Календарь
Погода

GISMETEO: Погода по г. Пермь

Публикации

Закрыть Города и села

Закрыть Конфессии

Закрыть Культура Прикамья

Закрыть Пермяки

Закрыть Регион

Фотоальбом

Закрыть  Архитектура

Закрыть  Города и села

Закрыть  Литераторы

Закрыть  Музеи

Закрыть  Персоны

Закрыть  Природа

Закрыть  Университет

Рейтинг статей
Регистрация
 Список пользователей Пользователей : 309

Логин:

Пароль:

[ Забыли пароль? ]


[ Join us ]


  Cейчас online:
  Гостей online: 15

Всего визитов Всего визитов: 0  

Рекорд:
Рекорд:Пользователей: 12

08/10/2008 @ 20:57

Рекорд:Total: 401

24/05/2011 @ 08:55


Инфоблок

Ваш IP: 54.162.109.90

Подписка
Чтобы получать новости с сайта, подпишитесь на наш Информационный бюллетень
Подписаться
Отказаться
230 Подписчиков
Какурин Степан Павлович (1780 – 12.08.1836)

Какурин Степан Павлович (1780 – 12.08.1836).

Какурин Степан Павлович (1780 – 12.08.1836) — майор Ширванского пехотного полка, Участник Отечественной войны 1802, Заграничного похода русской армии 1813, Оханский, Кунгурский и Чердынский городничий, кавалер ордена св. Владимира 4 степени с бантом, имеет медаль 1812 года.


Степан Павлович Какурин родился в 1780 году в Уфимском уезде Оренбургской губернии в семье мелкопоместного дворянина, отставного офицера Павла Ивановича Какурина. Сержант Павел Иванович Какурин, будучи провиантмейстером Верхнеозерной крепости, в ноябре 1773 года участвовал в её героической обороне от нападения отряда Е. Пугачёва и, согласно Рапорту коменданта Верхнеозерной крепости полковника О.Х. Демарина Оренбургскому губернатору И.А. Рейнсдорпу от 26 ноября 1773 года, "с отменным мужеством держался в бою при отражении штурма". Александр Сергеевич Пушкин несколько раз упоминает сержанта Павла Ивановича Какурина в записях к История Пугачева.


Степан Павлович Какурин, по достижении 18-летнего возраста, был определен отцом к военной службе и отправлен в ближайший от дома Оренбургский гарнизонный полк.


24 декабря 1798 года Степан Павлович Какурин был зачислен в Оренбургский гарнизонный Лебедева полк подпрапорщиком.


Оренбургский гарнизонный полк был сформирован в 1797 году из четырех Оренбургских гарнизонных батальонов. 12 декабря 1797 года комендантом Оренбурга и шефом Оренбургского гарнизонного полка был назначен, с производством в генерал-майора, полковник Николай Петрович Лебедев (1750 – 1813). На немецкий манер, по заведённому тогда императором Павлом I правилу, Оренбургский полк стал именоваться по имени нового шефа гарнизонным Лебедева полком.


11 ноября 1799 года подпрапорщик Степан Павлович Какурин за участие в успешном отражении "набега киргиз-кайсацких скопищ на торговые пути в южных пределах Оренбургской губернии" был произведён в прапорщики Семипалатинского гарнизонного полка, который с 5 июля 1798 года стал назывался по имени шефа Гарнизонный полковника князя Уракова 2-го полк.


4 марта 1800 года Семипалатинский гарнизонный полк был преобразован в батальон и вошёл под именем батальона майора Вязмина в состав Гарнизонного генерал-майора Лютова полка, опять же ставшего с 9 июля 1800 года, по имени нового шефа, Гарнизонным полком полковника Сенденгорста.


22 июня 1801 года батальон майора Вязмина был преобразован в отдельный Семипалатинский гарнизонный батальон.


28 июля 1803 года прапорщик Степан Павлович Какурин был определён к должности адъютанта Семипалатинского гарнизонного батальона.


23 декабря 1804 года прапорщик Степан Павлович Какурин был определён к должности плац-адъютанта Семипалатинской крепости (ныне г. Семей (бывший г. Семипалатинск) в Республике Казахстан).


Семипалатинская крепость была построена в 1770 – 1776 годах по проекту и под наблюдением инженер-топографа капитана Ивана Григорьевича Андреева (1744 – 1824) и в период службы в ней Степана Павловича Какурина представляла из себя квадратное в плане фортификационное сооружение с четырьмя бастионами посередине фронтов. Улицы внутри крепости были распланированы по строго прямоугольной сетке, которая накладывалась и на кварталы Казачьего и Верхнего форштадта. 4 ноября 1797 года строитель крепости капитан Андреев был уволен от военной службы в звании майора и поселился в Семипалатинске. Иван Григорьевич Андреев, известный российский военный инженер-топограф, краевед, этнограф, писатель, востоковед, умер в Семипалатинске 29 апреля 1824 года и был погребён на старом крепостном кладбище (сейчас на месте этого кладбища стадион).


25 октября 1807 года прапорщик Степан Павлович Какурин был переведён по открывшейся вакансии в Ширванский мушкетёрский полк. Согласно архиву 64-го пехотного Казанского (бывшего Ширванского) полка, на момент прибытия прапорщика Степана Какурина в полк, Ширванский мушкетёрский полк стоял в Омской крепости. 26 июня 1806 года от полка были отделены две гренадёрские и шесть мушкетёрских рот, сведённые в два батальона, под начальством подполковника Де-Лианкура выступившие в Москву в состав формируемых там Брестского и Кременчугского мушкетёрских полков. Вместо убывших, были сформированы новые роты, офицерский кадр которых был восполнен за счёт перевода в полк офицеров из гарнизонов крепостей.


27 января 1808 года шефом Ширванского мушкетерского полка был назначен полковник Фёдор Васильевич Зварыкин (1765 – 1826). В марте 1808 года Ширванский мушкетерский полк уже состоял в 24-й дивизии генерал-лейтенанта Глазенапа и всё ещё квартировался в Омске.


Высочайшим приказом 2 апреля 1808 года прапорщик Степан Павлович Какурин был произведён по вакансии в тот же Ширванский мушкетёрский полк подпоручиком.


В августе 1808 года Ширванский мушкетерский полк выступил из Омской крепости к новому месту его квартирования в Казанскую губернию. Полк, пройдя походным маршем через Ишим, Екатеринбург и Оханск, в декабре 1808 года прибыл на кантонир-квартиры в город Лаишев и вошёл в состав 25-й дивизии, переименованной из 24-й, генерал-майора Цибульского. Сразу же начались приготовления к новому длительному походу.


Высочайшим приказом 1 апреля 1809 года подпоручик Степан Павлович Какурин за отличие, проявленное при переходе полка, был произведён в тот же Ширванский мушкетёрский полк поручиком.


В начале 1809 года полк был приведён в численный состав по военному времени. Затем в составе 25-й дивизии генерал-лейтенанта Ртищева полк выступил в поход и через Инсар, Спасск, Скопин, Стародуб, Несвиж прибыл к западной границе Российской империи, где поступил в состав армии, назначенной для содействия Наполеону в его войне с Австрией. Согласно мирному договору 1807 года, Россия должна была выставить 30-тысячный корпус русских войск в случае войны Франции с Австрией. Император Александр I отводил своему обсервационному корпусу двоякое значение, в зависимости от успехов воюющих сторон.


Поручик Ширванского мушкетёрского полка Степан Павлович Какурин, согласно его формулярному списку, "Был в походах 1809. Сентября С 22 по 11-е Декабря в Цесарской Галиции". В ноябре 1809 года Ширванский полк вошёл в состав обсервационного корпуса генерала от инфантерии князя Лобанова-Ростовского и был назначен в авангард генерал-майора Каховского. 22 ноября 1809 года Ширванский мушкетёрский полк выступил из местечка Княгинина в Галицию, к г. Лембергу (ныне г. Львов). Полк шел в составе двух действующих 1-го и 3-го батальонов, а 2-й резервный батальон майора Дьячкова был расположен в г. Москве. Известие о разгроме австрийцев при Ваграме позволило Александру I вернуть корпус обратно в Россию. 11 декабря 1809 года Ширванский мушкетёрский полк пересёк границу Российской империи и расположился на квартирах в Заславле в Волынской губернии. По Венскому мирному договору Россия получила, без пролития русской крови, Восточную Галицию, по 1-му и 3-му разделам Польши отошедшую к Австрии, (современные Ивано-Франковская, Львовская, Тернопольская области Украины, Жешувское и большая часть Краковского воеводств Польши).


В апреле 1810 года Ширванский мушкетёрский полк перешёл в местечко Ямполь, а затем в "кампамент" при Дубно, откуда передвинулся на новые квартиры в город Проскуров.


22 февраля 1811 года Ширванский мушкетерский полк был назван Ширванским пехотным полком. В конце этого года 1-й и 3-й действующие батальоны перешли из лагеря при Староконстантинове в Дубно.


Высочайшим приказом 28 февраля 1812 года поручик Степан Павлович Какурин был произведён по вакансии в тот же Ширванский пехотный полк штабс-капитаном.


В марте 1812 года Ширванский пехотный полк, вместе с Уфимским пехотным полком, находился в 1-й бригаде генерал-майора Цибульского, в составе 24-й дивизии генерал-майора Лихачёва в 6-м пехотном корпусе генерала от инфантерии Дохтурова в 1-й западной армии военного министра Барклая-де-Толли. Командиром 1-го батальона состоял майор Племянников, а командиром 3-го батальона — майор Дьячков, временно командующий полком. 2-й батальон майора Скорнякова являлся запасным батальоном Ширванского пехотного полка и находился в числе резервных батальонов.


11 июня 1812 года 1-я армия была расположена между Россиенами и Лидою, 6-й пехотный корпус и Ширванский пехотный полк располагались в м. Лиде. Генерал Дохтуров, получив в этот день приказ Барклая-де-Толли идти на соединение с 1-й армией к Свенцянам, собрал 15 июня при Ольшанах свои полки и на следующий день выступил двумя колоннами к переправе на Вилии. 18 июня корпус соединился у Данюшева. Генерал Дохтуров, получив во время похода известие о движении ему наперерез, через Михалишки, корпуса Нансути, 19 июня сделал со своим корпусом переход в 42 версты от Данюшева к Свиру и тем самым опередил Нансути. После короткого отдыха у Михалишек, 6-й пехотный корпус продолжил движение через Козяны к Старым Крюкам близ р. Двины. Для облегчения отступления, император Александр I, внимательно следивший за передвижением его войск, повелел генералам Дохтурову и графу Палену брать обывательских лошадей под полковую амуницию и выдавать войскам ежедневно мясную и винную порции, забирая скот и вино у обывателей под квитанции.


29 июня 1812 года Ширванский пехотный полк перешёл р. Двину по мосту у г. Дриссы и встал на правом берегу у Прудников, левее укреплённого Дрисского лагеря. Остальные войска 1-й армии расположились в самом лагере. 2-го июля, после принятия решения оставить лагерь, полки Дохтурова переправились на правый берег р. Двины, где уже стоял Ширванский пехотный полк, и расположились от Балина до г. Дриссы, вместе с другими войсками 1-й армии. Затем 1-я армия двинулась по правой стороне Двины и 6 июля достигла Полоцка. 8 июля 1812 года Ширванский полк подошёл к Старому Селу возле г. Витебска. В ночь с 14 на 15 июля Барклай-де-Толли получил известие, что 2-й армии Багратиона не удалось пробиться к Могилёву, где предполагалось соединение двух армий. 15 июля в 4 часа пополудни 1-я армия снялась со своей позиции и тремя колоннами начала отступление к г. Смоленску. 6-й пехотный корпус шёл в левой колонне по кратчайшей дороге, ведущей на Рудню. 17 июля корпус Дохтурова продвинулся к Лиозне. 17 июля Ширванский пехотный полк вступил в Рудню и 20 июля продолжил движение к Смоленску. 21 июля под Смоленском 1-я армия соединилась со 2-й армией, а Ширванский пехотный полк встретился со своей 2-й гренадёрской ротой, состоявшей в сводной дивизии графа Воронцова во 2-й армии.


Так как армия Наполеона растянулась от Велижа до Могилева, Барклай-де-Толли решил нанести удар в центр французской армии у Рудни. 26 июля русская армия выступила на Рудню тремя колоннами. В левой колонне под начальством Дохтурова шли 5-й и 6-й корпуса, которые уже успели дойти до Приказа-Выдры. Барклай-де-Толли, получив известие о сосредоточении французской армии у Поречья, с целью обхода правого фланга русской армии, отменил назначенное наступление. 6-й корпус перешёл через Шаломец к Мощинкам. Вскоре Барклай-де-Толли, получив известие о сосредоточении французской армии в окрестностях Любавичей и Дубровны, решил возобновить наступление, соединить свои войска на позиции у д. Волокове и там ожидать неприятеля. 2 августа 6-й пехотный корпус перешёл к д. Волоковой и оз. Касиле. Ширванский пехотный полк расположился левее д. Волоковой, фронтом к Рудне. Между тем Наполеон решил обойти русскую армию, занять г. Смоленск и тем самым отрезать русским отступление на Москву. Генерал Неверовский с 27-й дивизией тщетно старался задержать неприятеля у г. Красного, но французы неудержимо наступали и уже 3 августа 180-тысячная армия Наполеона расположились на ночлег перед г. Смоленском, к этому времени занятому по приказу Багратиона генералами Неверовским и Раевским, чтобы удержать город до подхода основных русских войск.


Утром 4 августа начался бой и только ночь прекратила атаки французов, отступивших на расстояние пушечного выстрела. В этот день Ширванский пехотный полк рвался к Смоленску, выступив на рассвете от Надвы через Чабуры и Ракитино, и уже ночью подошёл к городу. На рассвете 5 августа вся 24-я дивизия Лихачёва была введена в город и заняла Красненское предместье и Королевский бастион, против неё выстроилась дивизия Нея. Королевский бастион в то время представлял из себя земляное пятиугольное укрепление возле западной городской стены. Ров перед стеной был не глубок и вырыт был лишь с целью получения земли на устройство гласиса.


Во время наступления к Рудне генерал Дохтуров простыл, заболел горячкой и чувствовал себя очень слабым. Но когда командующий русскими войсками Барклай-де-Толли спросил Дохтурова, позволит ли здоровье ему возглавить оборону города, Дохтуров радостно согласился. "Братцы, — сказал он своим солдатам перед боем, — если умереть мне, так лучше умереть на поле чести, нежели бесславно на кровати" и таким образом он воодушевил к сражению весь свой 6-й пехотный корпус. Вскоре после этого французы пошли в наступление и началась перестрелка в предместьях. В 8 часов утра генерал Дохтуров повёл свой корпус в атаку и вытеснил французов из предместий в поле. После этого французы ограничились перестрелкой.


В этот день Ширванский, Уфимский, Бутырский и Томский пехотные полки стояли справа от Малаховых ворот. Эти новые полки, сформированные исключительно из уральцев и сибиряков, хоть и в первый раз дрались с французами, беспрестанно кидались со штыками вперёд, несмотря на многократные приказы Дохтурова не выходить за пределы предместий. Лишь только к позиции приближались французские стрелки, солдаты тут же кидались со штыками на перевес навстречу неприятелю с криком "ура!" и все усилия начальства усмирить порыв солдат оказывались напрасными.


До трёх часов пополудни бой ограничивался перестрелкой. В этот день Наполеон ещё надеялся, что Барклай-де-Толли даст под стенами Смоленска генеральное сражение. Но ожидание его не сбылось. Около полудня Наполеон, узнав о начале отступления русских войск по Московской дороге, несколько раз посылал разъезды для отыскания бродов через Днепр выше Смоленска, с целью обхода русских войск с левого фланга. Броды найти французам не удалось и им ничего не оставалось, как только брать город. Около трёх часов пополудни французы пошли на штурм Смоленска. Ней снова двинулся на Красненское предместье, где по-прежнему его встретил Ширванский пехотный полк. Под нарастающим напором французов Ширванский, Уфимский, Бутырский и Томский пехотные полки начали отходить к городской стене. Ней занял предместье и выстроил дивизию Мармона напротив Королевского бастиона, но не стал атаковать это укрепление, считая его более сильным, чем оно было на самом деле. Настойчивость неприятельских атак заставила Дохтурова просить Барклая-де-Толли, находившегося на правой стороне Днепра, о помощи. Барклай-де-Толли отвечал присланному адъютанту: "Передайте Дмитрию Сергеевичу, что от его мужества зависит сохранение всей армии" и послал на помощь 24-й дивизии Кременчугский и Минский пехотные полки. В это время ширванцы вступили с неприятелем в жаркий бой и все попытки французов овладеть крепостной стеной заканчивались неудачей. Тогда Наполеон, убедившись в невозможности взять город приступом, ограничился сильной канонадой из более ста орудий, по преимуществу гаубиц, бросавших разрывные снаряды в течение нескольких часов.


В городе начались пожары. Полки 24-й дивизии, охваченные спереди неприятелем, а сзади бушующим пламенем, продолжали мужественную оборону города. В семь часов пополудни французы ринулись на новый штурм. Ширванский и другие полки дивизии отбросили французов за Красненское предместье и опять расположились в нём. Но уже наступала ночь и Барклай-де-Толли, не имея возможности к продолжению обороны пылающих развалин Смоленска, приказал Дохтурову покинуть город. Ширванский пехотный полк вышел из Смоленска за два часа до рассвета. Войска увозили через объятые пламенем улицы артиллерию и уничтожали за собой мосты на Днепре. Корпус Дохтурова отошёл за Петербургское предместье. В ходе Смоленского сражения шеф Ширванского пехотного полка полковник Фёдор Васильевич Зварыкин был ранен пулей в кисть левой руки с раздроблением кости, и хотя во все остальное время войны 1812 года он следовал за армией, но не мог принять личного участия в битвах. За Смоленское сражение ему был пожалован орден св. Владимира 4-й степени с бантом. После ранения Зварыкина командование полком принял известный каждому пермяку майор Николай Афанасьевич Теплов (1776 – 1813).


6 августа 1812 года началось фланговое движение русской армии на Московскую дорогу. Корпус Дохтурова выступил в 7 часов вечера по Петербургской дороге на Зыкалино, Пойсклово, Сущово к Прудищу, где остановился на ночлег, и на следующий день прибыл к Пнёвой слободе, близ Соловьёвой переправы. 9 августа русская армия пришла на назначенную позицию у Усвятья и в ночь с 11 на 12 августа перешла к Дорогобужу. Погода была знойная, войска и обозы двигались в густых облаках пыли. В ночь с 12 на 13 августа русские войска тремя колоннами начали отступление к Вязьме. Средняя колонна, в которой находился Ширванский пехотный полк, шла на Чоботово и Семлево. 16 августа русская армия пришла к Фёдоровскому, а на следующий день к Цареву-Займищу. Здесь Барклай-де-Толли начал готовиться к генеральному сражению.


17 августа в Царево-Заимище прибыл новый главнокомандующий Кутузов, который, сказав войскам: "Ну, как можно отступать с такими молодцами", тут же отменил назначенное сражение и 19 августа русская армия возобновила отступление. 22 августа русские полки, пройдя Гжатск, Дурыкино, Колоцкий монастырь, прибыла к селу Бородино. На этой позиции русская армия остановилась лишь потому, что Кутузов не смог найти более подходящей позиции до самой Москвы. Здесь, получив в подкрепление Московское и Смоленское ополчение, Кутузов решил дать французам генеральное сражение. Для усиления обороны, было сооружёно несколько укреплений. У селения Горки на высоком кургане был сооружён большой люнет, на котором разместилась батарея Раевского. 6-й пехотный корпус Дохтурова был размещён на позиции, простиравшейся от д. Горки до батареи Раевского. Ширванский пехотный полк стоял в двухбатальонных колоннах в числе других полков 24-й дивизии, находившейся справа от батареи Раевского, до д. Семёновской. Весь день 25 августа обе воюющие стороны провели в приготовлениях к предстоящему сражению.


26 августа 1812 года на исходе 6 часа неприятель открыл огонь из построенных французами укреплений. В 6 часов французы повели наступление на Багратионовы флеши, где находилась гренадёрская рота Ширванского полка, и на д. Бородино. Ширванский пехотный полк стоял за батареей Раевского и на начальном этапе сражения не вступал в бой до 9 часов утра, когда Наполеон повёл атаку против курганной батареи. Во время сражения за Багратионовы флеши гренадёрская рота Ширванского полка была полностью уничтожена. Между тем флеши переходили из рук в руки. Наконец вице-король, перейдя через р. Калочу, атаковал батарею Раевского. В это время Ширванский полк продолжал стоять за батареей Раевского в резерве.


Неприятель, оттеснив русских егерей к подошве кургана, в девятом часу двинулся на приступ батареи Раевского: дивизия Брусье в обход между р. Колочей и курганом, дивизия Морана прямо, кавалерия Монбрюна справа. Атака Брусье была отбита с большим уроном для французов. Около половины 11 часа вице-король возобновил атаку войсками Морана. Русская артиллерия, исстреляв почти все заряды, была вынуждена ослабить пальбу в самую решающую минуту. Бригада Бонами, в голове наступавшей французской колонны, ворвалась на батарею, опрокинув прикрытие орудий в овраг. Моран, с остальными своими войсками, быстро двинулся к подошве кургана. Незадолго перед этим Кутузов, узнав об опасном положении левого крыла русской армии, послал туда начальника штаба 1-й армии генерала Ермолова. Встретив по пути две конные роты, Ермолов повёл их к левому флангу и, заметив смятение на батареях Раевского, остановил артиллерию и приказал открыть огонь по неприятелю, ещё не успевшему освоиться на захваченной батарее, а сам с первой подвернувшейся ему воинской частью, которой оказался батальон Уфимского полка, кинулся прямо на батарею. По пути к Ермолову присоединились ближайшие части 4-го и 6-го корпусов. Французы, сброшенные Ермоловым с кургана и атакованные с обоих флангов, были преследуемы на значительное расстояние, сперва пехотой, потом кавалерией.


Барклай-де-Толли, заметно искавший смерти, прискакал на батарею, распоряжался в пылу отчаянного боя с величайшим спокойствием и приказал заменить совершенно расстроенные войска Раевского семью батальонами 24-й дивизии генерал-майора Лихачёва. К этому времени Милорадович принял командование 6-м пехотным корпусом, а Дохтуров принял командование 2-й армией вместо смертельно раненного Багратиона. Только теперь Ширванский пехотный полк вступил в бой, выдвинувшись вперёд и заняв батарею Раевского. Полки 24-й дивизии мужественно защищали свою позицию во время новой, удвоенной, атаки вице-короля на батарею Раевского. Командир дивизии генерал Лихачёв, лишённый способности ходить, сидел на своём походном стуле в переднем углу редута, под градом пуль, ядер и гранат, и спокойно говорил своим солдатам: "Смелее, ребята! Помните, что мы дерёмся за Москву".


В пятом часу пополудни неприятельская кавалерия, предводимая Коленкуром и поддерживаемая артиллерией, врубилась в полки 24-й дивизии, а пехотные колонны вице-короля подошли к подножию кургана. Бывшие на батарее орудия после окончательного залпа умолкли. Неприятельская пехота с большим упорством лезла на курган со всех сторон, русские солдаты с не меньшим упорством опрокидывали французов штыками в ров, стремительно наполнившийся трупами убитых. Свежие колонны французов занимали место поражённых и с новой яростью лезли на курган умирать. В это время командир Ширванского пехотного полка майор Теплов предпринял последнюю попытку защитить батареи Раевского и "с отменной храбростью, ободряя своих подчинённых, ударил с полком в штыки на наступающего неприятеля и тем обратил его в бегство, где и получил сильную контузию в ляжку". Вслед за майором Тепловым, капитаны Романовский и Курендович и штабс-капитан Какурин "При отогнании неприятеля от занятия батареи, все, будучи впереди фрунта, первые бросились на неприятельские колонны и чрез то, подав пример подчиненным, ударили в штыки, принудили неприятеля отступить, которые и ранены: 1-й контузией, но не оставив своего места, находился в сражении до окончания, где и получил вторую рану в бок пулей, 2-й в правое плечо, где и осталась пуля, а 3-й две раны, одну правой ноги в ляшку, а другую в руку навылет пулями". Поручик Гофмейстер "Будучи впереди фронта, подавал неустрашимостию своею пример и, находясь всё время в сражении при своем месте, поощрял к храброму отражению неприятеля, где ранен пулею в поясницу". Майор же Дьячков "сам взял в плен неприятельского гусара и отдал военному министру". Но всё это уже было напрасно. Саксонская конница Тильмана ворвалась на редут с тыла. За саксонцами мчался весь корпус Коленкура. Груды тел лежали внутри и вне окопа. Почти все бестрепетные защитники его пали. Одним из последних выстрелов, грянувших со стороны защитников батареи Раевского, был убит Коленкур. Командир дивизии Лихачёв, лишённый ног, не желая пережить гибели своих войск, и, собрав свои последние силы, обнажил грудь и бросился навстречу французским штыкам. Но желание его не исполнилось: французские солдаты не посмели убить русского генерала. Лихачёв был повергнут на землю ружейными прикладами, взят в плен и доставлен к Наполеону. Сказав Лихачёву несколько утешительных слов, Наполеон подал ему его шпагу. Но Лихачёв не принял её, сказав: "Благодарю, ваше величество. Плен лишил меня шпаги, дарованной мне государём моим и отданной мною не добровольно; от него лишь могу принять её обратно".


Вице-король занял батарею Раевского пехотой и отразил новую попытку остатков русских полков выбить его с кургана. После этого Ширванский пехотный полк отошёл за овраг, в тыл батареи Раевского. Кавалерия Латур-Мобура, ободрённая успехом, кинулась на остатки Ширванского пехотного и прочих полков 6-го пехотного корпуса, построившихся в несколько каре. Барклай-де-Толли, видя ослабление своей кавалерии, большая часть которой находилась на левом крыле, был вынужден сдерживать неприятеля одной пехотой. В четвёртом часу по полудни войска правого фланга расположились в 400-х саженях от неприятеля, правым флангом к д. Горки, левое же крыло всей армии тогда находилось на расстоянии пушечного выстрела от с. Семёновского, упираясь флангом в лес, лежащий на старой Смоленской дороге. Войска обоих противостоящих друг-другу сторон, утомлённые и ослабленные взаимным истреблением, прекратили свои усилия. Пехота стояла в небольших колоннах, состоявших едва на одну треть от того числа людей, которые были введенны в бой в начале сражения. Кавалерия продолжала частные нерешительные атаки, артиллерия постепенно умолкла. С русской стороны были введены в бой почти все войска, кроме четырёх егерских полков, рассыпанных впереди правого фланга русской позиции. Наполеон же не решился ввести в бой только свою 24-тысячную старую гвардию. Русская армия была оттеснена на позицию, не дающую никаких выгод в оборонительном отношении.


Потери нижних чинов Ширванского пехотного полка в Бородинском сражении, в связи с утратой месячных рапортов за 1812 год, неизвестны. Известно лишь, что весь 6-й пехотный корпус потерял убитыми и раненными 2 273 человека. После Бородинского сражения из Ширванского полка убыло 11 офицеров: убит поручик Левский, ранены майоры Теплов и Бражников, капитаны Романовский и Собко, штабс-капитаны Какурин и Огнев, поручик Калинин, подпоручик Жуковский, прапорщики Москарский и Строев. За Бородинское сражение полковой командир майор Теплов получил орден св. Анны 2 степени, майор Дьячков, капитаны Романовский и Курендович и штабс-капитан Какурин — все четверо орден св. Владимира 4 степени с бантом, поручик Гофмейстер — орден св. Анны 3 степени. Всем бывшим в сражении нижним чинам полка было Высочайше пожаловано по пять рублей на человека.


Штабс-капитан Степан Павлович Какурин, согласно записи в его формулярном списке, был "26-го при селе Бородине в Действительных Сражениях где и ранен пулею в левый бок и правой ноги в заднюю часть ляжки за Отличные подвиги награждён Орденом св-го Владимира 4-й Степени с Бантом". Получив столь болезненные ранения и потеряв немало крови, пролитой на Бородинском поле, Степан Павлович Какурин до конца 1812 года участия в боевых действиях более не принимал.


Штабс-капитан Ширванского пехотного полка Степан Павлович Какурин указан на 15-й стене Храма Христа Спасителя в числе офицеров, раненных в сражении при Колоцком монастыре, Шевардине и Бородине 24 и 26 августа 1812 года.


Высочайшим приказом 19 декабря 1812 года штабс-капитану Ширванского пехотного полка Степану Павловичу Какурину пожалован орден св. Владимира 4 степени с бантом.


Высочайшим приказом 21 декабря 1812 года штабс-капитан Степан Павлович Какурин, находящийся за ранами в резервном батальоне Ширванского пехотного полка, за отличие произведён капитаном.


В октябре 1812 года для пополнения потерь на основе рекрутских депо и кадров нескольких полков, оставленных для переформирования, были созданы резервные войска, преобразованные 24 февраля (8 марта) 1813 года в Резервную армию под командованием генерала от инфантерии князя Д.И. Лобанова-Ростовского. 18 апреля 1813 года капитан Ширванского пехотного полка Степан Павлович Какурин, находясь в сводном запасном батальоне Ширванского и Бутырского пехотных полков, в 3-м отделении полковника Ребиндера в составе 2-го резервного корпуса генерал-лейтенанта Андрея Андреевича Клейнмихеля (1757 – 1815), под начальством генерал-майора Адамовича, прибыл в Варшаву. 20 апреля резервные батальоны, выступив из Варшавы, проследовали через Блоне и Сохачев и, прибыв 8 мая к Познани, 12 мая продолжили движение к Одеру.


В формулярном списке Степана Павловича Какурина имеется запись: "1813. Августа с 2-го по 19-е ноября в герцогстве Варшавском при блокаде Крепости Модлина и покорении находящихся в Оной неприятельских войск".


В 1806 году, для обеспечения переправы через Вислу и Нарев, Наполеон приказал построить в Герцогстве Варшавском ряд крепостей. В 1807 – 1812 годах по проекту Франсуа Шасслу-Лоба французскими инженерами строилась современная редутная крепость Модлин, расположенная на правом берегу Вислы в месте впадения в неё реки Нарева в деревне Модлин, которая сегодня является районом города Новы-Двур-Мазовецки (в 30 км от Варшавы).


В конце 1812 года гарнизон Модлина насчитывал 3 тысячи польских солдат, 2 тысячи саксонцев и вюрцбургцев, несколько сотен французских артиллеристов под началом дивизионного генерала, голландца по происхождению, Германа Виллема Данделса. Крепостная артиллерия состояла из 120 орудий.


В феврале 1813 года крепость Модлин блокировал 7-тысячный корпус генерал-майора Паскевича с 48 орудиями. По отбытии блокадного корпуса Паскевича, вместе с прочими войсками Бенигсена, в Богемию, Модлин был обложен девятью тысячами человек резервных батальонов и ополчения под общим начальством генерал-лейтенанта Клейнмихеля, который, не имея возможности приступить к формальной осаде крепости, подписал капитуляцию о сдаче Модлина, согласно которой генерал Данделс получал право покинуть крепость со всеми воинскими почестями и отправиться во Францию. Но император Александр I не утвердил договор о капитуляции на этих условиях, требуя, чтобы генерал Данделс сдался в плен со всеми своими войсками.


19 ноября 1813 года генерал Данделс был принуждён сдаться с вверенным ему гарнизоном. Пленные французы были отведены в Гродно, поляки и литовцы распущены по домам, а саксонцы и вюрцбургцы получили право сохранить при себе оружие и возвратиться в Германию.


16 марта 1815 года капитан Степан Павлович Какурин со своим 2-м запасным батальоном был вновь выделен из Ширванского пехотного полка, отправляющегося в новый поход во Францию, в резервную армию. Вернувшись в конце 1815 года в Россию, Ширванский пехотный полк был размещён на квартиры в местечке Седнево в Черниговской губернии.


Высочайшим приказом 25 апреля 1816 года капитан Ширванского пехотного полка Степан Павлович Какурин за ранами "От воинской службы уволен майором".


11 июня 1818 года майор Степан Павлович Какурин был определён к гражданской службе "В город Оханск Городничим" и спустя ровно 10 лет он вновь оказался в городе, в котором Ширванский пехотный полк делал остановку на несколько дней, следуя из Сибири в Казань.


По состоянию чинов Пермской губернии по 12 января 1819 года в Оханске городничий майор Степан Павлович Какурин, ордена св. Владимира 4 степени с бантом кавалер.


27 мая 1820 года майор Степан Павлович Какурин был "Переведён к такой же должности в город Кунгур".


По состоянию чинов Пермской губернии по 15 июня 1820 года, по 25 ноября 1821 года, по 31 декабря 1822 года, по 31 декабря 1824 года, по 29 января 1826 года, по 11 января 1827 года, по 4 июля 1827 года, в Кунгуре городничий майор Степан Павлович Какурин, ордена св. Владимира 4 степени с бантом кавалер.


Будучи Кунгурским городничим, майор Степан Павлович Какурин дважды находился под следствием по уголовным делам. В первый раз он "Находился под Судом в Пермской Палате Уголовного Суда за наказание без суда и приговора бродяги Ершова" но был помилован "по Силе Всемилостивейшего Манифеста 22-го августа 1826 года", подписанного императором Николаем I по случаю коронации. Второй раз Степан Павлович Какурин был осуждён той же судебной палатой "За непредоставление в Срок к ревизии на 1827 год Книг по должности городничего" и понёс заслуженное наказание: "на Основании Указа правительствующего Сената 16-го июня 1826 года Оштрафован 4 руб. 16,1/2 коп".


25 октября 1829 года майор Степан Павлович Какурин был определён к такой же должности в город Чердынь.


Даже не успев переехать из Кунгура в Чердынь, чердынский городничий майор Степан Павлович Какурин вновь привлёк к себе внимание Пермской судебной палаты по уголовным делам "За допущение безпорядков в делах веренного городнического правления".


По списку чинов Пермской губернии от 2 декабря 1829 года, от 15 декабря 1830 года, от 12 декабря 1832 года, от 20 декабря 1832 года, от 5 декабря 1833 года, от 5 ноября 1834 года, от 5 ноября 1835 года, в Чердыни городничий майор Степан Павлович Какурин, ордена св. Владимира 4 степени с бантом кавалер.


Согласно формулярному списку, составленному Пермским губернским правлением в 1830 году, с исправлениями, допущенными в 1831 году, чердынский городничий майор Степан Павлович Какурин был холост и имел в собственности "Оренбургской губернии в уфимском уезде 8 Душ мужеска пола Крестьян" и "В городе Кунгуре Деревянный Дом".


Чердынский городничий майор Степан Павлович Какурин умер в Чердыни 12 августа 1836 года "От болезни от контузии и ран" в возрасте 56 лет. Отпевание Героя Бородинского сражения состоялось соборно, всем Чердынским духовным причтом, в самом старом чердынском храме, в церкви Иоанна Богослова, возле которой он и был похоронен. В метрической книге, "данной из Чердынского Духовного Правления в Чердынский Воскресенский собор" на 1836 год, записано: "№ мужес. пол. 26 Когда и кто имянно померли. Двенадцетого числа, Города Чердыни Городничий Майор Стефан Павлов Какурин Лет. Мужес. пол. 56 От чего приключилась смерть. От болезни от контузии и ран Кем исповеданы и приобщены. ~~ Где и кем погребены. При богословской церкви Соборнне протоиереем Иоанном Брызгаловым с причтом".


Метрическая запись о смерти майора Ширванского пехотного полка Степана Павловича Какурина.


Надеемся, что администрации Чердынского муниципального района и города Чердыни, совместно с чердынскими краеведами и музейными работниками, удастся найти место захоронения майора Ширванского пехотного полка Степана Павловича Какурина и каким-то образом увековечить память о ныне забытом Герое и патриоте нашего Отечества.


Источники:

  1. ГАПК. — Ф.36. — Оп. 2. — Д. 182а. — Л. 77-79.
  2. ГАПК. — Ф. 37. — Оп. 3. — Д. 275.
  3. Историческое описание Храма во имя Христа спасителя в Москве. Составил, по поручению Высочайше утверждённой комиссии для построения храма, на основании имеющихся документов, правитель её канцелярии М. Мостовский. — Москва: Тип. С. Орлова, 1883. — Приложение, с. XXX-XXXI.
  4. История войны 1813 года за независимость Германии, по достоверным источникам. Составлена по Высочайшему повелению. Сочинение генерала М. Богдановича. Т. II. — С.-Петербург: в Тип. Штаба военно-учебных заведений, 1863. — С. 626-627.
  5. К 200-летнему юбилею 64-го пехотного Казанского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича полка составил А.И. Сыцянко. — С.-Петербург: Тип. И.Н. Скороходова, 1900. — С. 8.
  6. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1820. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1820. — С. 365.
  7. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1821. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1821. — С. 357.
  8. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1822. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1822. — С. 261.
  9. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1823. Часть Вторая. - С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1823. — С. 275.
  10. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1824. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1824. — С. 282.
  11. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1825. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1825. — С. 285.
  12. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1826. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1826. — С. 295.
  13. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1827. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1827. — С. 304.
  14. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1828. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1828. — С. 310.
  15. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1829. Часть Вторая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1829. — С. 326.
  16. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1830. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1830. — С. 243.
  17. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1831. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1831. — С. 251.
  18. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1832. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1832. — С. 255.
  19. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1833. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1833. — С. 257.
  20. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1834. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1834. — С. 261.
  21. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1835. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1835. — С. 261.
  22. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1836. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1836. — С. 268.
  23. Милорадович Михаил Андреевич Список генералитету, штаб-и обер-офицерам, особенно отличившимся в деле 26-го числа августа при селении Бородине, коим испрашивается вознаграждение // Бородино 1812-1962 — Документы, письма, воспоминания /Под ред. Л.Г. Бескровного, Г.П. Мещерякова. — М.: Изд-во "Советская Россия", 1962. — С. 269-281.
  24. Походы 64-го пехотного Казанского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича полка. 1642 - 1700 - 1886. — Составили В. Борисов и А. Сыцянко. — С.-Петербург: Тип. И.Н. Скороходова, 1888. — С. 203-225, 240-248, 260, 262 (Материалы для истории русской армии).
  25. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений, 1837 - 1937: В 16 т. Т. 9. История Пугачева / Ред. В.Л. Комарович. — Кн. 1. — 1950. — С. 264.
  26. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений, 1837 - 1937: В 16 т. Т. 9. История Пугачева / Ред. В.Л. Комарович. — Кн. 2. — 1940. — С. 524-525.
  27. РГАДА. — Ф. 1100. — Д. 4.
  28. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований на лето от Рождества Христова 1827. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1828. — С. 118.
  29. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований на лето от Рождества Христова 1828. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Ивана Глазунова, 1829. — С. 120.
  30. Список Кавалерам Императорских Российских Орденов всех наименований за 1829. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1830. — С. 120.
  31. Список Кавалерам Российских Императорских и Царских орденов всех наименований за 1832 год. Часть II. Список Кавалерам Ордена Св. Владимира 1,2, 3 и 4 степени. — Санктпетербург: Тип. Имп. Академии наук, 1833. — С. 116.

Создано : 26/03/2017 : 7:09 PM
Обновлено : 26/03/2017 : 7:09 PM
Категория :
Страница просмотрена 96 раз


Версия для печати Версия для печати


Комментарии:

Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!



free counters


^ Наверх ^