503, 1049.
  42. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1905 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1905. — Стб. 74, 412, 502, 511, 533, 1113.
  43. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1906 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1906. — Стб. 79, 453, 534, 543, 566.
  44. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1907 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1907. — Стб. 84, 457, 542, 551, 576.
  45. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1908 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1908. — Стб. 84, 485, 570, 578, 605.
  46. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1909 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I и II. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1909. — Стб. 89, 610, 619, 646.
  47. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1910 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1910. — Стб. 89, 654, 662, 690.
  48. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1911 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1911. — Стб. 97, 553, 583, 686, 694, 723.
  49. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1912 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1912. — Стб. 98, 613, 643, 758, 797.
  50. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1913 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1913. — Стб. 107, 662, 699, 822.
  51. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1914 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1914. — Стб. 116, 746, 787, 930, 977.
  52. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1915 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Часть I. — Петроград: Сенатская типография, 1915. — Стб. 782, 978.
  53. Адрес-Календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской Империи на 1916 год. Издание Инспекторского Отдела Собственной Е.И.В. Канцелярии. Части I и II. — Петроград: Сенатская типография, 1916. — Стб. 69, 741, 784, 942, 961, 1001.
  54. Адрес-Календарь: Общий Штат Российской Империи, 1850. Часть Первая. — С.-Петербург: в Тип. Имп. Акад. наук, 1850. — С. 229.
  55. Алфавит Высочайших Приказов Генварской Трети, 1817 года. — С.-Петербург: Печатано в Военной типографии Главного Штаба Е.И.В., 1817. — С. 145.
  56. Белелюбский Н.А. А.В. Белелюбский, инспектор Курско-Киевской железной дороги. Некролог. // Журнал Министерства Путей Сообщения. Т.1. — 1878. — №3. — С. 118-119.
  57. Белелюбский Н.А. Инженер путей сообщения Александр Аполлонович Белелюбский (некролог) // Известия Собрания инженеров путей сообщения. — 1913. — №17. — С. 268-270.
  58. Белоусов С.В. Формулярные и послужные списки как источник для характеристики офицерского корпуса русской армии начала XIX в. (на примере офицеров из Пензенской губернии) // Исторические записки: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 7. — Пенза: ПГПУ, 2003. — С. 195-213.
  59. Бенкендорф А.Х. Действие отряда Генерал-майора Бенкендорфа в Нидерландах // Военный журнал, издаваемый при Гвардейском штабе. — С.—Петербург: В Типографии Гвардейского Штаба. — 1817. — Т. VII. — С. 22-33.
  60. Бобков А.С. Николай Аполлонович Белелюбский // Строительная промышленность. — 1955. — №12.
  61. Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года. Часть I. Перечень боевых столкновений русских армий с 4 июня по 31 августа 1812 года. Составил Н.П. Поликарпов / Под ред. В.П. Никольского. — М.: Печатня А.И. Снегиревой, 1913. — С. 195-202, 206-215, 323-340.
  62. ГАПК. — Ф.36. — Оп.2. — Д.182. — Л. 51-55.
  63. ГАПК. — Ф.180. — Оп.4. — Д.244. — Белелюбский Николай Александрович (1 фото).
  64. Житков С.М. Биографии инженеров путей сообщения. Вып. I. — С.-Петербург, 1889. — С. 12-14.
  65. Записки Бенкендорфа. 1812 год. Отечественная война. 1813 год. Освобождение Нидерландов // 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Материалы Военно-ученого архива Главного штаба. Составитель генерал-майор В.И. Харкевич. Выпуск II. — Вильно, 1903. — С. 53–138.
  66. Институт инженеров путей сообщения Императора Александра I. Исторический очерк. Составил инженер С.М. Житков. — С.-Петербург: Тип. М.П.С., 1899. — С. 178, 184-190, 197-201, 217, 229-242, 356-368, 441.
  67. История 72-го пехотного Тульского полка. 1769 – 1901 г. составил штабс-капитан Ф.Д. Соседко. — Варшава: Тип. "Земледельческой Газеты", 1901. — С. 115-142, 144, 152-206, 458, 459, 494, 525.
  68. История войны 1813 года за независимость Германии, по достоверным источникам. Составлена по Высочайшему повелению. Сочинение генерала М. Богдановича. Т. I. — С.-Петербург: в Тип. Штаба военно-учебных заведений, 1863. — С. 10-13, 104-106, 321-327, 368, 383.
  69. История войны 1813 года за независимость Германии, по достоверным источникам. Составлена по Высочайшему повелению. Сочинение генерала М. Богдановича. Т. II. — С.-Петербург: в Тип. Штаба военно-учебных заведений, 1863. — С. 498, 509-552, 610-616.
  70. История Отечественной войны 1812 года, по достоверным источникам. Составлена по Высочайшему повелению. Сочинение генерал-майора М. Богдановича. Т. I. — С.-Петербург: Тип. Торг. дома С. Струговщикова, Г. Похитонова, Н. Водова и Ко, 1859. — С. 338-340, 344-406.
  71. История Отечественной войны 1812 года, по достоверным источникам. Составлена по Высочайшему повелению. Сочинение генерал-майора М. Богдановича. Т. II. — С.-Петербург: Тип. Торг. дома С. Струговщикова, Г. Похитонова, Н. Водова и Ко, 1859. — С. 418-441.
  72. История Отечественной войны 1812 года, по достоверным источникам. Составлена по Высочайшему повелению. Сочинение генерал-майора М. Богдановича. Т. III. — С.-Петербург: Тип. Торг. дома С. Струговщикова, Г. Похитонова, Н. Водова и Ко, 1860. — С. 161-204, 365-390.
  73. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1841. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1841. — С. 542.
  74. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1842. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1842. — С. 558.
  75. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от Рождества Христова 1822. Часть Первая. — в С.-Петербурге: при Имп. Акад. наук, 1822. — С. 659.
  76. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от Рождества Христова 1823. Часть Первая. — в С.-Петербурге: при Имп. Акад. наук, 1823. — С. 678.
  77. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от Рождества Христова 1824. Часть Первая. — в С.-Петербурге: при Имп. Акад. наук, 1824. — С. 709.
  78. Описание второй войны Императора Александра с Наполеоном в 1806 и 1807 годах, по Высочайшему повелению сочинённое Генерал-Лейтенантом и Членом Военного Совета Михайловским-Данилевским. — С.-Петербург: Тип. Штаба Отд. Корпуса Вн. Стражи, 1846. — С. 1-52, 62-79, 90-112, 134-138, 144-214, 233-239, 293-320.
  79. Описание Финляндской войны на сухом пути и на море, в 1808 и 1809 годах, по Высочайшему повелению сочинённое генерал-лейтенантом Михайловским-Данилевским. С двадцатью планами и картами. — С.-Петербург: в тип. Штаба Отд. Корпуса Вн. Стражи, 1841. — С. 2-32, 490-499.
  80. Прокофьев И.П. Николай Аполлонович Белелюбский (1845-1922) // Люди русской науки: Очерки о выдающихся деятелях естествознания и техники. Т. 2. — М.; Л., 1948. — С. 970-977.
  81. РГВИА. — Ф. ВУА. — Д. 3376. — Ч. II. — Л. 85-114.
  82. РГИА. — Ф. 1343. — Оп. 51. — Д. 435. — Л. 74.
  83. РГИА. — Ф. 1343. — Оп. 51. — Д. 649. — Л. 322.
  84. РГИА. — Ф. 1343. — Оп. 51. — Д. 439. — Л. 121.
  85. Список Высшим чинам государственного, губернского и епархиального управлений. Исправлен по 2 февраля 1908 г. — С.-Петербург: Государственная типография, 1908. — С. 270.
  86. Список Высшим чинам государственного, губернского и епархиального управлений. Исправлен по 15 Января 1904 г. — С.-Петербург: Государственная типография, 1904. — С. 245.
  87. Список гражданским чинам первых трёх классов. Исправлен по 1-е Сентября 1914 года / Издание Инспекторского отдела Собственной Е.И.В. канцелярии. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1914. — С. 215, №96.
  88. Список гражданским чинам четвёртого класса. Исправлен по 1-е Марта 1907 года / Издание Инспекторского отдела Собственной Е.И.В. канцелярии. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1907. — С. 2416, №3410.
  89. Список гражданским чинам четвёртого класса. Исправлен по 1-е Октября 1877 года. — С. 1208, №1387.
  90. Список гражданским чинам четвёртого класса. Исправлен по 1-е Сентября 1914 года. Часть Первая / Издание Инспекторского отдела Собственной Е.И.В. канцелярии. — С.-Петербург: Сенатская типография, 1914. — С. 2097, №3949.
  91. Список гражданским чинам четвёртого класса. Исправлен по 15-е Июня 1876 года. — С. 1367, №1542.
  92. Список гражданским чинам четвёртого класса. Исправлен по 15-е Февраля 1877 года. — С. 1276, №1453.
  93. Список гражданским чинам четвёртого класса. Том II. (Стран. 881-1624). Исправлен по 4-е Марта 1878 года. — С. 1160, №1332.
  94. Список гражданским чинам первых четырёх классов. Чины четвёртого класса. Часть вторая. — Петроград: Сенатская типография, 1915. — С. 1978, №3701.
  95. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований на лето от Рождества Христова 1827. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1828. — С. 437.
  96. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований на лето от Рождества Христова 1827. Часть III. Список Кавалерам Ордена Св. Анны 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1828. — С. 397.
  97. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований на лето от Рождества Христова 1828. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Ивана Глазунова, 1829. — С. 175.
  98. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований на лето от Рождества Христова 1828. Часть III. Список Кавалерам Ордена Св. Анны 1,2, 3 и 4 степени и нижним чинам, имеюмим знаки отличия сего ордена. — Санктпетербург: Тип. Ивана Глазунова, 1829. — С. 172.
  99. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований за 1829. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1830. — С. 174.
  100. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований за 1829. Часть III. Список Кавалерам Ордена Св. Анны 1,2, 3 и 4 степени и нижним чинам, имеюмим знаки отличия сего ордена. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1830. — С. 503.
  101. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований за 1831 год. Часть III. Список Кавалерам Ордена Св. Анны 1,2, 3 и 4 степени и нижним чинам, имеюмим знаки отличия сего ордена. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1832. — С. 573.
  102. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1832 год. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1833. — С. 166.
  103. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1832 год. Часть III. Список Кавалерам Ордена Св. Анны 1,2, 3 и 4 степени и нижним чинам, имеюмим знаки отличия сего ордена. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1833. — С. 607.
  104. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1838. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1839. — С. 176.
  105. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1838. Часть III. Список Кавалерам Ордена Св. Анны 1,2, 3 и 4 степени и нижним чинам, имеюмим знаки отличия сего ордена. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1839. — С. 701.
  106. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1843. Часть III. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1844. — С. 144.
  107. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1843. Часть IV. Список Кавалерам Ордена Св. Анны 1,2, 3 и 4 степени и нижним чинам, имеюмим знаки отличия сего ордена. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1844. — С. 606.
  108. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1849 год. Часть Вторая. — Санктпетербург: Тип. II Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1850. — С. 339.
  109. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1849 год. Часть III. Отделение Второе. — Санктпетербург: Тип. II Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1850. — С. 843.

Создано : 26/03/2017 : 5:29 PM
Обновлено : 26/03/2017 : 5:29 PM
Категория :
Страница просмотрена 89 раз


Версия для печати Версия для печати


Комментарии:

Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!



free counters


^ Наверх ^