Календарь
Погода

GISMETEO: Погода по г. Пермь

Публикации

Закрыть Города и села

Закрыть Конфессии

Закрыть Культура Прикамья

Закрыть Пермяки

Закрыть Регион

Фотоальбом

Закрыть  Архитектура

Закрыть  Города и села

Закрыть  Литераторы

Закрыть  Музеи

Закрыть  Персоны

Закрыть  Природа

Закрыть  Университет

Рейтинг статей
Регистрация
 Список пользователей Пользователей : 309

Логин:

Пароль:

[ Забыли пароль? ]


[ Join us ]


  Cейчас online:
  Гостей online: 15

Всего визитов Всего визитов: 0  

Рекорд:
Рекорд:Пользователей: 12

08/10/2008 @ 20:57

Рекорд:Total: 401

24/05/2011 @ 08:55


Инфоблок

Ваш IP: 54.162.109.90

Подписка
Чтобы получать новости с сайта, подпишитесь на наш Информационный бюллетень
Подписаться
Отказаться
230 Подписчиков
Хромов. Сердце. Голгофа

Хромов. Сердце. Голгофа

Автор самого большого пермского сердца умер от сердечной болезни


Когда из жизни уходит скульптор, люди обычно начинают вспоминать, какие памятники он создал. Николай Николаевич Хромов оставил городу немало.

Хромов — это первый пермский памятник основателю Перми В.Н. Татищеву (в фойе городской администрации).

Хромов — это мемориальные знаки и доски замечательным людям — Сергею Дягилеву (на здании гимназии №11), Герою Советского Союза Татьяне Барамзиной (педагогический университет), народной артистке СССР Лидии Мосоловой, композитору Генриху Терпиловскому; это надгробный памятник чемпиону мира по боксу Василию Соломину и ряд других меморий.


Хромов стал автором и первого литературного памятника Перми, герою повести Льва Давыдычева второгоднику Ивану Семенову (установлен в сквере возле кукольного театра).


Хромов — это первый памятник сердцу, монумент из большой глыбы родонита стоит возле института сердца на Луначарского. Как любят у него фотографироваться туристы! Печально, но факт: автор самого большого пермского сердца умер от инфаркта. Крепкий мужик, надежный — так говорили о нем сотоварищи в Доме художника. А вот поди ж ты… У этого кряжистого сильного человека с тонким интеллигентным лицом сердце оказалось не каменным. Кажется, для многих это стало почти открытием, ведь все уже привыкли думать, что Николай Николаевич выдюжит все, за Хромовым — так им казалось — и Союз художников как за каменной стеной. Правление Пермского отделения СХ Хромов возглавлял около десяти лет, в том числе в самые тяжелые 1990-е годы, когда, казалось, все рушилось, недвижимость активно «двигалась» и улетучивалась (вспомним хотя бы базу «Сухая речка», безвозвратно потерянную Союзом журналистов).


Что далеко за примером ходить: в те лихие годы и Дом художника на ул. Горького, где состоялась гражданская панихида, тоже ведь чуть-чуть не был перепродан и перепрофилирован. Именно здесь, в залах Дома художника три года назад состоялась персональная выставка Николая Хромова, приуроченная к его 55-летию. Все это — дело его жизни. На выставке скульптор показал свои самые важные, концептуальные творения, работы — как откровения. Мне вспоминаются его композиция «Голгофа», в которой пронзительно звучат (если сосредоточиться и вслушаться) мотив распятия, покаяния, колокола и… бабочка. Скульптурная группа «Дождь» — это уже другая музыка, это скорее всего Вивальди, тема четырех времен года, в представлении автора — прекрасные женские образы.


Хромов — это и мастер выразительного, психологически точного скульптурного портрета. Запомнился его «Автопортрет с Ольгой» — жена Николая, как известно, тоже скульптор. Они вместе учились в Нижнетагильском художественном училище, специальность — «художественная обработка металла». «Портрет поэта» — это образ Михаила Смородинова, с ним Николай был дружен, оба они — выходцы из «солнечной Мотовилихи». Так случилось, что Михаил, опубликовав интервью с Н. Хромовым по случаю персональной выставки своего друга в марте 2005 года). вскоре ушел из жизни. Николай пережил его ненамного. Острое сожаление из-за столь преждевременного ухода смягчается лишь осознанием того, что есть, сохранится творческое наследие — как завещание не только родным и близким, но городу и миру.


Николай Хромов оставил пермякам многообразное и достаточно противоречивое наследие, к его творческим работам мы еще не раз будем обращаться. По единому рейтингу художников России (такие рейтинги стали выводить в последние годы) у Хромов получил один из самых высоких баллов. Хромов — это прежде всего творческая личность, размышляющая натура. Недаром его работа «Царь-рыба» так нравилась Виктору Астафьеву. Они — родственники по духу. А в музее реки Чусовой, во владениях легендарного Леонардо Постникова сидит на камушке, греется на солнышке хромовский «Мальчик».


Этот молчун, этот «крепкий мужик» имел тонкую ранимую душу. Что могло истерзать его сердце? Да мало ли поводов. В том числе, наверное, и такой. В середине 1990-х Николай создал оригинальную мемориальную доску памяти Генриха Терпиловского, одного из отцов советского джаза. Эта мемория не понравилась вдове композитора, и спустя некоторое время доска была снята со стены дома и заменена. Сегодня мне кажется, что первый вариант, хромовский, был гораздо более выразительным и многоговорящим. Но… воля родственника — закон, как говорится.


Жаль, я не успел сообщить Николаю, что его «Терпиловского» решили все же использовать по назначению, установить на здании ДК Солдатова, в котором работал композитор (естественно, чуть скорректировав надпись). Речь об этом шла во время последнего фестиваля «Джаз-лихорадка».


И еще мне очень жаль, что судьба так и не свела нас со скульптором хотя бы на одной творческой встрече с участниками фильма «Возвращение Осоргина», в котором Хромов исполнил главную роль — писателя, как будто возвратившегося спустя много лет в родной город. Встреч таких было несколько, но то он не приходил, то я не мог. А мне хотелось сделать большую беседу с Хромовым о том, что значит для него творчество Осоргина и эта неожиданная роль. Мне режиссером Виктором Наймушиным было сделано не менее неожиданное предложение: исполнить роль священника и летописца отца Якова, который фактически является альтер эго писателя. Там есть такой эпизод, сцена на старом кладбище. Писатель, вернувшийся из Италии, ищет могилку матери.

—…Ну, что, не нашел? — проницательно спрашивает его отец Яков.

Михаил (Хромов) отрицательно качает головой. Букет полевых цветов в руке, потерянная фигура. Через плечо — фотоаппарат; кстати, старинный, принадлежавший еще отцу Николая. Хромов умел ценить старые вещи, в его мастерской их немало, он пытался почувствовать, выразить ход времени и его невозвратность. Иначе он был бы плохим художником. Похоронили Николая Николаевича Хромова, по его завещание, на сельском погосте, за Шумково, в деревне, где он больше всего любил жить, думать, работать.


…А еще надо будет съездить в Орду, там для фасада церкви Николай выполнил недавно 16 рельефов из песчаника с металлическими вкраплениями.


Владимир Гладышев,

председатель клуба «Пермский краевед»,

член Союза журналистов России


Специально для портала "Культурное наследие Прикамья"




Создано : 21/01/2008 : 8:34 PM
Обновлено : 21/01/2008 : 8:34 PM
Категория :
Страница просмотрена 4560 раз


Версия для печати Версия для печати


Комментарии:

Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!



free counters


^ Наверх ^