Календарь
Погода

GISMETEO: Погода по г. Пермь

Публикации

Закрыть Города и села

Закрыть Конфессии

Закрыть Культура Прикамья

Закрыть Пермяки

Закрыть Регион

Фотоальбом

Закрыть  Архитектура

Закрыть  Города и села

Закрыть  Литераторы

Закрыть  Музеи

Закрыть  Персоны

Закрыть  Природа

Закрыть  Университет

Рейтинг статей
Регистрация
 Список пользователей Пользователей : 309

Логин:

Пароль:

[ Забыли пароль? ]


[ Join us ]


  Cейчас online:
  Гостей online: 15

Всего визитов Всего визитов: 0  

Рекорд:
Рекорд:Пользователей: 12

08/10/2008 @ 20:57

Рекорд:Total: 401

24/05/2011 @ 08:55


Инфоблок

Ваш IP: 54.162.109.90

Подписка
Чтобы получать новости с сайта, подпишитесь на наш Информационный бюллетень
Подписаться
Отказаться
230 Подписчиков
Столарев Иван Егорович (1790 – 18..?)

Столарев Иван Егорович (1790 – 18..?)

Столарев Иван Егорович (1790 – 18..?) — аудитор 4-го егерского полка, участник русско-турецкой войны 1811, Отечественной войны 1812, заграничных походов русской армии 1813-1815, заседатель в Чердынском Земском суде, коллежский секретарь, имеет Знак отличия военного Ордена св. Георгия, медали 1812 и 1814.


Иван Егорович Столарев родился в 1790 году и, согласно его формлярному списку, происходил "Из пахотных солдатских детей Екатеринославской губернии города Верхнеднепровска".


9 октября 1808 года Иван Егорович Столарев был зачислен в Учебный гренадерский батальон рядовым. Учебный гренадерский батальон был сформирован 20 июня 1808 года "чтобы с лучшей удобностью снабжать армейские полки исправными унтер-офицерами". Батальон входил в состав учебных войск и готовил для пеших частей Российской Армии унтер-офицеров, горнистов и флейтщиков.


15 августа 1809 года Учебный гренадерский батальон был переименован в 1-й Учебный гренадерский батальон.


Помимо подготовки младших офицеров, 1-й учебный батальон в то время готовил обер-офицеров к сдаче экзамена на штаб-офицерский чин. По этой причине в 1-м учебном батальоне оказался капитан 7-го егерского полка Яков Осипович Отрощенко (1779 – 1862), ставший в последствии генералом от инфантерии, сенатором и оставивший после себя подробные воспоминания о своей военной службе. Проведя первую половину 1810 года в 1-м учебном батальоне и успешно сдав экзамен, 1 августа 1810 года капитан Отрощенко был произведён в майоры, с переводом в 14-й егерский полк.


Яков Осипович Отрощенко вспоминает о 1-м учебном батальоне: "В этих баталионах не было ни прапорщиков, ни поручиков, ни подпоручиков, ни штабс-капитанов, тут были все капитаны.

Мы обучали людей, ходили с ними в караулы, иногда с двенадцатью человеками только. Мне случалось быть на главной гауптвахте Петропавловской крепости, на площади против Академии Художеств, в Галерной гавани, и дежурить по госпиталям на Выборгской стороне. Случалось также быть во дворце во время праздников и видеть торжественное шествие всей царской фамилии к обедни в придворную церковь. Участвовал в церемониальных разводах и на маневрах, производимых на Смоленском поле.

В июле месяце назначен был первый экзамен всем капитанам. Я выдержал исправно, и назначен к представлению для производства, а те которые не выдержали экзамена оставлены до другого, который должен быть чрез полгода.


1 июля 1810 года в 1-й учебный гренадёрский батальон был переведён из 4-го егерского полка капитан Адольф Христофорович фон Бурмейстер, с производством в майоры.


16 декабря 1810 года рядовой Иван Егорович Столарев за усердие был произведён фельдфебелем в тот же 1-й учебный гренадёрский батальон.


28 апреля 1811 года фельдфебель Иван Егорович Столарев "Из Оного переведён в 14 Егерский полк".


Ко времени прибытии фельдфебеля Ивана Егоровича Столарева к новому месту службы, 14-й егерский полк размещался на тесных квартирах близ г. Белицы, а в октябре 1811 года разместился по деревням. В скором времени последовало предписание полку спешно выступить в поход и ускорено следовать к крепости Журже, так как командующий Дунайской армией генерал-от-инфантерии Михаил Илларионович Кутузов (1745 – 1813) получил известие, что новый турецкий великий визирь Лаз Азиз Ахмет-паша переправился с войсками через Дунай при крепости Рушук и, получив сильный отпор от русского авангарда, расположился лагерем возле местечка Слободзее на левом берегу Дуная.


Яков Осипович Отрощенко вспоминает: "Прибыв к Журже мы уверились собственными глазами: на равнине разлегся огромный лагерь и впереди его отдельный большой редут. Вокруг турецкого лагеря наши также построили небольшие редуты с фланговыми ложементами; на противоположном высоком берегу в Болгарии также виднелся огромный лагерь. Турки начали было строить редут на левом фланге своего лагеря, но их отбили; при этом случае убит один из наших генералов своими. Когда собрались все наши войска в лагерь при селе Слободзее, возле крепости Журжи, главнокомандующий, генерал-от-инфантерии Михаил Илларионович Кутузов поручил генерал-лейтенанту Маркову десятитысячный отряд, с которым он должен был переправиться в Болгарию и разбить видневшийся лагерь.


В формулярном списке Ивана Егоровича Столарёва записано: "1811 года Октября 2 по переправе на правую сторону реки Дуная в сражениях с неприятелем при разбитии оного поовладению главным визирским лагерем".


Тёмным осеним вечером 2 октября 1811 года генерал-лейтенант Евгений Иванович Марков (1769 — 1828) с отрядом общей численностью 7 500 человек скрытно прошёл вверх по левому берегу р. Дуная, мимо спящего турецкого лагеря при Слободзее, переправился на правый берег р. Дуная около Рущука. В десять часов вечера, когда на небе горела лишь комета, посылавшая к земле тусклый свет, отряд генерала Маркова внезапно атаковал турецкий лагерь и 20-тысячное турецкое войско, не ожидавшее нападения русских, в страхе разбежалось, значительная часть турок попала в плен. Военной добычей русских стал турецкий лагерь с большими запасами продовольствия и вооружений. Русские потеряли в этом сражении 9 человек убитыми и 40 раненными.


Яков Осипович Отрощенко вспоминает: "Я переправил артиллерию и привел ее к отряду, но дело было уже кончено. Отряд наш стоял уже на месте турецкого лагеря, и посылал за Дунай к Туркам в лагерь из своих орудий ядра и гранаты, и из турецких больших единорогов и мортир бомбы. Можно судить какое было удивление и страх Турок, когда они увидели из-за Дуная что решена участь их на погибель. Они отстреливались, но ядра их переносило далеко даже за проток называемый Лом, и вреда никакого нам не делали... Верховный визирь пользуясь темнотой ночи уехал на лодке в Рущук, оставя на произвол судьбы войска свои без продовольствия и средств к спасению... Задунайский лагерь представлял только вид грозного стана; но в существе там были раскинуты только палатки, находился рынок с разными съестными припасами и стояла малая часть войск. Мне сказывали что отряд наш пришел так рано что все еще спали. Пущенные ядра и гром орудий пробудил беспечных Турок, которые не защищались, а спешили бежать в крепость для спасения своего. В лагере найдено много кофею, сарацинского пшена, разного драгоценного оружия, розового масла, опиуму, коровьего масла и варенья; и визирская богатая палатка досталась нам. Также запас серебряных перьев которые давались простым Туркам за отличие в бою. Они делаются из трех прутиков серебряной проволоки расплющенной и в нижнем конце, где соединены эти проволки, припаен серебряный небольшой розан, в средине коего вставлен небольшой бирюзовый камешек. В ту же ночь Черноморская флотилия стоявшая ниже Рущука при темноте прошла мимо крепости и составила через реку из судов цель между лагерем и крепостью. Таким образом визирский лагерь разобщен был совершенно с крепостью.

На другой день по утру, в 10 часов, главнокомандующий атаковал лагерь со всех сторон, но штурма не было, постреляли только из орудий и наши войска окружили лагерь совершенно. Мы с высоких болгарских берегов смотрели на этот прекрасный маневр. День был светлый и яркие лучи перебегали по штыкам атакующих войск.

У Турок не было ни дров, ни достаточного припаса продовольствия для людей и лошадей, потому что они все получали из того лагеря который мы заняли. В воде не было недостатка, но и ту даем получали подвергаясь опасности. Наши артиллеристы не давали им покою. Но при всем том они отстреливались двенадцать дней. Потом заключено было перемирие, пока получится от султана разрешение о заключении мира.

На перемирие согласились, но войска остались в том положении как были. Турки истаивали в лагере от голоду и холоду. Сначала сели они всех лошадей, а потом, как говорят, ели и мертвых товарищей своих. Говорили что главнокомандующий, будучи движим чувством человеколюбия, позволил пересылать несчастным продовольствие в малом количестве. Через месяц получено было известие о заключении мира, но говорят что из числа 38.000 бывших в лагере три части умерло, а остальные едва движущиеся перевезены в Рущук, могшие же ходить взяты в плен и содержались в Букуреште до заключения мира.


После подписания Кутузовым и Ахмедом-пашой 16 (28) мая 1812 года в Бухаресте мирного договора, 14-й егерский полк выступил на Яссы, где полк встретил своего нового шефа — полковника Афанасия Ивановича Красовского (1780 – 1849). Из Ясс полк направился к крепости Хотин, возле которой переправился через реку Днестр и вступил на Российскую территорию.


10 июня 1812 года фельдфебель 14-го егерского полка Иван Егорович Столарев был определён "батальонным писарем".


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Ивана Егоровича Столарева записано: "1812 августа 2 по возвращению из турецких владений через Молдавию в Россию в город Мозырь в корпус генерал-лейтенанта Сентября 2 и 3 в действительных сражениях при городе Глуске против французских войск и оттого при проследованию неприятеля к городу Бобруйску находился"


В августе 1812 года в районе Мозыря располагался 2-й резервный корпус генерал-лейтенанта Фёдора Фёдоровича Эртеля (Friedrich von Oertel, 1768 – 1825) общей численностью 45 630 человек, составленный только из запасных 2-х батальонов и эскадронов полков русской армии, включая 2-й батальон 14-го егерского полка, в котором фельдфебель Иван Егорович Столарев состоял писарем.


Перед выступлением из Смоленска в поход на Москву Наполеон оставил в восточной Белоруссии польский отряд генерала Яна Генрика Домбровского (1755 – 1818), общей численностью около 8 тысяч человек при 20 орудиях, и поставил задачу прикрыть коммуникации французской армии через Белоруссию, создать угрозу гарнизону Бобруйской крепости и расположенному у Мозыря 2-му резервному корпусу русской армии. Бобруйская крепость, гарнизон которой в основном состоял из резервных батальонов полков русских армий, находилась в осаде с 10 июля по 10 ноября 1812 года. Несмотря на то, что к моменту её осады крепость не успели достроить, на протяжении четырех месяцев в тылу у французской армии находилась мощная и неприступная русская цитадель.


В конце августа 1812 года генерал-лейтенант Эртель стал получать от казачьих дозоров известия о том, что польский дивизионный генерал Я.Х. Домбровский выступил со своим корпусом из Могилёва, собирает под свою команду разрозненные польские отряды, набирает рекрутов, собирает продовольствие и фураж и стремится объединиться с дивизиями польских генералов Малаховского и Доминика Дзивановского, с целью обложить совместными усилиями Бобруйскую крепость и прервать коммуникации между Мозырем и Бобруйском. 30 августа корпус генерал-лейтенанта Эртеля выступил из Мозыря к Бобруйской крепости. Генерал Эртель, встречая на своём пути множество подвод с фуражом и провиантом, скот, который гнали крестьяне в лагерь генерала Я.Х. Домбровского под Бобруйском, приказал все подводы и скот отправлять обратно по деревням, из которых всё это и было собрано.


2 (14) сентября 1812 года в 4 часа утра на подступах к местечку Глуску авангард корпуса, состоящий из 9-го Донского казачьего полковника Грекова полка, двух эскадронов Сумского гусарского полка, роты 41-го егерского полка, 2-го батальона Смоленского пехотного полка и двух легких орудий, был атакован польской кавалерии численностью в 600 сабель. Полковник Греков с кавалерией, не долго думая, ринулся вперёд и опрокинул поляков и погнал их к Глуску. Польская пехота численностью в 1000 штыков, завидя спешное отступление польской кавалерии, преследуемой русскими казаками и гусарами, быстро снялась с лагеря и отступила в Глуск. Тогда генерал-лейтенант Эртель решил ввести в дело свою пехоту, приказав ей выбить неприятеля из Глуска. Командир запасного батальона Смоленского пехотного полка майор Людвиг Иванович Гинтовт, послав вперёд роту егерей 41-го полка и стрелков-охотников из своего батальона, выстроил 2-й батальон Смоленского пехотного полка с двумя орудиями напротив Глуска. Поляки, засевшие в Глуске, разделились на две половины: одна часть поляков засела в оставленных местными жителями избах и за заборами и приготовилась к отражению атаки, вторая же их часть переправились на другой берег р. Птичь, разобрав за собой мост, и приготовилась к отражению атаки, выкатив вперёд два орудия. Майор Гинтовт за час овладел Глуском и своими орудиями поддержал казаков и гусар, к этому времени уже переправившихся на другой берег сильно обмелевшей реки. Через два часа сопротивление поляков было сломлено. Корпусу Эртеля достался полный магазин с собранным с деревень хлебом, из которого часть была взята для нужд корпуса, остальное возвращено местным крестьянам. В плен были взяты 3 польских офицера, включая коменданта, 80 человек рядовых. Генералу Эртелю также достался лазарет со 150 человеками. Потери корпуса составили раненными 1 обер-офицер и 23 человека нижних чинов.


Взяв Глуск, генерал-лейтенант Эртель решил преследовать отступивших поляков, с целью недопущения их соединения с корпусом генерала Малаховского. Вечером 2 сентября авангард корпуса перешёл по восстановленному мосту на другой берег и начал преследование неприятеля. На рассвете 3 сентября из Глуска выступили и основные силы корпуса генерала Эртеля. По пути корпусу встречалось множество подвод с провиантом и фуражём для польских войск, которые генерал Эртель приказывал возвращать обратно.


В 6 верстах от местечка Горбачевичи авангард, находившийся в двух верстах от основных сил корпуса на узкой дороге в теснине, был встречен значительными силами неприятеля, состоявшими из пехоты с двумя орудиями. Поляки, ведя обстрел с высот, попытались атаковать авангард с флангов и зайти с тыла. Сохраняя порядки, авангард медленно отступил и соединился с корпусом. Генерал Эртель приказал авангарду, теперь уже составленному из 2-х запасных батальонов 6-го и 41-го егерского полков и 9-го Донского казачьего полковника Грекова полка, рассыпаться по флангам в окружающий теснину лес. Основные силы корпуса направились вперед по дороге. Резервный батальон Смоленского пехотного полка с двумя лёгкими орудиями находился во главе колонны, остальные орудия были поставлены в центре пехотной колонны, кавалерия расположилась по флангам. По очень тесной дороге пехота могла двигаться только полувзводами, а кавалерия по двое в ряд. Войска корпуса двинувшись вперёд таким порядком, не смотря на фланговый обстрел с высот по краям теснины. 2-й батальон Смоленского полка, находясь на узкой дороге во главе колонны корпуса, четыре раза выбивал с крепких позиций неприятельский корпус, состоящий, как потом сообщили пленные, из 5 тысяч французов и поляков под командованием польского генерала Дзивановского и французского гран-мажора Герсана, адъютанта маршала Жюно. Начавшись в 5 часов пополудни, сражение закончилось лишь с наступлением полной темноты в 11 часов вечера. После отступления неприятеля со всех занятых им мест, генерал Эртель простоял со своим войском на поле боя до 9 часов утра, а затем направился к Бобруйской крепости.


В ходе боя под Горбачевичи были взяты в плен 5 неприятельских обер-офицеров и 154 человека нижних чинов, потери противника, согласно донесению генерала Эртелят от 12 сентября 1812 года, составили до 1000 человек убитыми. В этом кровопролитном и неудобном для русских войск сражении корпус понёс следующие потери: убит зять генерала Эртеля адъютант 2-го батальона Козловского пехотного полка поручик Загаинов, убито 76 человек нижних чинов; ранены 3 обер-офицера и 101 человек нижних чинов.


Потерпев поражение под Горбачевичи, генерал Я.Х. Домбровский возвратился в свой укрепленный лагерь возле местечка Свислочь и, отказавшись от блокады, решил ограничиться лишь наблюдением за Бобруйской крепостью. Генерал Эртель со своим корпусом, уничтожив собранные неприятелем магазины и восстановив коммуникации с Бобруйской крепостью, возвратился обратно в Мозырь, куда и прибыл 10 сентября 1812 года. За 11 дней корпус совершил переход в 380 вёрст и находился в сражениях в общем времени 8 часов. За эту операцию генерал-лейтенант Эртель был награждён орденом св. Георгия 3 класса.


Согласно генеральному плану окружения и разгрома французов на Березине, 3-я Западная армия должна была в начале октября взять Минск и там соединиться со 2-м резервным корпусом Эртеля. Адмирал П.В. Чичагов медлил с выступлением и лишь 17 октября 1812 года приказал генералу Эртелю следовать на соединение с ним к г. Минску. В свою очередь генерал Эртель, получая различные поручения от Кутузова и находя другие предлоги, не спешил выступать к Минску. Адмирал Чичагов несколько раз посылал генералу Эртелю всё более настойчивые требования выступить на соединение с 3-й армией, но лишь 6 ноября генерал Эртель со своим корпусом покинул огромный Мозырский лагерь. Но терпение адмирала Чичагова к этому времени уже лопнуло и 7 ноября он назначил командиром 2-го резервного корпуса генерал-майора Сергея Алексеевича Тучкова 2-го (1767 – 1839). Генерал Тучков принял командование лишь 15 ноября в местечке Паричи и 16 ноября вместе с корпусом вступил в Бобруйскую крепость. Генерал-лейтенант Эртель, снятый адмиралом Чичаговым, с 10 декабря 1812 года был назначен генерал-полицеймейстером всех действующих русских армий.


16 ноября 1812 года корпус генерал-майора Тучкова выступил из Бобруйской крепости на Рогачев. 18 ноября был получен приказ адмирала Чичагова повернуть обратно и следовать на Игумен. 23 ноября корпус остановился на отдых в бывшем польском лагере в местечке Свислочь. В этот же день генерал Тучков получил от Кутузова приказ поспешить к Минску. 28 ноября корпус вступил в Минск, 30 ноября выдвинулся к местечку Новосвержень, 3 декабря, вступая в стычки с австрийскими разъездами, корпус выдвинулся из Новосверженя к Несвижу, где в замке были изъяты сокровища, принадлежащие князьям Радзивиллам. Драгоценности, на общую сумму более десяти миллионов золотых, были описаны и представлены адмиралу Чичагову.


9 декабря 1812 года 2-й резервный корпус занял местечко Койданы. 11 декабря 2-й резервный корпус генерал-майора Тучкова и отряд генерал-лейтенанта Радта были объединены в отряд под командованием генерала-от-инфантерии Дмитрия Сергеевича Дохтурова (1759 – 1816).


24 декабря 1812 года отряд генерала Дохтурова вместе с партизанским отрядом полковника Дениса Давыдова составили авангард Главной армии под командованием генерала барона Фердинанда Фёдоровича Винцингероде (Ferdinand von Wintzingerode, 1770 – 1818), а вместо генерал-майора Тучкова командиром 2-го резервного корпуса был назначен генерал-майор Николай Николаевич Бахметьев (1772 – 1831). Новый 1813 год корпус встретил в Варшаве.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Ивана Егоровича Столарева записано: "За границей с 2 января через княжество Варшавское где в сражении января 9 при взятии города Калиша и потом через Пруссию в Саксонию".


Авангард Винцингероде, следуя через Гродно, Хоржель, по достижении Млавы был направлен через Безунь и Врацлавск к Калишу, наперерез саксонскому корпусу генерала Ренье, отступающему из Варшавы к Одеру. Генерал Ж.Л. Ренье, двигаясь не спеша, приблизился к Калишу в то время, когда к городу подходила кавалерия Винцингероде. После упорного сопротивления, неприятель из ближайших к Калишу деревень был оттеснён в сам город. Тогда Винцингероде приказал командиру 2-го пехотного корпуса принцу Евгению Виртембергскому (Friedrich Eugen Karl Paul Ludwig von Wurttemberg, 1788 – 1857) овладеть Калишем. 2-й резервный корпус генерала Бахметьева был расположен для атаки во второй линии. Вперёд выступили стрелки от всех полков, руководимые подполковником Рейбницем, будущим командиром 4-го егерского полка. За стрелками двинулась первая линия, поддержанная двумя сильными артиллерийскими батареями. Ров и крепостная стена остановили наступление русских войск. Ночью Ренье покинул Калиш и направился к Глогау, а рано утром город уже был занят русскими войсками. Из Калиша авангард Винцингероде двинулся к Равичу, расположенному на границе Силезии, и прибыв туда 12 февраля 1813 года, расположился по окрестностям на две недели по квартирам.


В конце февраля 1813 года 2-й резервный корпус был расформирован, остатки его войск пошли на восполнение огромной убыли в других частях русской армии. В это время большая часть полков русской армии, после тяжелого зимнего перехода, по численному составу были малочисленны. Заметно поредевший 2-й запасной батальон 14-го егерского полка восполнил потери 1-го и 3-го действующих батальонов 4-го егерского полка, также находившегося в окрестностях Равича в отряде Винцингероде в составе 2-го пехотного корпуса.


27 февраля 1813 года фельдфебель Иван Егорович Столарев переведён из 14-го в 4-й егерский полк, в котором с 1804 года и до перевода в 1-й учебный гренадерский батальон служил Адольф Христофорович Бурмейстер. С 13 августа 1863 года 4-й егерский полк стал именоваться Пермским пехотным полком, затем 101-м пехотным Пермским полком.


16 февраля 1813 года в Калише был заключён союзный договор между Пруссией и Россией, согласно которому Россия должна выставить 150-тысячную армию и не прекращать боевых действий до тех пор, пока Пруссия не будет полностью восстановлена в границах 1806 года. Пруссия обязалась выставить против Наполеона 80-тысячную армию и увеличивать её численность по мере возможности. Командование над союзными войсками в Силезии возлагалось на прусского генерала Блюхера, под начальством которого находилось 27 тысяч прусских войск и 13-тысячный отряд Винцингероде.


28 февраля 1813 года 4-й Егерский полк с отрядом Винцингероде покинул свои квартиры в окрестностях Равича и двинулся через Бауцен к Дрездену, куда и прибыл 15 марта. Простояв здесь три дня, 19 марта полк переправился через р. Эльбу и двинулся к г. Лейпцигу. Накануне Люцернского сражения стало известно о смерти Кутузова, случившейся 16 февраля в Бунцлау. Главнокомандующим союзных войск был назначен Витгенштейн, которому предстояло дать Наполеону генеральное сражение под Люценом.


19 апреля 1813 года на площади в 30 вёрст было сосредоточено 94-тысячная армия союзников. Наполеон же, имея 157-тысячную армию, двигался через Вейсенфельс и Люцен к Лейпцигу. Его армия была растянута на 50 вёрст. Такая растянутость французской армии и предположение, что её большая уже успела вступить в Лейпциг, толкнули союзников к решению напасть на правый фланг французов, отрезать отстающие корпуса, разбить их по частям и отбросить в опасное пространство между течением Заалы с Эльстером и Плейсой. Поле, выбранное для сражения, представляло собой равнину, удобную для действия большой массы кавалерии.


Согласно диспозиции сражения, первую боевую линию составлял корпус Блюхера, вторую — корпуса Берга и Иорка, главная армия составляла резерв. Отряду Винцингероде было приказано содействовать прусским корпусам. Во время Люценского сражения 20 апреля 1813 года, когда несогласованные и необдуманные действия союзников дали время Наполеону подтянуть значительные резервы и добиться численного превосходства над союзниками, 4-й егерский полк был выдвинут из резерва в подкрепление прусских войск, действовавших возле д. Рана, что позволило союзникам стремительно опрокинуть неприятеля к Кайе. В 8-м часу пополудни французы повёли решительную атаку и выбили союзников из дымящихся деревень Кайи, Рана и Клейн-Гершена, которые в течение дня несколько раз переходили из одних рук в другие. Один раз, чтобы вырвать д. Гросс-Гершен из рук французов, командир 4-й пехотной дивизии генерал-лейтенант граф Сен-Приест встал во главе 4-го егерского полка и, несмотря на упорное сопротивление, овладел деревней. Майор Визинг с вверенным ему батальоном, под сильнейшим пушечным и ружейным огнём, штыками опрокинул неприятеля. Канонада продолжалась до самой ночи, союзники удерживали за собой позиции, занятые до начала сражения.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Ивана Егоровича Столарева записано: "...занимая должность фельдфебельскую по недостаточному числу таковыя с приказания Командующего тогда полком Ревельского пехотного полка подполковника Врангеля был в действительном сражении в генеральном апреля 20 под городом Лютценом где будучи в охотниках, при берегу реки препятствовал неприятелю переправляться на нашу сторону не смотря на произведённый с неприятельской батареи картечный выстрел отличил себя в сём дне отличною храбростью За каковую награждён Знаком отличия военного Ордена под №29402-м..."


В списках Капитула Российских Императорских и Царских Орденов обладателем Знака отличия военного ордена №29402 записан унтер-офицер 4-го егерского полка Иван Столяров.


Проведя ночь на занятых во время боя позициях, утром 21 апреля союзники, не имея возможности продолжать сражение с превосходящими силами войск Наполеона, отступили.


В графе об участии в боевых действиях формулярного списка Ивана Егоровича Столарева записано: "...после сего 22, 29, 30 мая в арьергардных делах до Бауцена 10 и 11 в арьергарде до перемирия а потом в походах через Саксонию, Винтенбергию, Баварию, и Великое Герцогство, Баденское до реки Рейна и За рейном с Декабря 19 во францию до столичного города Парижа 814 года марта 19 число и оттуда обратно через вышеозначенные владения в Российские пределы..."


24 апреля 1813 года в Эцдорфе 2-й пехотный корпус, 22-я пехотная дивизия, егерская бригада Карпенка и 2-й кавалерийский корпус под начальством принца Евгения Виртембергского составили арьергард отряда Милорадовича, которому было поручено прикрывать отступление союзной армии от Люцена. После незначительного дела при Эцдорфе, принц Евгений отступил к Носсену, а главные силы отряда Милорадовича отошли к Дейчен-Боре. 25 апреля генерал Милорадович сам встал во главе арьергарда, чтобы задержать неприятеля как можно дольше и выйграть время для переправы армии союзников на правую сторону на правую сторону р. Эльбы у Дрездена. Арьергард был поделен на несколько эшелонов, войска его были расставлены по дороге от Носсена до Лимбаха на расстоянии полуперехода друг от друга. 4-й и 20-й егерские полки составили 4-й эшелон и заняли лесистое пространство за Дейчен-Боры. В половине 9-го часа утра Вице-король с корпусом Макдональда атаковал первый эшелон в Носсене, где русские войска оказали упорнейшее сопротивление французам. Эшелоны не оставляли своих позиций, не смотря на отчаянные атаки неприятеля, пока находившийся с ними Милорадович не отдавал им приказ отступать. Наконец, неприятель дошёл до четвёртого эшелона. "Храбрые егеря, обречённые на гибель в защиту отступающей армии, продолжали оборонять в течение нескольких часов занятый ими лес позади Дейчен-Боры" (М. Богданович, Истор. войны 1813 г., т. I, стр. 213).


Когда егеря сочли свою роль исполненной, благополучно отступили оврагом к д. Бланкенштейн. Вечером Милорадович собрал свои войска и отвёл их к Вильсдорфу, а вице-король остановился у Лимбаха, успев за день продвинуться лишь на 12 вёрст. Урон полка составил менее ста человек, неприятель только пленными потерял 136 человек.


Перейдя Эльбу, союзники продолжили отступление, 27 апреля корпус принца Евгения ночевал в Радсберге. 30 апреля обе союзные армии отступили к Бауцену, а Милорадович получил приказ Витгенштейна оставаться у Бишофсверды, возле которого арьергарду пришлось иметь упорное дело с корпусом Макдональда. 4-й егерский полк во время этого сражения находился в резерве вместе с другими полками своего корпуса. Вечером Милорадович отвёл арьергард к Рот-Науслицу, а затем к Гейдану, в то время как неприятель остановился у Бишофсверды, а затем перешёл в Велькау. В течение отступления союзников от Люцена до Бауцена 4-й егерский полк находился в арьергарде Милорадовича и благодаря действиям арьергарда союзники двигались не торопясь, словно в мирное время. Арьергард во время своего отступления не потерял ни орудия, ни свой обоз. Войска арьергарда не терпели ни в чём недостатка: каждый день, отразив с утра неприятеля, солдаты готовили себе сытную горячую пищу, два раза в день солдатам выдавалась винная порция. Из 18 тысяч человек, состоящих в арьергарде, в госпитали было отправлено, помимо раненных, 93 человека. Для перевозки больных и раненных имелось необходимое количество повозок. Ни один больной и почти никто из раненных не достался в руки неприятеля.


3 мая корпус Макдональда двинулся к Велькау и заставил стоявший там отряд отступить к Рот-Науслицу. Арьергард Милорадовича занял позицию у селения Гёдау: Муромский полк занимал селение Буркау, правее его селение Гёдау было занято бригадой из 4-го и 20-го егерских полков, левее в лесу стали 21-й и 34-й егерские полки, за которыми в резерве, у селения Преска, находились два конных полка и два полка пехоты, остальные 8 полков пехоты и часть кавалерии стояли в резерве за центром и правым флангом. Князь Трубецкой с частью кавалерии и несколькими батареями был выслан на высоты перед Гёдау, а генерал Уваров с другой частью кавалерии был назначен для поддержания войск правого фланга и находился за ними. Оборону позиции у Гёдау Милорадович возложил на принца Евгения Виртембергского, а сам с двумя корпусами отступил за р. Шпрее к Бауцену. Неприятель первым делом атаковал князя Трубецкого, который после ряда удачных атак отступил и присоединился к кавалерии Уварова за Гёдау. Французская пехота несколькими колоннами двинулась против левого фланга и причинила значительный урон расположенным там полкам. В час пополудни первая линия обороны отошла за вторую, которая сильной канонадой остановила наступление французов. Принц Евгений с успехом сдерживал своими войсками натиск французов, пока на дороге из Каменца не показались колонны корпуса Бертрана. Потеряв 600 человек, принц Евгений Виртембергский отступил к Бауцену.


8 и 9 мая 4-й егерский полк участвовал в сражении при Бауцене. В первый день Бауценского сражения 4-й егерский полк был расположен с большей частью своего корпуса справа от города, на передовой позиции между Бауценом и д. Эна. Наполеон планировал сперва нанести отвлекающий но сильный удар по левому флангу союзников, отвлечь туда резервы, а затем направить все свои главные силы на правый фланг и в тыл союзников. В Бауценском сражении под личным начальством Наполеона находилось до ста тысяч французов и под начальством Нея ещё до пятидесяти тысяч, в то время как союзники смогли выставить шестьдесят пять тысяч русских и двадцать восемь тысяч пруссаков.


8 мая около 10 часов утра французы ринулись в атаку по намеченному Наполеоном плану. Император Александр I, находясь в Вюршене, в полдень услышал сильную канонаду, прибыл к своим войскам, объехал центр главной позиции и остановился на высотах при Кайне. Завязалось жаркое сражение. Ядра долетали до холма, на котором находился русский император. Перейдя через р. Шпрею, французы установили батарею из сорока орудий напротив войск принца Евгения Виртембергского, который мог им противопоставить лишь несколько лёгких орудий, так как все остальные были отправлены на главную позицию. Около 6 часов полудни, не имея возможности сдерживать наступление превосходящих сил противника, 2-й корпус медленно отошёл на высоты между Аурицем и Енквицем. Неприятель продолжал теснить левый фланг союзников, канонада и перестрелка продолжались до 10 часов вечера. Ночь полк провёл около Аурица, а на рассвете вместе с корпусом принца Евгения отступил от Аурица к Ришену. Евгений Виртембергский разместил свой корпус справа от Ришена, поставив на правый фланг 24 орудия.


Во второй день Наполеон продолжал осуществлять свой план. Сражение началось в 5 часов утра канонадой. Русские войска сопротивлялись упорно, но принц Виртембергский, обойдённый с левого фланга войсками Удино, оказался в затруднительном положении, когда французы начали расстреливать его корпус картечью. Несколько конных полевых орудий поправили дело, а подоспевшие из резерва войска помогли отодвинуть французов назад. Через какое-то время горячего боя союзники вновь оказались обойдены в центре и на правом фланге. В 4 часа пополудни союзники начали отступление несколькими колоннами. Левая колонна Милорадовича, в которой следовал 4-й егерский полк, почти без задержки миновала Гохкирхен и к вечеру отошла за р. Лёбау. Сильная буря с проливным дождём затрудняла движение войск, тем не менее отступивших без последствий, не дав противнику каких-либо трофеев.


После Бауценского сражения союзники отступили к Герлицу под прикрытием арьергарда Ермолова. 10 мая 1813 года в 3-м часу утра арьергард Ермолова был атакован неприятелем, оттеснившим Ермолова до самого Рейхенбаха, возле которого подоспевший из Лёбау Милорадович со своим отрядом сменил отряд Ермолова и 4-му егерскому полку вновь довелось сражаться в арьергарде, прикрывая отступление армии союзников, и сдерживать французский авангард под начальством самого Наполеона.


Для прикрытия отступления отряда Милорадовича, возле Рейхенбаха был оставлен 2-й пехотный корпус принца Евгения Виртембергского. Артиллерии в арьергарде не было. Подойдя к Рейхенбаху в 10 часов утра, Наполеон выдвинул сильную батарею и открыл огонь по русским войскам, занявшим позицию в долине за городом. В то же время в долине показалась неприятельская пехота, а несколько неприятельских кавалерийских полков, перейдя вброд реку, показались на левом фланге русской позиции. И в этот момент к русским прибыла артиллерия: принц расположил её на левом фланге напротив неприятельской кавалерии. Слева от артиллерии, в лесу, встала бригада из 4-го и 20-го егерских полков. Принц Евгений, заметив усиление неприятельских пехотных рядов по фронту и усиление неприятельской кавалерии, собиравшейся атаковать его левый фланг, затребовал к себе кавалерию Милорадовича. Не успела ещё прибыть русская кавалерия, как первая линия французской кавалерии пошла в атаку и, встретив залп картечью из 18 орудий, повернула вправо, чтобы ударить во фланг русской батареи. В это время подошла русская кавалерия, которая отвлекла внимание французов от русской батареи. Французы подтянули свою артиллерию и открыли сильный огонь по русским войскам. Одновременно с этим корпус Лористона стал угрожать обходом правому флангу русской позиции. Оценив все обстоятельства, в 4 часа пополудни принц Евгений решил начать отступление по дороге к Герлицу. Отступивший арьергард занял высоты и лес у селения Маркерсдорф. Наполеон лично повёл французов в атаку на эту позицию. Арьергард был вынужден снова сняться с позиции и отступить. В 7 часов вечера французы заняли деревню Маркерсдорф. В этот же день вечером бригаде из 4-го и 20-го егерских полков было приказано поддержать русские войска, сражавшиеся в д. Нидер-Маркерсдорф. Дело затянулось до глубокой ночи, когда неприятель занял лишь половину деревни. Главная цель, — задержать наступление противника, — была достигнута. Наполеону с его новобранцами было нелегко действовать против испытанных боями русских воинов. В течение ночи 2-й пехотный корпус находился на позиции между Голлендорфом и Пфафендорф.


Утром 11 мая союзники продолжили отступление на восток. 4-й егерский полк проследовал через Лаубан, Левенберг, Гольдберг и 16 мая ночевал в полутора вёрстах от Яуера. Новый главнокомандующий Барклай-де-Толли повёл армию союзников на юго-восток к Швейдницу, около которого войска расположились в укреплённом лагере. 23 мая было заключено перемирие на 6 недель, затем продлённое до 29 июля. Во время перемирия 4-й егерский полк находился в лагере возле Швейдница, ежедневно проводились учения. 2-й пехотный корпус вошёл в состав Главной, Богемской, армии союзников под командованием австрийского фельдмаршала Шварценберга.


28 июля 1813 года 4-й егерский полк выступил из Силезии в Богемию и двигаясь через Ландсгут, Траутенау, Нейпах, Соботку и Мельник к 9 августа прибыл к Петерсвальде. 10 августа вступили в Саксонию и двинулись сперва на Лейпциг, а затем повернули к Дрездену, куда уже направился Наполеон на помощь корпусу Сен-Сира. Для наблюдения за переправой союзников через р. Эльбу у Кенигштейна, в качестве резерва отряду Гельфрейха, был оставлен 4-й егерский полк с частью 2-го пехотного корпуса. Всё было спокойно до 14 августа, когда произошло столкновение передовых постов двух армий. От пленных стало известно, что Вандамм с 30-тысячным отрядом уже переправился через р. Эльбу у Кенигштейна. Принц Евгений Виртемберский послал об этом донесение и до подхода подкрепления решил сдерживать неприятеля со своим 7-тысячным войском, понимая, что в противном случае неприятель сможет свободно действовать против обнажённого правого фланга Богемской армии.


Неравенство сил принц решил уравновесить удачным расположением своих войск на выбранной им позиции возле д. Пирна. Эта позиция, дающая много выгод для отражения атак неприятеля, лишала обороняющихся всякой возможности для отступления и угрожала гибелью для всего 2-го корпуса в случае несчастья. Вскоре ко 2-му пехотному корпусу присоединился Её Величества кирасирский полк. В 4-м часу пополудни на позицию прибыл граф Остерман-Толстой, чтобы возглавить правое крыло войск. В 4 часа пополудни бригада, занимающая лес перед русской позицией, была вытеснена неприятелем на равнину. Принц Евгений одному полку этой бригады приказал занять селение Кричвиц, а другому с 2 орудиями расположиться на высоте между селением Струпеном и р. Эльбой. На 4-й егерский полк была возложена оборона селения Гросс-Струпен. Выйдя из леса, неприятель несколькими колоннами двинулся вперёд, но был удержан огнём русской батареи. Два полка с успехом отразили атаку неприятеля на Кричвицы. Тогда неприятель, прикрытый густой цепью стрелков, несколькими колоннами двинулся в атаку на левый фланг обороняющихся. Произошло столкновение, в ходе которого 4-й егерский полк понёс ощутимые потери. Перестрелка продолжалась до глубокой ночи, но 4-му егерскому полку удалось удержать большую часть селения Гросс-Струпен за собой. В этот день 2-й пехотный корпус потерял 1,5 тысячи человек. Ожидалось, что к утру неприятель подтянет артиллерию, которой в ходе боя у него не было. В ходе боя выяснилось, что удержаться на данной позиции невозможно и Евгений Виртембергский отвёл свои войска за Цегист. В арьергарде были оставлены два пехотных полка на пирнском плато и 4-й егерский полк на горе Кольберг.


Утром 15 августа 1813 года прибыла для подкрепления 1-я гвардейская дивизия. Рано утром передовые отряды 2-го пехотного корпуса отступили. Позднее 4-й егерский полк уступил французам гору Кольберг, которую они старательно обстреливали из артиллерии и долго не решались атаковать. Далее в течение дня Вандамм почти бездействовал, временами возникала перестрелка. Чтобы скрыть от неприятеля слабость своего отряда, принц Евгений приказал 4-му егерскому полку произвести демонстративную атаку на Кольберг.


14 и 15 августа произошло неудачное для союзников сражение под Дрезденом и они начали отступление в Богемию через Альтенберг в долину Теплица. Чтобы создать союзникам дополнительные трудности, Наполеон приказал Вандамму проникнуть через Пирны в теплицкую долину, занять выходы из Рудных гор и бить союзников по частям при выходе из гор. Граф Остерман получил приказ отступать, но он видел, что нельзя уступить французам пирнскую дорогу, прямиком ведущую в теплицкую долину, и решил не выполнять приказ и двинулся на Петерсвальде. Для того, чтобы скрыть от неприятеля начало наступления, Остерман приказал Ермолову и принцу Евгению овладеть горой Кольберг и д. Кричвице и удерживать их, пока остальные войска не достигнут Гисгюбеля. 4-й егерский полк вместе с другими частями корпуса бился за обладание горой Кольберг, а затем отступил, вновь войдя в состав арьергарда.


В то время, когда полки 2-го корпуса, утомлённые продолжительным жарким боем у Кольберга, приближались к Гисгюбелю, одна неприятельская дивизия внезапно атаковала и опрокинула оставленных для охранения теснины гвардейских егерей и проломила колонну 2-го пехотного корпуса. Принц Виртембергский двумя полками атаковал французов, но так как из-за недостатка сил не смог опрокинуть неприятеля, несколько полков, включая 4-й егерский полк, оказались отрезаны от основной колонны. Тогда полковник Иванов со своей бригадой — Ревельским и 4-м егерским полками повернул на Геннерсдорф и через Шенвальде прибыл на следующий день утром к Ноллнндорфу, где соединился с войсками 2-го пехотного корпуса. Передовые войска Вандамма, достигнув Геннерсдорфа, остались там на ночлег. 2-й корпус хоть и понёс ощутимые потери, но цель была достигнута: русские солдаты закрыли французам доступ в Богемию.


17 августа 1813 года, рано утром, французы начали наступление. Войска арьергарда союзников медленно отступали. При выходе из Петерсвальде колонная арьергарда была неожидано атакована французской кавалерией и лишь только при Ноллендорфе удалось привести войска в порядок и задержать на время неприятеля. Для дальнейшего задержания неприятеля, Татарский уланский полк с несколькими орудиями был оставлен возле Фордер-Тельница, а бригада полковника Иванова из Ревельского пехотного и 4-го егерского полков с приданной ей полубатареей была оставлена на высоте Горка-берг возле часовни св. Троицы перед Кульмом. Сдерживая неприятеля в течение некоторого времени, полки прикрытия отошли в порядке к Пристену, а французы, следовавшие за ними по пятам, ворвались в Кульм. Вскоре батареи Вандамма с Горка-берг открыли сильную канонаду по отступающим войскам, а русские, в свою очередь, встретили картечью неприятеля, выходившего из Кульма.


В начале битвы при Кульме Вандамм располагал войском в 30 тысяч человек, в то время как у союзников сперва было 16 тысяч человек, а к концу боя их численность, за счёт выходивших из гор частей, увеличилась до 20 тысяч человек. 4-й егерский полк, успешно отступив с Горка-берг, вместе с другими полками 2-го пехотного корпуса занял позицию в селении Пристень, в самом центре линии русской обороны. Сперва французы устроили с защитниками Пристена легкую перестрелку, но постепенно атаки французов на этот пункт обороны становились всё сильнее и сильнее и наконец Вандамм направил основной удар на левый фланг линии русской обороны, в том числе на Пристен. Завязался ожесточённый бой, превосходящим в силе французам наконец удалось занять Пристен. Но князь Шаховский с 4-м егерским и двумя пехотными полками, при поддержке русской артиллерии, снова занял это селение. Пристен в течение дня несколько раз переходил из рук в руки. Русские полки, сражавшиеся за Пристен, ослабленные и расстроенные, в конце концов истратили весь запас патронов и в то же время должны были отражать лишь штыками и прикладами неприятельские атаки и сдерживать французов.


Вандамм, потерпев несколько раз неудачу на левом фланге русских, решил расправиться с русским центром. От Кульма двинулась громадная масса французской пехоты, которая сравнительно легко заняла Пристень и стала приближаться к батареям 2-го пехотного корпуса. Был близок прорыв центра, ситуация сложилась критическая. Но в этот момент на поле боя ворвалась русская кавалерия, которая сходу атаковала и опрокинула французские колонны. Это был последней эпизод сражения под Кульмом. Бой закончился около 7 часов вечера. В конце боя русскими войсками уже командовал Ермолов, которому сдал начальство тяжело раненный граф Остерман-Толстой. По завершении боя на позицию прибыли свежие русские силы, вышедшие из горных ущелий, а 1-я гвардейская дивизия и 2-й пехотный корпус были отведены в тыл, для приведение в порядок расстроенных батальонов. "Войска русские сражались как львы. Полки наперерыв стремились в пыл битвы. Музыканты, барабанщики, писаря просили ружей. 1-я гвардейская дивизия покрыла себя славой, а содействовавшие им армейские полки не уступали им в самоотвержении и мужестве" (М. Богданович, Истор. войны 1813 г., т. II, стр. 227).


Потеря русских под Кульмом составила около 6 тысяч человек, почти половина отряда. Это позволило Главной армии союзников благополучно выйти из горных ущелий и отступить в Богемию. Полки 1-й гвардейской дивизии получили награды за сражение под Кульмом. Про полки же 2-го пехотного корпуса, оказавшиеся в тени славы императорской гвардии, забыли по вине Ермолова, который в своём донесении о бое 17 августа 1813 года не счёл нужным упомянуть о 2-м пехотном корпусе, а доносил только о подвигах императорской гвардии. Донесение Ермолова стало основанием для высочайшего приказа по армии и источником для последующих исторических исследований.


Уже вечером 17 августа 1813 года 1-я гвардейская дивизия была отведена в резерв на несколько вёрст в тыл, а принц Евгений Виртембергский получил приказ привести остатки своего корпуса в порядок и снова встать у Пристена, в самом центре позиции союзных войск, которыми на этот раз командовал Барклай-де-Толли. Таким образом 4-й егерский полк и на другой день находился в первой линии, вместе с другими полками своего корпуса. Вся ночь прошла в приготовлениях к предстоящему бою, в ходе которого перед союзниками была поставлена задача полностью разгромить корпус Вандамма.


Утром туман рассеялся и восходящее солнце осветило всю кульмскую долину. До 6 часов утра всё было тихо. В 7 часов по всей линии поскакали адъютанты и ординарцы и вскоре раздался первый залп, а к 9 часам уже по всей позиции кипел жаркий бой. Корпус Вандамма был вначале атакован с фронта, а в 11 часов прусский корпус Клейста ударил по французам, подойдя к ним с тыла. Орудийные выстрелы корпуса Клейста были сигналом для общего наступления. Тогда пошёл в атаку корпус Евгения Виртембергского. Двигаясь в двух линиях 2-й корпус, после некоторого сопротивления французов, завладел кульмскими высотами. В это время французы, теснимые со всех сторон, обратились к беспорядочному бегству. 4-й егерский полк с австрийским драгунским и лейб-гвардии гусарским полками проследовал через Кульм за бегущим неприятелем и принудил одну колонну сдаться. Сам Вандамм, находившийся в начале на Горка-берг у часовни св. Троицы, уехал в Кульмский замок. Около двух часов пополудни в замок ворвались австрийцы и Вандамм, сбежав через парк по шоссе, успел достичь селения Шанды, где егеря 4-го полка взяли его в плен и передали казакам, для препровождения к русскому императору. Около часа дня сражение полностью прекратилось. После Кульмского сражения 4-му егерскому полку не довелось участвовать в сражениях с неприятелем до конца августа.


Раненные под Дрезденом и Кульмом русские офицеры были перевезены в Прагу. 1 ноября 1815 года в память умерших от ран офицеров Праге был торжественно открыт памятник, на котором помещены 45 фамилий, с обозначением чина и полка умерших офицеров. От 4-го егерского полка на памятнике указаны подпоручик Трасевич, прапорщики Миллер, Свистунов и Соколов. Спустя 22 года после Кульмского сражения, на поле битвы в присутствии русского императора Николая I, австрийского императора и короля Пруссии был заложен памятник.


30 августа 1813 года 4-й егерский полк участвовал в небольшой перестрелке с неприятелем у Гейерберга. 1 сентября принц Евгений Виртембергский с 4-й пехотной дивизией направился в Цукмантель для соединения с графом Паленом. 2 сентября Принц Евгений напал на дивизию Дюмонсо у Ноллендорфа. Атака была произведена 4-м и 34-м егерскими полками, поддержанными Тобольским пехотным полком. Неприятель, не успев ещё оправиться после Кульмского сражения, бежал, но был настигнут за Петерсвальде и опрокинут в совершенном расстройстве. Один французский батальон, отрезанный от своих русской кавалерией и атакованный егерями, сложил оружие. Принц Виртембергский остановился со своим отрядом у Эльсена и на следующий день отступил Ноллендорфу, а после того как его сменили прусские войска, которым он передал наблюдение за теплицким шоссе, отошёл к Кульму.


Утром 5 сентября 2-й пехотный корпус находился на кульмских возвышенностях и имел поручение поддерживать прусскую бригаду Цитена с двумя русскими кавалерийскими полками, которые находились у Ноллендорфа. В окрестностях Кульма находилась почти вся Богемская армия, готовая к бою. Генерал Цитен имел приказ отходить ко 2-му пехотному корпусу, как только его начнёт теснить неприятель. 2-му пехотному корпусу же была поручена оборона Кульма, а 4-й егерский полк, которым командовал тогда командир бригады полковник Фёдоров, был отправлен для усиления корпуса Цитена. Генерал Цитен отступил от Ноллендорфа, оставив два прусских батальона оборонять тельницкую засеку, послал 4-й егерский полк в селение Тельнице и оставшуюся часть своей бригады отослал к Кульму. Принц Виртембергский для обороны Кульма поставил 14 орудий на возвышенности за Кульмом, бригаду пехоты с 4-мя орудиями разместил на горе в центре Кульма возле храма Богородицы, остальные полки корпуса разместил эшелонами между Кульмом и высотой на левом фланге, где встали прусские войска.


Около полудня Наполеон начал атаку от Ноллендорфа и увяз в столкновении с передовыми войсками Цитена у Тельница. Натиск французов усиливался, но защитники Тельница не покидали своей позиции. Батальонами 4-го егерского полка командовали майор Ольшевский и штабс-капитан Сташевский. Первый располагался по правую сторону дороги, второй - по левую. Они встречали ряды неприятеля оружейным огнём, а когда неприятель начинал наседать, они переходили в наступление и штыками опрокидывали французов. Таким образом егеря удерживали свою позицию более двух часов. Постепенно силы неприятеля стали возрастать и Цитен приказал отступить. 4-й егерский полк отступал медленно, в полном порядке, задерживаясь на каждой удобной позиции. Когда передовые войска отошли к Кульму, 2-й пехотный корпус открыл сильный огонь вдоль всего своего фронта и поддерживал его до 5 часов вечера. Когда же двинулись в атаку австрийские войска на правом фланге и прусские войска на левом фланге, двинулся вперёд и центр. Часть 4-го егерского полка была командирована в резерв на правый фланг и когда французская гвардейская кавалерия кинулась на австрийскую батарею и отбила 4 орудия, штабс-капитан Сташевский со своим резервом и прапорщик Гутор, собравший стрелков, открыли сильный огонь, атаковали неприятеля и при поддержке австрийской кавалерии отбили орудия.


Тем временем принц Виртембергский опрокинул неприятеля, преследовал его до Тельниц, где прусские войска снова заняли тельницкую засеку, а бригада полковника Фёдорова была оставлена для поддержки прусского корпуса, и вернулся со своим корпусом на прежние места между Кульмом и высотами на левом фланге. Союзники весь следующий день ожидали решительного наступления французов, но дело ограничилось несколькими стычками между передовыми постами. Наполеон не решился более воевать против Богемской армии, решив идти с резервами в Лузацию против Силезской армии. До середины сентября 1813 года 4-й егерский полк простоял возле Кульма, ожидая вместе с другими войсками прибытия Польской армии Беннигсена.


15 сентября 1813 года 4-й егерский полк выступил в поход через Каммотау на Хемниц и Цвикау. 27 сентября принц Виртембергский с 4-й дивизией и генерал Цитен с прусской бригадой были посланы на Виндаш-Лейбе, где они вступили в незначительное дело с корпусом Понятовского. 3 октября 4-й егерский полк встал на дневку на подступах к деревне Госсы, в 9 верстах к югу от Лейпцига. Поблизости были расположены войска Богемской и Силезской армий, ожидалось прибытие Северной и Польской армий. Наполеон также стягивал свои войска к Лейпцигу. В 8 часов вечера возле Пегау в небо взлетели три белые ракеты, через минуту возле Галле взвились четыре красные ракеты, условный сигнал о том, что Богемская и Силезкая армии готовы на следующий день атаковать неприятеля.


4 октября 4-му егерскому полку выпало иметь дело в окрестностях селения Вахау, в 7 верстах к югу от Лейпцига. В 7 часов утра войска были готовы к бою. Принц Виртембергский получил приказ атаковать неприятеля с фронта и 2-й пехотный корпус с прусской бригадой Кликса немедленно двинулись с места тремя колоннами и, перейдя долину возле д. Госсы, вышли на равнину и стали в боевом порядке. Передовые французские войска отошли назад, оставив на высоте между Вахау и Либертвольквицем 7 орудий, которые открыли огонь. Войска пошли в атаку. Одна бригада атаковала Вахау и вытеснила превосходящего в силах противника, а полковник Фёдоров со своими 4-м и 34-м егерскими полками с таким же мужеством и успехом выбил французов из леса и закрепился в нём. Прусская бригада Кликса составила резерв этих войск. В продолжение четверти часа французы выкатили на возвышение между Вахау и Либертвольквицем до сотни орудий. Канонада этой батареи оказала ужасное действие. В то же время к Вахау подтянулась значительная часть французской пехоты. У деревни Вахау началось ужасное дело. Войска, боровшиеся за Вахау, включая 4-й егерский полк, выбили из селения французов и гнали их до самых дул орудий, стоявших на высотах. Неприятель, ослабив наступающих картечью, ударили в штыки и снова занял селение. Бригады полковников Рейбница и Фёдорова, отчаянно сражавшиеся в течение нескольких часов, потеряли обоих полковников и почти всех офицеров, убитыми или раненными, и, несмотря на мужество и храбрость, были вынуждены отступить. Когда полковник Фёдоров был убит, командование полком принял его заместитель майор Ольшевский, продолживший с полком неустрашимо действовать против многочисленных неприятельских колонн и цепей.


Принц Виртембергский постепенно подкреплял свои передовые войска, и наконец весь корпус без резерва оказался в жестоком бою. Наступила минута, когда сражение едва не оказалось проиграно. Наполеон решил направить 8 тысяч кавалерии к Госсе для прорыва центра союзников и приказал пехотным корпусам, в случае успеха кавалерии, двинутся вслед за нею. В 3 часа дня Мюрат во главе 100 эскадронов, построенных в две линии, имея в резерве гвардейскую кавалерию, двинулся в атаку, предварительно подготовленную артиллерийским огнём. Французская кавалерия смыла с поля сражения несколько колонн войск принца Виртембергского, овладела батареями, пронеслась за Госсу, опрокинула русскую гвардейскую кавалерийскую дивизию и находилась уже в 800 шагах от высоты, на которой стояли император Александр I, союзные монархи и Шварценберг, под прикрытием лишь лейб-казачьего полка. Видя критическое положение дел, генерал-адъютант граф Орлов-Денисов возглавил казаков и повёл их рядами через узкую гать и во главе полка бросился на левый фланг французской кавалерии, против которой в то же время было выставлено несколько конных батарей русской резервной артиллерии. перекрёстный огонь русских батарей и неожиданная атака лейб-казачьего полка, к которым уже присоединились перестроившиеся полки лёгкой гвардейской кавалерии, приостановили французскую конницу, в ряды которой через несколько минут врубились два прусских кавалерийских полка. Французская кавалерия повернула назад. В то же время принц Виртембергский был поддержан сильными резервами. Кризис боя был пережит.


В 5 часов Наполеон решился на новое и последнее усилие против центра Богемской армии, но и оно не имело успеха. Около 3 часов дня остатки 4-го егерского полка были посланы принцем Евгением для усиления правого фланга прусских войск, находившихся слева от 2-го пехотного корпуса. Получив подкрепление и с левого своего фланга, пруссаки пошли в атаку на высоты между Клесбергом и Вахау, неприятельские стрелки были отброшены на свои резервы, но французам удалось отразить два удара в штыки и отбросить союзников к Греберну. Французская кавалерия бросилась преследовать отступающих, но была опрокинута русскими кирасирами. Штабс-капитан 4-го егерского полка Медвецкий из-за отсутствия офицеров успешно командовал сразу двумя ротами. Убыль офицеров в полку была столь значительна, что их обязанности исполняли фельдфебели и даже полковые чиновники. Так аудитор 4-го егерского полка коллежский секретарь Пылаев, после убийства дивизионного адъютанта, с отличием исполнял его обязанности.


5 октября прошло без сражений. 6 октября 2-й и 1-й пехотные корпуса атаковали неприятеля между Вахау и Либертвольквицем, сбили его с позиции и преследовали до с. Пробстгейде. Атака Пробстгейде не имела успеха. Но и попытка неприятеля перейти в наступление оказалась неудачной. В сумерках прекратился бой, лишь канонада продолжалась до полуночи. На ночь 2-й пехотный корпус расположился у д. Голргаузен. 7 октября штурмовали Лейпциг. В этот день корпус принца Вюртембергского находился в резерве, а после взятия Лейпцига расположился у предместья Санкт-Гюгелн. После Лейпцигской битвы Наполеон отступил к Рейну, а союзники прекратили боевые действия на два месяца. За это время численность 4-го егерского полка выросла с 415 до 1185 человек.


19 ноября 4-й егерский полк выступил в новый поход. 12 декабря принц Евгений Виртембергский со своим корпусом обложил Кельское мостовое прикрытие и пробыл здесь до 18 декабря. Затем двинулся к Зельцу, на Рейн, где предполагалось устроить переправу, но переправились у Фор-Луи. В ночь с 20 на 21 декабря 1813 года была назначена переправа через Рейн, издревле символизирующий границу Франции. Егеря 4-го полка были посажены на понтоны и получили задание овладеть укреплениями Фор-Луи на острове. Но часть понтонов была снесена течением, а часть прибилась обратно к правому берегу. Следующей ночью егеря переправились на остров, обратили в бегство французские посты и овладели укреплениями Фор-Луи на острове и Фор-Эльзас на левом берегу р. Рейна. "400 егерей 4-го полка решили дело", записал принц Евгений в своём журнале. После переправы русских войск 4-й и 34-й егерские полки поступили в авангард Палена, который 27 декабря двинулся по дороге к Нанси.


Под начальством Палена 4-й егерский полк участвовал 5 января 1814 года в деле под Фальсбургом, 17 января в деле под Бриенном. Здесь полк разместился на дороге из Лассикура в Бриен и успешно защищал это место. Французская армия отступала. 4-й егерский полк в составе авангарда участвовал 26 января в деле с отрядом Нея у Мери, а последние три дня января провёл в окрестностях Ножана, где 29 января полковник фон-Визин с 4-м егерским полком атаковал и овладел селением Ла-Шапель, а 30 января участвовал в атаке Ножана. Город был хорошо укреплён и сходу им овладеть не удалось. 31 января войскам союзников было приказано удерживать захваченные предместья и весь день прошёл в перестрелке. Вечером французские войска отступили из Ножана а союзники продолжили наступление.


5 февраля 1814 года Наполеон перешёл в наступление и союзники отступили, а затем снова двинулись к Парижу. 15 февраля полк атаковал французов при Бар-сюр-Обе. 4-й и 34-й егерские полки шли в голове колонны принца Виртембергского и освещали лес Левиньи, а открыв в лесу неприятеля, вступили с ним в перестрелку. Когда атакующие перешли в общее наступление, французы отступили. Командующий 4-м егерским полком полковник фон-Визин заблудился в лесу и с несколькими егерями был взят французами в плен.


19 февраля корпус принца Евгения Виртембергского следовал за авангардом графа Палена по дороге к д. Лобрессель, расположенной возле г. Труа. Возле деревни передовые войска обнаружили неприятельскую пехоту и артиллерию, занявших позицию на высотах между деревнями Лобрессель и Теннельер. 2-й пехотный корпус занял возвышенность напротив д. Буранион, 1-й пехотный корпус занял высоты левее. Русские стали ждать прибытия баварцев и как только прибывшие баварцы открыли огонь по французам, русские войска устремились в атаку. Принц Евгений получил от графа Палена задачу обойти левый фланг неприятеля. 4-й егерский полк вместе с другими полками дивизии был послан к д. Лобрессель, плотно занятую французскими войсками. Не взирая на упорное сопротивление, французы были выбиты из деревни и стали отходить к Теннельер, где попытались удержаться, но были вытеснены и начали отступление, вскоре уступив союзникам всю свою позицию. Французы потеряли 1,5 тысячи человек и 9 орудий, потери союзников достигали 1 тысячи человек.


23 и 24 февраля 4-й егерский полк находился в числе войск, которым была поручена усиленная рекогносцировка окрестностей г. Ножана. 4 марта 2-й пехотный корпус вместе с авангардом графа Палена атаковал д. Лешель на р. Сене. После упорного боя французы отступили, понеся значительный урон. 4-й егерский полк в этом сражении обошёл левый фланг неприятеля, а ночью занял отбитую деревню. 8 марта 1814 года началось двухдневное сражение при Арси-сюр-Об. В первый день союзникам не удалось достичь существенных результатов. 4-й егерский полк с войсками 2-го пехотного корпуса ночевал у Премье-Фе. Здесь принц Евгений получил приказ присоединиться к армии. Выступив на рассвете 9 марта 1814 года принц Евгений на марше получил новое задание, по которому перешел р. Барбюйссу у д. Сен-Реми и встал на высотах в боевом порядке. В этот день 90 тысяч союзных войск атаковали 50 тысяч французов. В 3 часа дня принц Виртемберский получил приказ атаковать неприятеля у Арси. 2-й корпус вытеснил французов с занимаемой ими позиции перед городом и не давая им времени на занятие новой позиции, принц направил 4-й и 34-й егерские полки по берегу от Нозай к д. Мулен-Неф, а сам с остальными войсками быстро двинулся вперёд и подойдя к неприятелю на картечный выстрел, приказал открыть сильный огонь. Неприятель отошёл в город, храбрый принц приказал штурмовать его и, преодолевая упорное сопротивление французов, во главе колонны первым ворвался в западное предместье. Другие войска также успешно штурмовали город с юго-восточной стороны. Французы под прикрытием арьергарда отступили. Пальба с обоих сторон продолжалась до глубокой ночи.


17 марта 1814 года союзные армии подошли к г. Парижу с севера и востока. 18 марта около 100 тысяч союзных войск пошли на штурм Парижа, который упорно защищали 40 тысяч французов. Рано утром селения Пантен и Роменвиль были заняты русскими войсками. Около 6 часов утра французы решительно ринулись вперёд с целью выбить союзников из этих селений. Принц Евгений Виртембергский, тоскливо стоявший со своим корпусом в резерве, получив приказ вступить в сражение, решил с ходу завладеть господствующими высотами и сам с одной дивизией радостно двинулся к Роменвилю, а 4-ю дивизию отправил сперва к Пантену, а потом влево от этого села, в роменвильский лес. Готовясь к отчаянному бою, принц отправил Барклаю-де-Толли следующее сообщение: "Роменвиль, ключ позиции, должен быть занят. 2-му корпусу предстоит выдержать кровопролитный бой. Он обрекает себя на жертву, и уже не в первый раз. Надеюсь на скорую помощь". В ответном сообщении Барклай-де-Толли пообещал принцу помощь.


Не дожидаясь прибытия подмоги, принц Евгений ввязался в кровопролитный бой с превосходящим по численности противником. Атакованный неприятель был вытеснен из Роменвиля, после чего часа два продолжалась перестрелка. Видя перед собою маленький отряд принца Евгения, французы решили выбить русских из роменвильского леса и вновь завладеть селением. Им удалось занять лес, а также вытеснить русскую бригаду, занимавшую селение Пантен и оттуда направить орудия во фланг 4-й дивизии, стоявшей за этим селением. Чтобы положить этому празднику неприятеля конец, генерал Пышницкий направил 4-й егерский полк под командованием подполковника Русинова вдоль канала на правую сторону д. Пантен и ещё один батальон в саму деревню. Полку предстоял обход левого фланга неприятеля, подъём на крутые скаты плато и затем жаркая схватка возле деревни. В этом деле особенно отличился штабс-капитан Франк, который со своей ротой выбил неприятеля из-за ограды, участвовал во взятии 6-ти орудийной батареи, одну из отбитых пушек развернул против неприятеля и причинил отступающим французам большой урон. Полк понёс в этом сражении большой урон — одну расстрелянную неприятелем цепь приходилось заменять другою, подполковник Русинов пал смертью героя впереди своего полка... В полдень прибыло обещанное подкрепление и русские войска двинулись вперёд по всей линии. В час дня 4-я дивизия генерала Пышницкого атаковала селение Пре-Сен-Жерве и в это же время был получен приказ остановить наступление до появления союзных войск на конце левого крыла армии союзников. Вследствие этого бой на Роменвильском плато ограничивался перестрелкой. На левом крыле союзников бой начался в половине третьего часа и к 3 часам союзники овладели парком и обложили Венсенский замок, подошли к Парижу. После этого центру было приказано снова двинуться вперёд на Роменвильское и Бельвильское плато. Дивизия генерала Пышницкого от Пре-Сен-Жерве направилась через бриерский парк к Бельвилю. Завладев селением Жерве и высотой Борегар, генерал Пышницкий выслал к Бельвилю стрелков. Русские егеря вышли на бельвильские высоты и у их подножия увидели Париж. Французы были опрокинуты и отступили за городскую заставу. 4-й егерский полк с увлечением участвовали в преследовании неприятеля, во время преследования было захвачено неприятельское знамя. В 5 часу дня защитники Парижа осознали безысходность своего положения и выслали парламентёров.. Постепенно умолкла перестрелка, наступила тишина, вскоре прерванная радостной вестью об окончании войны. "Пришлось батюшке Парижу поплатиться за матушку Москву", говорили солдаты. После штурма 2-й пехотный корпус был отведён к предместью Лавилет.


По окончании войны 1814 года, 4-я дивизия генерала Пышницкого вошла в состав 1-го отдельного корпуса генерала Раевского. 31 марта 1814 года 4-й егерский полк выступил с бивака под Парижем и, следуя в составе корпуса, в начале апреля расположился на квартирах в департаменте Уазском и отсюда в начале мая выступил в Россию. 21 августа полк вступил в г. Ковно и расположился на некоторое время в Ковенской губернии. Полком уже командовал полковник Карл Павлович Рейбинц, 15 лет прослуживший в Тобольском пехотном полку, в последние годы состоящем в 4-й пехотной дивизии.


Последние записи в графе об участии в боевых действиях формулярного списка Ивана Егоровича Столарева: "1815 года в походе по случаю вновь открытой с французами войны был в оных заграницей июня 2-го через царство Польское, Силезию, Пруссию, Саксонию до границ Баварии и по прекращению оной обратно в Российские пределы того же года сентября по 5 число походах".


По возвращении из похода, 4-й егерский полк был расквартирован в Виленской губернии, с декабря 1815 года полк находился в окрестностях г. Вилькомир Ковенской губернии, в конце 1816 года полк выступил в Полтавскую губернию и с 1 мая по август 1817 года находился в г. Екатеринославле. В 1817 - 1820 годах полк был расквартирован в окрестностях г. Переяславль Полтавской губернии.


12 октября 1817 года унтер-офицер Иван Егорович Столарев был определён "Полковым писарем".


1 января 1819 года полковым командиром назначен полковник Константин Михайлович Колатинский.


13 июня 1820 года Иван Егорович Столарев "По Высочайшему Повелению объявленному в Приказе Г. Главнокомандующего 1-й Армией Генерала от инфантерии и Кавалера Графа Сакена от 9 числа Июня произведён в аудиторы с заслугою одного года". В 1820 году полковой аудитор являлся гражданским классным чином и был обязан допрашивать подсудимого и свидетелей по заранее составленным вопросным пунктам, составлять журналы и определения, предлагать их на утверждение суда, собирать необходимые по делу справки и доказательства, изготовлять исходящие бумаги, изготовлять выписку из дела и прочитывать ее суду. По данным голосам составлять приговор (или сентенцию), изъяснив в нём обстоятельства дела и законы, по которым подсудимый оправдан или обвинен. Хотя аудитор не имел голоса при постановлении приговора, в советах и совещаниях заменял асессоров. Кроме того, аудитор должен был наблюдать за исправным производством военно-судных дел и соблюдением установленного порядка. Мало того, на него была возложена обязанность следить за тем, "чтобы каждый подсудимый, не взирая ни на какое лицо, был судим по точной силе законов". Заметив какое-нибудь отступление от закона, или нарушение его со стороны суда, аудитор обязан был сделать об этом представление суду. Если суд остается при своем мнении, аудитор был обязан подать презусу (председателю) рапорт, по которому суд обязан постановить определение, согласен ли он с представлением аудитора или нет, и в последнем случае изложить причины, побуждающие его оставаться при своем мнении. Рапорт вместе с определением приобщался к делу.


19 марта 1825 года Иван Егорович Столарев "По Высочайшему Повелению 1825 года в 22 день февраля состоявшему в и объявленному в Приказе Главнокомандующего 1-й Армией за выслугу лет произведён в 12 класс со старшинством 1824 года Мая 13 день".


31 апреля 1825 года Иван Егорович Столарев "По высочайшему Повелению от воинской Службы уволен для определения в статскую".


31 июля 1825 года Иван Егорович Столарев был "Определён в Канцелярию 11 округа путей сообщения Помощником Секретаря".


По состоянию чинов Главного управления путей сообщения по 4 июля 1826 года и по 20 декабря 1826 года, помощник секретаря в канцелярии в VII округе 12 класса Иван Егорович Столарев.


1 июня 1827 года Иван Егорович Столарев "По прошению его с разрешения Его Королевского Высочества Главного управляющего путями сообщения Генерала от Кавалерии Герцога Александра Виртембергского из ведомства путей уволен"


1 июня 1828 года губернский секретарь Иван Егорович Столарев был определён к статской службе в уездный город Чердынь Пермской губернии к должности заседателя в Земском суде.


31 декабря 1828 года губернский секретарь Иван Егорович Столарев переименован "Коллежским Секретарём".


По списку чинов Пермской губернии от 2 декабря 1829 года, в Чердыни в Земском суде заседатель губернский секретарь Иван Егорович Столарев.


По списку чинов Пермской губернии от 15 декабря 1830 года, от 12 января 1832 года, от 20 декабря 1832 года, от 5 декабря 1833 года, от 5 ноября 1834 года, от 5 ноября 1835 года, в Чердыни в Земском суде заседатель по дровяной операции коллежский секретарь Иван Егорович Столарев.


Последние годы своей жизни Иван Егорович Столаров провёл в городе Перми.


27 августа 1839 года в Перми семье коллежского секретаря Марии Антоновны и Ивана Егоровича Столаровых родился сын Иван. Крещение младенца состоялось 31 августа 1839 года в Пермской Александро-Невской церкви, о чём в метрической книге этого храма на 1839 год сделана запись: "Счёт родившихся. Мужеска пола. 3 Месяц и день. Август Рождения. 27. Крещение. 31. Имена родившихся. Иоанн. Звание, имя отчество и фамилия родителей и какого вероисповедания. Коллежский Секретарь Иван Егоров Столарев, и законная его жена Мария Антонова, оба православного вероисповедания. Звание, имя, отчество и фамилия восприемников. Коллежский Асессор Михайло Васильев Клёнов, и Майора Пермских батальонов военных кантонистов Назарьева жена Ольга Михайлова. Кто совершил таинство крещения. Протоиерей Яков Пономарёв с Диаконом Иоанном Турденниным".


4 февраля 1840 года в городе Перми состоялось бракосочетание коллежского регистратора Александра Васильевича Кудрина с Екатериной Ивановной Столаровой, дочерью коллежского секретаря Ивана Егоровича Столарова. В церковной метрической книге была сделана запись:


"Счёт браков. 7. Месяц и день. февраль 4. Звание, имя, отчество, фамилия, вероисповедание жениха, и которым браком. Пермской Градской полиции исправляющий должность Частного пристава Коллежский Регистратор Александр Васильев Кудрин православного Исповедания первым браком. Лета жениха. 24. Звание, имя, отчество, фамилия, вероисповедание невесты, и которым браком. Коллежского Секретаря Ивана Егорова Столарова дочь Девица Екатерина православного исповедания. Лета невесты. 17. Кто совершил таинство Иерей Иоанн Лебедев с Диа: Петром Кларинским и Дьячком Евфимием Колокольниковым. Кто были поручители. Городничий Коллежский Асессор и Кавалер Фёдор Иоаннов Вайгель, порутчик Лев Константинов Ибаев, Губернский Секретарь Петр Гоеговин".


Этот брак оказался очень не долгим. 22 ноября 1840 года Екатерина Ивановна Кудрина умерла от горячки. Отпевание и похороны состоялись в городе Перми 25 ноября 1840 года.


5 февраля 1843 года в Градо-Пермском Петропавловском соборе состоялось бракосочетание исполняющего должность городничего, коллежского асессора, 47-летнего вдовца Петра Стефановича Печерского с 21-летней девицей Александрой Ивановной Столаровой, дочерью коллежского секретаря Ивана Егоровича Столарова. Поручителями стали титулярный советник и кавалер Всеволод Дмитриевич Попов, пермский губернский землемер Николай Борисович Флоров и коллежский регистратор Александр Васильевич Кудрин.


Источники:

  1. ГАПК. — Ф. 36. — Оп. 2. — Д. 182в. — Л. 172-173.
  2. ГАПК. — Ф. 37. — Оп. 1. — Д. 98. Л. — 356.
  3. ГАПК. — Ф. 37. — Оп. 1. — Д. 170а.
  4. ГАПК. — Ф. 37. — Оп.1. — Д.595. — Л. 69-70.
  5. История 101-го пехотного Пермского полка 1788 — 1897. Составил М.Н. Вахрушев, штабс-капитан 101-го пехотного Пермского полка. С приложением портретов, рисунков, карт и планов. — С.-Петербург: Тип. Е.А. Евдокимова, 1897. — С. 119-155, 160-161; Приложения: С. 3-4, 71.
  6. История войны 1813 года за независимость Германии, по достоверным источникам. Составлена по Высочайшему повелению. Сочинение генерала М. Богдановича. Т. I. — С.-Петербург: в Тип. Штаба военно-учебных заведений, 1863. — С. 213.
  7. История войны 1813 года за независимость Германии, по достоверным источникам. Составлена по Высочайшему повелению. Сочинение генерала М. Богдановича. Т. II. — С.-Петербург: в Тип. Штаба военно-учебных заведений, 1863. — С. 227.
  8. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1826. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1826. — С. 809.
  9. Месяцослов с росписью чиновных особ, или общий штат Российской Империи, на лето от рождества Христова 1827. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1827. — С. 865.
  10. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1830. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1830. — С. 243.
  11. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1831. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1831. — С. 252.
  12. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1832. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1832. — С. 256.
  13. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1833. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1833. — С. 257.
  14. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1834. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1834. — С. 262.
  15. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1835. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1835. — С. 261.
  16. Месяцослов и Общий Штат Российской Империи на 1836. Часть Первая. — С.-Петербург: при Императорской Академии наук, 1836. — С. 268.
  17. Отрощенко Я.О. Записки генерала Отрощенко // Русский вестник. — 1877. — Выпуск 9. — С. 522.
  18. РГАЛИ. — Ф. 561. — Оп. 3. — Ед.хр. 221. — Л. 5-7.

Создано : 26/03/2017 : 8:45 PM
Обновлено : 26/03/2017 : 8:45 PM
Категория :
Страница просмотрена 104 раз


Версия для печати Версия для печати


Комментарии:

Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!



free counters


^ Наверх ^