Календарь
Погода

GISMETEO: Погода по г. Пермь

Публикации

Закрыть Города и села

Закрыть Конфессии

Закрыть Культура Прикамья

Закрыть Пермяки

Закрыть Регион

Фотоальбом

Закрыть  Архитектура

Закрыть  Города и села

Закрыть  Литераторы

Закрыть  Музеи

Закрыть  Персоны

Закрыть  Природа

Закрыть  Университет

Рейтинг статей
Регистрация
 Список пользователей Пользователей : 314

Логин:

Пароль:

[ Забыли пароль? ]


[ Join us ]


  Cейчас online:
  Гостей online: 12

Всего визитов Всего визитов: 0  

Рекорд:
Рекорд:Пользователей: 12

08/10/2008 @ 20:57

Рекорд:Total: 401

24/05/2011 @ 08:55


Инфоблок

Ваш IP: 54.162.147.179

Подписка
Чтобы получать новости с сайта, подпишитесь на наш Информационный бюллетень
Подписаться
Отказаться
230 Подписчиков
Протокол допроса П. Сцегенного
от 21 июня 1863 года

Протокол допроса П. Сцегенного, произведенного и.д.
судебного следователя 1 части гор. Перми Синельниковым в присутствии
корпуса жандармов подполковника Комарова


21 июня 1863 г.


1863 г., 21 июня, в гор. Перми и.д. судебного следователя по 1 части гор. Перми и подполковник корпуса жандармов Комаров допрашивали состоящего под надзором полиции Сцегенного, который показал следующее:

Зовут меня Петр Альбертович Сцегенный, лет мне 63, веры я римско-католической, обряды своей веры исполняю, бывший ксендз прибо из местечка Ходель Люблинской губернии, под судом и следствием был за участие в возмущении, по приговору суда лишен всех прав состояния и сослан в каторжные работы без сроку в 1846 г., в 1856 г. прощен высочайше и оставлен на жительство в Восточной Сибири, а в 1858 г. позволено возвратиться в отечество с тем, чтобы в гор. Перми ожидать особых на то распоряжений.

Деньги сосланным в Сибирь за политические преступления я всегда посылал по почте, относил я эти деньги на почту сам, только в последний раз просил отправить 25 руб. серебром казначея палаты государственных имуществ Фогеля; сосланным же в разные уезды Пермской губернии деньги я посылал иногда по почте, а иногда и с оказией, но теперь припомнить не могу, кому именно я поручал отвозить эти деньги.

Деньги, мною сосланным посылаемые, я или получал от их родственников из Польши и Литвы для пересылки им, или же посылал им свои собственные. Всего отправлено сосланным полученных от их родственников около 60 руб. серебром, своих же мною послано 18 руб. серебром, никак не больше, деньги эти я сохранил из оклада, от правительства мною получаемого — 9 руб. 52 коп. серебром. Кому именно я посылал присланные родственниками деньги для ссыльных, я не помню. Фамилии ссыльных забыл, но высылал я для раздачи им деньги на имя сосланного под надзор полиции ксендза Мелиховича, рядового Целецкого в гор. Омск и жены служащего по питейно-акциозной части Виктории Мысловской.

Для отсылки в Сибирь или уезды Пермской губернии я никогда никаких денег не собирал и посылал ссыльным в эти места только деньги вышепоказанные. Собирал я в Перми деньги для помощи проходящим через гор. Пермь в ссылку и возвращаемым из оной сосланным. Начался сбор, как кажется, в начале 1862 г., деньги на этот предмет я брал у бывшего откупщика Пермской губернии Коньяра до 600 руб. серебром; возвращенного в отечество ксендза Вышинского — 100 руб. серебром; из Варшавы от студентов Медицинской академии 140 руб. серебром. Расход этих денег следующий: так как Коньяр тем, которые могли заплатить, давал заимообразно, а только бедным помогал без возврату, то 140 руб. серебром, полученные из Варшавы, были отданы Коньяру в уплату выданных им 600 руб. серебром; 50 руб. серебром были выданы идущим через гор. Пермь на службу в сибирские батальоны, фамилии их не упомню, кроме одного сосланного из Варшавы мещанина Коха, было их 6 человек всего; 50 руб. серебром выдал я ксендзу Вышинскому в бытность его в гор. Перми для отправления в отечество четырех, бывших с ним вместе, возвращенных ссыльных, фамилии которых не знаю. Кроме того, выданы Игнатию Луба 25 руб., Владиславу Подъядловскому — 50 руб. серебром, Густаву Пшвано — 75 руб. серебром, Францишку Годлевскому — 50 руб., Роману Яниковскому — 50 руб. серебром, Людвигу Коху — 50 руб. серебром. Все эти деньги выданы возвращающимся в отечество вышеупомянутым лицам заимообразно, отданы ли они Коньяру, не знаю. Даны безвозвратно возвращаемым в отечество Альфонсу Ющинскому — 40 руб. серебром, Антонию Вольскому — 40 руб. серебром, Францишку Хофман — 40 руб. серебром, Константину Петривскому — 20 руб. серебром. Отправляющимся в Сибирь даны безвозвратно: Леопольду Целецкому — 5 руб. серебром, Ицку Шварценбергу — 3 руб. серебром, Августу Шафранскому — 3 руб. серебром, Яну Млынарши — 3 руб. серебром, Томашу Кухелка — 3 руб. серебром, Иосифу Грабовскому — 3 руб. серебром, Вильчинскому — 3 руб. серебром, Сулковскому — 3 руб. серебром, возвращенному на родину Фроловичу — 28 руб. серебром. Остальные за сим 106 руб. серебром я раздал по мелочам, соображаясь с их надобностью, разным сосланным, имен их не упомню, а также истрачены на наем квартир, и нужды оставшихся несколько времени в гор. Перми сосланных в Сибирь.

Кроме того, собрано мною до 60 руб. серебром в пользу сосланных в уезды Пермской губернии. Деньги эти получены от капитана Корзуна, подполковника Буткевича, офицера корпуса лесничих Солимани, управляющего пароходством Вроцкого, отставного, чиновника Путвинского, Сильвестровича — товарища председателя уголовной палаты, капитана Тшцинского, но сколько они давали, не упомню; может быть, давали и другие, но теперь не упомню. Впрочем, еще давал Цветинский — управляющий Талицким винокуренным заводом. Деньги эти я отдал ксендзу Фишеру, ксендзу Креницкому, ксендзу Смоленскому, ксендзу Слотвинокому, но по сколько каждому — не упомню. Больше никаких денег я не собирал.

Кроме назначенных мне от правительства 9 руб. 52 коп. в месяц, я обращался с просьбой к шефу жандармов с просьбою о пособии и мне было выдано в 1861 г., в мае месяце, по высочайшему повелению 100 руб. серебром и в 1863 г. — 100 руб. серебром. Деньги эти мною получены от подполковника корпуса жандармов Комарова, об том, что получу я эти деньги, мне писал, раньше получения официального приказания Комаровым выдать мне мне их, мне писал Коньяр, или, подполковник Буткевич; хлопотать же о выдаче их я просил Коньяра.

С Буткевичем и Корзуном я никаких политических сношений не имел, но с ними очень хорошо знаком, часто у них бывал. У Буткевича учил двух детей-сирот, кроме того, я учил двух девочек у губернского врача Палаты государственных имуществ Новкунского и у Путвинского двух сыновей. Об том, что по русским законам нельзя заниматься обучением детей, не имея на то установленного свидетельства, я не знал.

Никаких сношений, кроме переписки с возвращенными сосланными, и то самой обыкновенной, я ни с кем в Литве и Польше не имел и не имею, благотворительного комитета для помощи сосланным я никогда не устраивал, а собирал деньги сам, по мере надобности. Посылали деньги ко мне родственники сосланных деньги им, т. к. через возвращающихся знали, что я живу в гор. Перми, место же ссылки детей сначала им было неизвестно; кроме того, так как я долго был в Сибири, то знаю как места в ней, так и большую часть живущих.

Найденные у меня при обыске комжа у меня уже давно, а стула оставлена ксендзом Слотвинским, их я никогда не надевал и треб никаких не исполнял, кроме, — впрочем, комжи, которую надевал для читания молитв над усопшими и окропления святой водой, которую оставил ксендз Галимский, а также для исповедывания умирающих. При этом считаю нужным пояснить, что комжу может надеть каждое светское лицо, не посвященное ни в какое духовное звание.

Показал я справедливо и прибавить имею, что деньги ссыльным от родных их посылались и через подполковника Буткевича. Ссыльные до прихода в гор. Пермь знали, что Буткевич живет в Перми, Буткевич, получая деньги или письма из Варшавы и Литвы, посылал нераспечатанные ко мне и я с ними уже распоряжался, как объяснил выше. Так, на имя Буткевича, кажется, посланы были деньги Буковскому, Млынарчикову, Кухельце, Рысакову, Вольскому и, может быть, и другим, которых не упомню.

В одном из полученных мною писем, отобранных при обыске, между прочим опрашивают меня, можно ли все писать, и объясняют, что нет цензуры в гор. Перми. К подобным вопросам я повода не подавал и что мне хотели бы писать запрещенное, не знаю. С чего написал мне ксендз Мелихович, что он готов со мной встретиться с крестом на груди и палашом в руках на поле битвы, я не знаю. Считаю это просто с его стороны глупой выходкой.

Книжка послана мне была Фишером для сбора на костел в гор. Тобольске, но я по ней ничего не собрал.


Показал я справедливо, в чем и подписуюсь

Ksiedz Piotr bciegienny wlasna reka podpisal.


Допрашивал и. д. судебного следователя Синельников.


Присутствовал корпуса жандармов подполковник Комаров.


ИСТОЧНИКИ:


  1. ГАПО Ф. 65. Оп. 1. Д. 1141. Л. 75-77.
  2. Харитонова Е. Право на благодарность // Пермские поляки. — Пермь: изд-во "Раритет-Пермь", 2001. — С. 119-123.


Создано : 07/07/2007 : 7:43 PM
Обновлено : 19/12/2007 : 03:25 AM
Категория :
Страница просмотрена 3965 раз


Версия для печати Версия для печати


Комментарии:

Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!



free counters


^ Наверх ^