Календарь
Погода

GISMETEO: Погода по г. Пермь

Публикации

Закрыть Города и села

Закрыть Конфессии

Закрыть Культура Прикамья

Закрыть Пермяки

Закрыть Регион

Фотоальбом

Закрыть  Архитектура

Закрыть  Города и села

Закрыть  Литераторы

Закрыть  Музеи

Закрыть  Персоны

Закрыть  Природа

Закрыть  Университет

Рейтинг статей
Регистрация
 Список пользователей Пользователей : 307

Логин:

Пароль:

[ Забыли пароль? ]


[ Join us ]


  Cейчас online:
  Гостей online: 9

Всего визитов Всего визитов: 0  

Рекорд:
Рекорд:Пользователей: 12

08/10/2008 @ 20:57

Рекорд:Total: 401

24/05/2011 @ 08:55


Инфоблок

Ваш IP: 54.80.58.75

Подписка
Чтобы получать новости с сайта, подпишитесь на наш Информационный бюллетень
Подписаться
Отказаться
230 Подписчиков
о. Петр Сцегенный

о. Петр Сцегенный (Ks. Piotr Ściegienny, 1801-1890).

о. Петр Сцегенный (Ks. Piotr Ściegienny — 19.1. 1801, Бильча, близ г. Кельце, — 6.11.1890, Люблин) — известный борец за независимость Польши, выходец из крестьян, настоятель костела маленького местечка Ходель в Люблинской губернии, стоящий в истории польского национально-освободительного движения в одном ряду с прогрессивными деятелями как Иохим Лелевель, Адам Мецкевич, Шимон Канарский. В 1856-1871 г.г. находился в ссылке в Перми и Соликамске, пользовался огромным уважением и почитанием у пермских католиков.




Петр Сцегенный родился 19 января 1801 г. в селе Бильчи, относившемуся к Краковскому воеводству. Родители — Войцех и Францишка Сцегенные. В 1827 г. вступил в собрание ксендзов пиаров, был учителем при школе (возможно, филиале школы пиаров) в г. Ополе Люблинского воеводства. В 1832 г. был обучен на капеллана епископом Люблинской епархии Дзиенцельским, а в 1833 г. вступил в должность викария костела Вилкотазского Люблинской епархии, в Мжендовском деканате. В марте 1844 г. назначен администратором Ходельского прихода Люблинской епархии, в мае того же года сдал конкурсный экзамен.


В октябре 1844 г. включился в политическое движение, которое должно было наступить в Царстве Польском. Революционные взгляды Сцегенного были изложены в ряде произведений, написанных им для распространения в народе. Наиболее известно "Послание Папы Григория к земледельцам, ремесленникам, крестьянам, мещанам и солдатам, к лакеям, писарям и экономам, присланное из Рима", в котором один из пунктов призывал к объединению русского и польского крестьянства в борьбе против общих угнетателей. Созданная им революционная крестьянская организация готовила в октябре 1844 года восстание в Люблинской и Радомской губерниях Царства Польского. Но среди посвященных в тайны оказался предатель. Накануне восстания Сцегенный и его ближайшие соратники были арестованы.


о. Петр Сцегенный.Царский суд приговорил Сцегенного к смертной казни через повешение, которая уже на эшафоте была заменена бессрочной каторгой. В 1846 г. после прекращения публичных месс «в обязанностях капланских» был вывезен в Сибирь. На каторге и в последовавшей за ней ссылке он пробыл в общей сложности 25 лет — с 1846 по 1871 год. Каторгу Сцегенной отбывал в Александровском заводе Нерчинского округа Иркутской губернии с 1846 по 1856 год. По манифесту Александра II, изданному в день коронации, Сцегенной был освобожден от каторжных работ, но "оставлен на жительство в Восточной Сибири". Каторга не сломила его. Находясь в Сибири, Сцегенной активно участвовал в организации польских ссыльных, носившей название "Огул", был одним из его руководителей. Целью организации было "сохранение между его членами народности, нравственности и взаимная братская помощь".


16 февраля 1857 года ксендз Петр Сцегенный был выслан из Нерченского завода и 27 февраля 1858 г. был доставлен на жительство в город Пермь, где проживал до 1863 года под гласным надзором полиции. В Перми он оказался в центре польской колонии, в которую входили не только ссыльные, но и государственные чиновники польского происхождения. Но Сцегенной не потерял связи с соотечественниками в Сибири. Из его переписки явствует, что он помогал собрать средства на постройку костела в Тобольске.


Сравнительно короткий период пермской ссылки был чрезвычайно важен в биографии Сцегенного прежде всего как свидетельство роста авторитета его личности в польской диаспоре Урала и Западной Сибири, о чем свидетельствуют документы, хранящиеся в Российском государственном историческом архиве (РГИА). Два из них написаны рукой П. Сцегенного, а третий представляет собой пространную петицию-прошение в адрес Могилевского архиепископа — Могилевская епархия ведала всеми римско-католическими общинами, находившимися на территории России, особенно опекая регионы, где были сосредоточены сосланные из Царства Польского и западных губерний.


Не без влияния Сцегенного, 5 августа 1859 года пермские католики обратились к губернатору за разрешением на постройку католической часовни, вместо сгоревшей. Средства на постройку "изыщет собственное наше благое усердие к этому святому делу" — писали они в прошении. До сооружения часовни они просили разрешить им "нанять приличный для молельни дом и исходатайствовать сосланному по распоряжению правительства на жительство в Пермь ксендзу Сцегенному право совершать требы, как не лишенному прав священства, лишь только имеющему запрещение в совершении таковых" — хотя Сцегенный и не был лишен своего сана, но обязанности капеллана исполнять не имел права. При этом они пытались убедить губернатора в "двойной пользе", коя должна последовать в результате назначения о. Сцегенного католическим священником г. Перми, как для казны, так и для католического общества губернии: "Для казны — потому, что останутся в экономии прогонные, употребляемые Казанским священником до г. Перми деньги, а для католиков, что каждый проживающий в уездном городе Пермской губернии в гражданской и военной службе будет иметь возможность со своими семействами хотя однажды в год исполнить христианский долг, которого в настоящее время лишаются..."


Получив согласие, они обратились с петицией, составленной 18 августа 1859 года на имя Могилевского архиепископа, за подписями подполковника корпуса инженеров водных коммуникаций Люциана Буткевича, детей которого обучал отец Петр Сцегенный, врача пермского военного госпиталя Антония Горского и др. Они акцентируют внимание архипастыря на том, какой вред наносит отсутствие постоянного капеллана нравственному воспитанию, соответствующему польской семейной традиции. В частности, они писали: «...Католики, не находящиеся на военной службе, оказываются вообще далеки от священника и соответствующей им веры, а тем не менее, они являются отцами семейства и ответственны за воспитание детей и челяди... Дети не видят отцов своих во время молитвы, что приводит их к греху и лени...»

Добиваясь для Сцегенного разрешения на ведение богослужения, авторы прошения представили его в самом выгодном свете: «Во время пребывания здесь своим примерным поведением, почитанием властей, науки и набожности он объединил сердца католиков, тут живущих, приходя на помощь, оказывая услуги, насколько по было для него возможно, он имеет уже право на благодарность не одного из нас».


Ответа католики дождались в ноябре. Содержание этого послания косвенно отражает письмо Сцегенного, написанное архиепископу М. Станевскому 20 июня 1860 года. Во вступительной части он пишет, что в этом ответе «отыскал надежду поворота к исправлению обязанностей капланских» и «набрался отваги» обратиться самому с просьбой по этому вопросу. Как видно, за прошедшие семь месяцев перемен не произошло. Защищая интересы пермских католиков, он выражает надежду на помилование: «Стоя уже почти над гробом, я хотел бы в него вступить как чинный каплан нашего святого костела и на службе верных его сынов, лишенных всякой религиозной помощи. Если я не заслужил до сих пор прощения, сделай это, наидостойнейший архипастырь, окажи милосердие тем, которые здесь должны жить как бы в роли отбросов общества — без каплана и алтаря...»


К этому документу была приложена автобиография, тоже написанная рукой опального ксендза. Вот ее содержание:

Автобиография о. Петра Сцегенного. Факсимиле.«Я, ниже подписавшийся, родился в 1801 г. от Войцеха и Францишки Сцегенных в селе Бильчи, принадлежавшем Краковскому воеводству. В 1827 г. вступил в собрание ксендзов пиаров, был учителем при школе в г. Ополе Люблинского воеводства. В 1832 г. обученный на капеллана епископом Люблинской епархии Дзиенцельским, а в 1833 г. вступил в должность викария костела Вилкотазского Люблинской епархии, в Мжендовском деканате. В 1844 г. марте назначен администратором Ходельского прихода в той же епархии, в мае того же года сдал конкурсный экзамен. В октябре 1844 г. включился в политическое движение, которое должно было наступить в Царстве Польском. Следственной комиссией признанный руководителем этого движения, получив наказание по высшему разряду — тяжелые работы в Сибири; в 1846 г. после прекращения публичных месс «в обязанностях капланских» был вывезен в Сибирь. В 1855 с работ на поселение, а в 1857 на жительство в город Пермь препровожден, где до настоящего времени остаюсь под надзором полиции. К.П. Сцегенный».


Новый подъем освободительного движения, начавшийся в польских землях с 1860 года, естественно, отражался на настроениях польских ссыльных. Сцегенной был в курсе происходящего на родине, так как получал письма от родных и знакомых, беседовал с этапируемыми через Пермь ссыльными, поток которых увеличивался по мере нарастания борьбы польского народа. Сцегенный не занял позу стороннего наблюдателя, а фактически включился в развертывающуюся борьбу, насколько это можно было сделать, находясь под гласным надзором.


Jozef Opala "Ks. Piotr Sciegienny".Квартира инженера путей сообщения полковника Люциана Станиславовича Буткевича, с детьми которого занимался Сцегенный, была превращена в штаб, куда через хозяина приходили для Сцегенного деньги и письма ссыльным землякам из далекой Польши, и откуда шли дальше в Сибирь. Для помощи ссыльным полякам Сцегенной организовал сбор средств в самой Перми. Была собрана довольно значительная для того времени сумма — 800 рублей серебром. До поры до времени деятельность Сцегенного ускальзовала от поля зрения надзорных органов, он был вне подозрения губернского начальства. Может быть, так продолжалось бы и дальше, если бы не роковая случайность. Из Сибири бежали двое политических ссыльных: поляк Станислав Крупский и русский Александр Балакшин. Беглецы благополучно добрались до Урала, о чем легкомысленный Крупский поспешил через почту уведомить своего приятеля Леопольда Целецкого, рекрутированного и сосланного в Омск за участие в освободительном движении. Письмо было перехвачено, последовал обыск Цельского. У него обнаружили несколько писем из Перми, от Петра Сцегенного. Генерал-губернатор Западной Сибири Дюгамель телеграфировал об этом пермскому военному губернатору Лошкареву. Последовал внезапный обыск у Сцегенного, изменивший его дальнейшую судьбу.


При обыске у Сцегенного было изъято "писем и разных бумаг — 100 нумеров; портретов разных лиц — двадцать две штуки; комжа и стула, употребляемые для богослужения". После допроса было вынесено постановление об аресте Сцегенного "как обвиняемого в недозволенном правительством сборе денег, учении детей без права на это, переписке с сосланными за политические преступления и заподозренного в сношениях с Литвой и Польшею, а также в желании составить из наличных поляков благотворительный комитет, в совершении божественной службы".


В постановлении отмечалось, что Сцегенной "принимал живейшее участие в сосланных в следствии политических смут в Литве и Польше и собирал для них же как в Перми, так и в других местах деньги, из писем же, присланных к нему сосланными и их родственниками, видно, что первые состоят с ним в коротких отношениях, вторые же доверяют ему как деньги, посылаемые детям своим, так и письма..."


Обыск и допрос производил и.д. судебного следователя I части г. Перми Синельников в присутствии жандармского адъютанта штабс-капитана Воронича 13 июня 1863 года. Постановление было вынесено им же 15 июня. Затем материалы дела были отправлены для ознакомления временному генерал-губернатору Казанской, Пермской и Вятской губерний А.Е. Тимашеву, который находился в то время в Перми. Возвратив дело 18 июня 1863 года, Тимашев потребовал доследования его обстоятельств. Последовало соответствующее распоряжение губернатора Лошкарева, причем вместо штабс-капитана Воронича, ввиду важности миссии, к следствию был прикомандирован штабс-офицер корпуса жандармов в Пермской губернии полковник Комаров (см. Протокол допроса П. Сцегенного, произведенного и.д. судебного следователя 1 части гор. Перми Синельниковым в присутствии корпуса жандармов подполковника Комарова от 21 июня 1863 года). 21 июня состоялся допрос подполковника Буткевича, непременного члена Пермской строительной и дорожной комиссии, на адрес которого поступала корреспонденция для Сцегенного.

Сама поспешность, с которой производилось следствие, — с момента получения телеграммы Дюгамеля (2 июня) до окончательного резюме Тимашева по этому делу (23 июня) прошло всего 11 дней — свидетельствует о явном нежелании губернских властей придавать делу широкую огласку. Судя по всему никаких сообщений в Министерство внутренних дел о проведенном следствии губернское начальство сочло за благо не делать.


Мемориальная доска.Уже 25 июня 1863 года в 10 часов вечера Сцегенный был доставлен к новому месту ссылки — в Соликамск, где он прожил 8 лет. В "Сведениях о состоящих под надзором полиции в Пермской губернии политических преступниках" (июнь 1863 г.) о нем говорится: "Петр Сцегенный, бывший ксендз, выслан из Иркутской губернии, подвергнут надзору без сроку, гласному, политический преступник, составлял в Перми центр польского кружка, за что и выслан в Соликамск; осторожен, принадлежит к личностям, не изменяющим закоренелых убеждений, которые прикрывает личиною". В итоге своей многолетней ссылки о. Сцегенной превратился в человека, охваченного старческой атрофией и нуждающегося в постоянной около себя помощи. Это позволило властям дать добро на его освобождение, т.к. он, по выражению исправника, "уже не будет вреден у себя на родине". В 1871 возвратился на родину, до самой смерти служил в одном из приходов. С сочувствием относился к первым польским социалистам.


Благодаря участию о. Сцегенного, пермским католикам удалось добиться своего: в 1864 году в Пермь прибыл католический священник кандидат богословия Юлиан Антоний Шостаковский, стараниями которого в 1875 году в Перми был открыт католический костел.


В 1994 году , на огромном валуне в местечке Kielcach, где в 1846 году был установлен эшафот с виселицей, открыта мемориальная доска, посвященная памяти о. Петра Сцигенного со следующей надписью: „Na tym miejscu 7 maja 1846 roku stanął mężnie pod szubienicą ks. Piotr Ściegienny (1801-1890) duszpasterz, przewodnik ludu, żarliwy patriota, organizator powstania narodowego w 1844 r., karę śmierci zamienioną przed egzekucją na katorgę w kopalniach Sybiru dopełniała kaźń współspiskowców. Mieszkańcy Kielc – listopad 1994”.


ПУБЛИКАЦИИ:


  1.  

ИСТОЧНИКИ:


  1. Аленчикова Н. Ксендз, сошедший с эшафота // Пермские поляки. — Пермь: изд-во "Раритет-Пермь", 2001. — С. 10-15.
  2. Бельский Дмитрий История Храма // Angelus. — 2005. — Сентябрь. — С. 5-6.
  3. Болеславский С. Поляки в Сибири // Восточно-Сибирская Правда. — 2002. — 29 июня.
  4. ГАПО Ф. 65. Оп. 1. Д. 1141. Л. 75-77.
  5. Дьяков В.А. Революционная деятельность и мировоззрение Петра Сцегенного: (1801-1890 гг.) / Дьяков В.А.; АН СССР.Ин-т славяноведения и балканистики. — М.: Наука, 1972. — 330 с.
  6. Красавин В. Католики в старой Перми // Губернские ведомости. — 1997. — 7-13 марта.
  7. Нечаев М.Г. Религиозная жизнь // Пермь от основания до наших дней: Исторические очерки / Науч. ред. М.Г. Нечаев. — Пермь: Книжный мир, 2000. — С. 109-110.
  8. Харитонова Е. Право на благодарность // Пермские поляки. — Пермь: изд-во "Раритет-Пермь", 2001. — С. 16-20, 119-124.


Создано : 07/07/2007 : 7:50 PM
Обновлено : 19/12/2007 : 06:14 AM
Категория :
Страница просмотрена 43 раз


Версия для печати Версия для печати


Комментарии:

Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!



free counters


^ Наверх ^